Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Препринт / Научные гипотезы
Начало сайта / Препринт / Научные гипотезы

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Научно-популярные статьи

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Архимед

Грюндеры и грюндерство

Культура. Техника. Образование

Популярная информатика

Смотри в корень!

Яды – вчера и сегодня

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Препринт

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

О побочном событии в лабораторном эксперименте

Василий ГОЛОТА

В исследовании частных приложений теории относительности экспериментальная физика значительно опережает теоретическую, которой все чаще приходится объяснять причины расхождения своих предсказаний с результатами практического опыта.

Такое взаимоотношение теории и эксперимента не может оставаться терпимым, как не может и длиться бесконечно, потому что экспериментальная физика ввергла человечество в ситуацию, при которой любой пуск современного ускорителя заряженных частиц может закончиться синтезом сверхтяжелого вещества, находящегося по отношению к ядерному оружию на более высоком уровне, чем атомная бомба в сравнении с каменным топором.

Курчатов и Оппенгеймер, Сахаров и Теллер имели в своем распоряжении десятилетия для осмысления результатов изобретения атомной и водородной бомб, мы же должны понять и правильно оценить сущность очередного изобретения до наступления события, под горизонтом которого свернется и исчезнет само понятие времени.

Более 50-ти лет продолжается напряженное соревнование между лабораториями Дубны, Ливермора, Беркли и Дармштадта в синтезе тяжелых трансурановых элементов. Лаборатории развиваются, оснащаются мощной техникой и требуют новой сложной работы.

Нобелевский комитет выдал премию за создание нейтронного лазера, готовится расфасовка нейтронов по бутылкам с отражающими стенками, словно в лабораториях высоких энергий варится пиво. Соревнование лабораторий выходит за рамки задач прошлых лет (синтез СТЭ) и вплотную приближается к барьеру Великого объединения.

Качественный скачок в изучении атомного ядра назрел

Неблагоприятный прогноз основывается на том, что ядерная физика находится на острие научно-технического прогресса, а прогресс, как известно, неостановим. Экстраполяция темпов развития техники экспериментов на ближайшее будущее убеждает в неизбежности логически закономерного, хотя и непреднамеренного уничтожения единственной обитаемой планеты Солнечной системы. Это может случиться из-за так называемого деконфаймента во время синтеза сверхтяжелых ядер, а также во время генерации сверхплотных пучков нейтронов или при получении нейтронного вещества, т.е. макроскопического количества вещества с плотностью атомного ядра (2,8·1014 г/см3).

Вольный или невольный, закономерный или случайный, ожидаемый или побочный деконфаймент или коллапс частицы земного вещества подготовлен материальной базой научных исследований и приходится лишь удивляться тому, что до сего дня еще не получен этот конечный продукт эволюции звезд. Следует ожидать, что синтезированный на Земле такой продукт начнет присоединять к себе вещество нашей планеты безостановочно. Во всяком случае, астрофизика не предполагает мирного сосуществования обычного молекулярного вещества и нейтронного, тем более – «чернодырочного».

Нужно также принимать во внимание известные предостережения Бора, Эйнштейна и Харитона об опасности неуемного любопытства при изучении атомного ядра.

Оснований для беспокойства накопилось предостаточно

Первое. Научные журналы последних двух лет переполнены сообщениями о синтезе нейтронных экзотических и супердеформированных ядер, состоящих из нескольких протонов и большого числа нейтронов, а также о достижениях в области производства, накопления, хранения и перемещения ультрахолодных нейтронов (УХН) из сосуда в сосуд.

Ультрахолодные (медленные) нейтроны генерируются СВЗ (спектрометрами по времени замедления) импульсными пучками высокой плотности, в которых они летят очень медленно (менее 10 м/с), благодаря чему резко (примерно в 10000 раз против показателя быстрых нейтронов) увеличивается сечение захвата их ядрами облучаемого вещества.

Качественный скачок в области производства сверхплотных пучков УХН (S = 6·1015 нейтрон/с) ожидается в момент пуска строящегося в Институте ядерных исследований РАН Большого СВЗ на базе линейного ускорителя протонов Московской мезонной фабрики. Масса используемого для получения УХН сверхчистого свинца (Pb = 99,99%) на этом СВЗ составит более 100 т. Аналогичные эксперименты проводятся по программе IREN на СВЗ ОИЯИ в Дубне, где плотность импульсного пучка нейтронов достигает 1·1015 нейтрон/с при мощности 10 кВт и частоте импульсов 150 Гц.

Со времени открытия нейтрона Чедвиком подмечено, что ядра первого десятка элементов периодической системы Менделеева содержат нейтронов столько же, сколько и протонов, а последнего – в 1,5 раза больше. При массовых числах химических элементов свыше 200 а.е.м. протонообогащенные изотопы почти не встречаются, а кривая распространенности нейтроноизбыточных резко поднимается вверх и обрывается на краю диаграммы (Ю.Э. Пенионжкевич).

Слишком сильная зависимость содержания нейтронов в ядре от его атомной массы определенно предостерегает от деконфаймента. Эта зависимость предупреждает о существовании критического барьера, за которым ядра легких элементов будут самопроизвольно ассимилироваться компактной массой нейтронного (гиперонного) вещества.

Нейтроны любой энергии могут легко проникать в ядро, потому что им не нужно преодолевать барьер кулоновского отталкивания, следовательно, и ядра легких элементов будут беспрепятственно падать (аккрецироваться) на нейтронное вещество. Маломощная электронная оболочка легких ядер не защитит земное вещество от нейтронного коллапса, потому что релятивистскую скорость снаряда-ядра заменит масса ультрахолодной нейтронной мишени или капли, при этом сечение захвата перестанет иметь какое-либо значение.

Самопроизвольная аккреция молекулярного вещества на нейтронное может начаться как в момент генерации сверхплотного пучка на СВЗ, так и при попытке конденсации газообразных УХН в жидкую каплю. Имеются сведения о том, что нуклоны вообще и нейтроны – в частности, могут находиться в парообразном, твердом или жидком (Ферми-жидкость) состоянии, т.е. испытывать фазовые переходы. Какое из этих состояний находится ближе к цепной реакции деконфаймента и какая масса потребуется для самопроизвольной аккреции земного вещества на нейтронное – миллиарды тонн, или же достаточно 300...400 частиц, слитых или замороженных в одной капле, – лучше было бы подсчитать теоретически, чем испытать на практике.

Судя по тому, что при охлаждении нейтронов резко увеличивается сечение захвата, наиболее опасным состоянием следует считать конденсированное.

Аварии, пожары, взрывы

Во все времена и во всех лабораториях мира случались аварии, пожары, взрывы, бесконтрольные течения реакций и множество неприятных побочных эффектов, но возможный пожар земного вещества, если он вспыхнет в лаборатории какого-нибудь НИИ, загасить будет нечем. Поэтому естественное желание экспериментатора увеличить концентрацию УХН до десятков тысяч атомных масс, а в перспективе – до граммов и килограммов, при нынешнем состоянии лабораторной базы может в любой день и час легко осуществиться, как осуществлялось у множества ушедших в небытие иных миров.

Вручая государственные премии исследователям УХН, бывший Председатель Правительства РФ Е.М. Примаков обязался не пожалеть финансов для развития «прорывных» исследований и технологий.

Но «прорывы» появляются только в ослабленных зонах. Где тонко – там и рвется.

Настойчиво расковыривая ядро, можно проковырять его до «дырки». Тогда и случится такой «прорыв», какого не ожидает Примаков.

Опасность вероятного «прорыва» заключается не в самом атоме (ведь он такой маленький!), а в том огромном и могущественном, что за ним скрывается.

Другая сенсация 1999 года – синтез элемента №114 в Дубне, также указывает на превосходство лабораторного эксперимента над всем, что умеют делать звезды, даже сверхновые.

Происхождение ядер сверхтяжелых элементов до сего дня объясняется взрывами сверхновых звезд, при этом началом и причиной процесса считается коллапс звезды, а следствием и результатом – взрыв и синтез. Так, на 11-й вопрос американских физиков «Как возникли химические элементы тяжелее железа (уран и пр.)?» В. Липунов ответил следующее:

«Ответ более-менее известен – тяжелые элементы возникли при вспышках сверхновых звезд, когда гравитационная энергия коллапсирующего звездного ядра идет на образование тяжелых атомных ядер. Неясны детали. Проблема не фундаментальная и вполне может быть решена в 21 веке».

Уязвимость этой теории допускает иное толкование: первопричиной был синтез сверхтяжелого ядра (ядра в единственном числе, а не процесс синтеза множества разных ядер вообще), а затем последовал коллапс новообразованного ядра, аккреция вещества звезды на зародыш черной дыры и сброс внешней оболочки.

Предполагаемая связь между синтезом тяжелых элементов, вспышками сверхновых и лабораторными экспериментами имеет принципиальное значение, поэтому необходима предварительная оценка существующей (общепризнанной) теории, восходящей своими истоками ко временам Канта и Лапласа:

1. Если бы теория синтеза тяжелых элементов за счет вспышек сверхновых была верна, то свет не путешествовал бы по непрозрачной Вселенной на протяжении полутора десятков миллиардов лет, и мы не подозревали бы о существовании звездного неба, находясь в кромешной мгле. Продукты распада множества сверхновых сделали бы Вселенную непрозрачной и мы не видели бы космических лучей, реликтового излучения, квазаров и других объектов, рожденных в первый день сотворения мира. Свет удаленных галактик первого поколения был бы поглощен и закрыт пылью звезд, взорвавшихся позднее и ближе к земному наблюдателю.

2. Теория вспышек сверхновых объясняет прозрачность Вселенной тем, что в наше время сверхновые взрываются не так часто, как это было 10...15 млрд лет назад, поэтому небосвод не задымляется продуктами взрывов. Согласно этой теории, более часто взрывались звезды первых двух поколений, которые синтезировали тяжелые элементы, необходимые для формирования звезд третьего поколения.

Если бы эта теория была верна, то звезды третьего поколения не появились бы вообще.

Дело в том, что по теории, взрыву сверхновой всегда сопутствует коллапс её ядра с образованием черной дыры. Если бы это было так, то число черных дыр во Вселенной было бы в 3 раза больше, чем число наблюдаемых ныне обычных звезд, и дыры, как более древние, должны были аккрецировать на себя тяжелое вещество взорвавшихся звезд и не допустить его конденсации в протопланетные облака для последующего формирования звезд третьего поколения. А если где-нибудь на задворках Вселенной успела бы сформироваться одна нормальная звезда, то вместо планет близ этой звезды кружила бы стая хищных черных дыр, готовых поглотить её при первом удобном случае.

Во всяком случае, если доверять теории, при каждой звезде 3-го поколения должен присутствовать остаток материнской сверхновой – черная дыра (одна или две).

3. Наблюдательная астрономия не видит прямой связи между взрывами сверхновых и образованием звезд и планет. Напротив, продукты взрыва новой или сверхновой быстро рассеиваются в межзвездном пространстве без следа и никакой склонности к образованию звезд и планет они не обнаруживают.

4. Не выдерживает эта теория и простейшего расчета баланса массы:

5. Можно допустить, что первое поколение звезд взорвалось одномоментно в локальной области ядра Галактики, где новообразованные черные дыры немедленно слились в предполагаемую (или уже наблюдаемую?) мегадыру, а общая ударная волна оторвалась от опасного соседства с черными дырами и унесла тяжелые элементы на периферию Галактики для спокойного донашивания и рождения звезд второго и третьего поколений. Такое предположение легко обосновывается расчетами динамики процесса в том смысле, что разнонаправленные моменты движения отдельных тел при их слиянии взаимно уравновешиваются, и общая масса будет оставаться в покое.

Однако происхождение тяжелых элементов по такой версии должно объясняться и называться по-другому: не разновременными взрывами сверхновых звезд различных поколений, а одномоментным рождением Галактики.

Эта идея может оказаться продуктивной и при объяснении грандиозных процессов, происходящих в области ядра, где одновременно наблюдается поглощение материи черной дырой и рождение новых звезд.

6. Неубедительность теории вспышек сверхновых можно усмотреть также в том, что в ней отсутствуют прямые причинно-следственные связи между синтезом ядер сверхтяжелых элементов и образованием черной дыры: черная дыра образуется в недрах звезды сама по себе – в результате вырождения вещества и внешнего давления, а тяжелые ядра синтезируются сами по себе – в оболочке звезды в момент её разлета. Первичным при таком понимании процесса считается коллапс, вторичным – взрыв, следствием – синтез.

По теории, механика процесса применима и обязательна для всех тех звезд, у которых масса в 2,5...3 раза превышает массу Солнца.

Если рассматриваемая теория верна, то на долю скрытого состояния материи приходится не менее 90% всей массы Вселенной, и она должна сжиматься, но не расширяться.

Таким образом, современная теория происхождения тяжелых химических элементов слишком сложна и противоестественна, чтобы быть правдоподобной. Рассказы о происхождении Солнца и планет земной группы за счет конденсации материала взорванных звезд удовлетворяют только очень доверчивых слушателей.

К тому же эта теория крайне опасна. Она пренебрежительно относится к результатам деятельности мириад звезд, якобы неспособных создать ничего тяжелее железа, и рекламирует то, чего нет. Она рекламирует экстремальные состояния вспышек сверхновых и понуждает земных экспериментаторов к моделированию таких состояний в надежде на рентабельное получение более тяжелых благородных металлов.

Любой следователь криминальной полиции на основе анализа сложившейся ситуации может прийти к выводу о наличии широко разветвленного и вполне созревшего заговора против человечества, в котором для предъявления официального обвинения имеется всё: мотив преступления (добыча «философского камня» на халяву), исполнитель (черная дыра) и его пособники и наводчики (физики-ядерщики), орудие преступления (ускоритель многозарядных ионов), подставные фигуры (сверхновые звезды) и свидетели (население Галактики).

Финансируется этот заговор через Нобелевский Фонд, а во главе его стоит Естественный Отбор.

* * *

В качестве альтернативы путаной и опасной версии можно предположить, что если уж в звезде начались какие-то процессы синтеза тяжелых элементов, то среди множества новообразованных сверхтяжелых ядер найдется хотя бы одно такое, какое окажется способным вызвать коллапс всей звезды подобно взрывателю авиабомбы или артиллерийского снаряда.

Во всяком случае, появление случайного «детонатора» в недрах звезды объясняется проще, чем дефицит материи во Вселенной. Это может быть всё, что угодно, – внезапное столкновение звезды с шальной дырой, опрометчивое изобретение недоразвитого разума, или реализация невероятного процесса, даже если вероятность его осуществления очень мало отличается от нуля. В этом смысле и зарождение разумной жизни в атмосфере пылающей звезды нельзя считать абсолютно невероятным, поскольку в пользу осуществления такого события работают все правила математической статистики и присутствуют все необходимые для создания звездного аналога ДНК строительные материалы. Может быть, результатом такого невероятного события и являются бесплотные полиморфные НЛО, которые так пугают и терроризируют жителей Земли.

По правилам статистики, умножение количества звезд Вселенной на бесконечно большое число ядерных реакций в их недрах и возведение полученного произведения в степень, равную продолжительности жизни звезд, приведет к вычислению коэффициента вероятности осуществления самого невероятного события, близкому к единице. Это означает, что в короне или недрах каждой звезды в любое время могут встретиться в одной точке два или три ядра-полуфабриката средней тяжести, которые, слившись в одно сверхтяжелое ядро, затем коллапсируют в элементарный зародыш черной дыры.

Однажды начавшаяся аккреция вещества звезды на новообразованную в её недрах элементарную черную дыру естественным образом вызовет сброс оболочки, и, таким образом, причина и следствие меняются местами и выстраиваются в логичной последовательности: не взрывы сверхновых являются причиной начала двух независимых один от другого процессов рождения тяжелых элементов и черных дыр, а синтез приводит к коллапсу звезды и последующему взрыву.

Синтезом таких (сверхтяжелых) ядер ныне заняты все атомные лаборатории мира, и среди них наибольшего успеха добивается Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) в г. Дубне.

Синтез сверхтяжелых элементов (СТЭ) – это не безвредный для окружающего мира самопроизвольный распад. Синтез – это бомбардировка перегруженного своим весом трансуранового ядра, когда снаряд пробивает все его протонные и нейтронные оболочки, вызывает хаос и перестройку нуклонов, открывает доступ в недра ядра электронам, и без того прижатым к нему чудовищной силой положительного заряда.

При слиянии ядер снаряда и мишени сумма протонов оказывается больше, чем это необходимо для новообразованного СТЭ, поэтому часть из них превращается в нейтроны путем поглощения электронов (Е-захват), которые нейтрализуют положительный заряд протона. По существу Е-захват является аннигиляцией электрона и позитрона, в результате которой излучаются два гамма-кванта с энергией порядка 1 МэВ. Аннигиляция – самый мощный энергетический процесс природы, который определенно влияет на устойчивость ядра СТЭ во время его синтеза.

В этот момент хаоса и перестройки нуклонов аннигиляция электрон-позитронных пар (или что-то еще) может вызвать неконтролируемый пожар нового сверхтяжелого ядра, из-за которого оно однажды не развалится вовне обычным спонтанным делением, но напротив – обрушится вовнутрь себя.

Всякая бомбардировка взламывает оболочечную структуру ядра, а ювелирный синтез СТЭ аналогичен строительству небоскреба на крыше старого пятиэтажного здания, что рано или поздно окончится обрушением междуэтажных перекрытий нуклонных оболочек и течение ядерной реакции неожиданно может уйти дальше, – в предписываемое Великим объединением энергетически более выгодное состояние – в коллапс.

Великое объединение – это то, что объединяет массу, пространство, энергию и время; оно – гравитационная ловушка, – Великий Капкан Природы, миновать который не может даже самая хитрая и осторожная цивилизация, не говоря уже о таких беспечных и неосмотрительных, как земная. Только генетической беспечностью всех и любых форм разумной жизни, любознательность которых всегда и всюду заводит в капкан Великого объединения, можно объяснить отсутствие между ними контактов.

Синтез противоестествен и потому опасен

Синтез опасен не только для ядра мишени, но и для всего, что его окружает.

Все атомные лаборатории мира заняты синтезом элементов, которых в природе не существует, потому что она их не терпит; эти элементы чужды и враждебны самой Природе.

Эти элементы существовали в первую секунду Большого Взрыва, сценарий которого указывает на прямую связь моделей атомного ядра и Вселенной посредством Великого объединения в черной дыре.

При какой массе новообразованное составное ядро может самопроизвольно коллапсировать – при 300...400 а.е.м., или для этого нужно три массы Солнца – также лучше определить теоретически, чем на практике.

Из двух объяснений одного и того же явления всегда нужно выбирать более естественное и более простое, – такое, в котором соблюдается единство причинно-следственных связей.

Кроме того, вопрос нужно формулировать правильно и отвечать на него честно, даже если ответ неполон и противоречит незыблемой парадигме.

Третье основание для беспокойства – это уникальные по своему безрассудству бомбардировки свинцовых мишеней свинцовыми же снарядами с энергией 33 ТэВ на ядро или 160 тыс. МэВ на нуклон в Физико-техническом институте им. П.Н. Лебедева.

В ближайшее время энергию пучка ионов свинца институт намерен увеличить еще в 30 раз, т.е. до 5 млн МэВ/нуклон (Изв. РАН, сер. физ., 1999, т. 63, №3, с. 485...488). Для сравнения заметим, что на ускорителе БЭВАЛАК в г. Беркли аналогичные опыты проводятся на пучках с энергией до 1000 МэВ/нуклон, а для слияния ядер тяжелых элементов оптимальная энергия возбуждения составного ядра редко превышает 30...40 МэВ/нуклон.

Официальная цель экспериментов физико-технического института – «исследование особенностей в разлете вторичных заряженных частиц», и действительно, при столь сильных ударах нуклоны обеих ядер свинца частично уничтожаются, а другая часть разлетается в виде тысячи мелких фрагментов и только в одном случае – в событии №19, произошедшем в ноябре 1996 года, на месте центрального столкновения неожиданно образовалась непонятная кольцевая структура.

В Дубне и ЦЕРНе (Женева) фазовые переходы изучают путем постепенного разогрева тяжелого ядра протонами, а зачем бомбят свинец свинцом, непонятно.

Вообще-то посторонний наблюдатель мог бы усмотреть в этих экспериментах иную подоплеку, например, попытку синтеза элемента №162 в результате слияния двух дважды магических ядер свинца Z = 82. Сумма атомных масс новообразованного ядра (за вычетом одной-двух альфачастиц и нейтронов эмиссии) достигнет порядка 208 + 208 = 408...410 а.е.м. Элемент №162 находится далеко за пределами таблицы Менделеева (заканчивающейся №118) и получение 162-го автоматически влекло бы присуждение Нобелевской премии авторам элемента. Однако энергия соударений слишком велика, чтобы можно было ожидать спокойное слияние ядер.

Наверное, в недрах закрытых лабораторий случались и произойдут еще другие события под другими номерами и шифрами, среди которых находится и то, что вовлечет нашу планету в состояние «Великого объединения».

Поэтому железнодорожный состав нобелевского динамита в руках террористов представляет собою несоизмеримо меньшее зло, чем кнопка пуска тяжелого ускорителя под рукою эгоистичного экспериментатора, нацеленного на Нобелевскую премию.

Таким образом, Нобелевский Фонд, созданный благодаря изобретению средства разрушения (динамита), объективно способствует развитию еще более разрушительных средств уничтожения. И непонятно, чего в этом факте больше, – недальновидности управленческого персонала и непродуманной политики фонда, издевательской насмешки Природы, или высшей справедливости, воздающей каждому по его заслугам.

Четвертым соображением, на основании которого можно было бы установить временный мораторий на синтез СТЭ и нейтронного вещества, является строительство международного (с участием Путиловского завода) сверхмощного ускорителя многозарядных ионов в Швейцарии.

Официально объявлено, что главной задачей нового ускорителя будет «воссоздание условий первых мгновений жизни Вселенной».

Это, чудовищное в своей откровенности заявление конечной цели экспериментов означает стремление к постижению вовсе не начала бытия, а его конца, – оно прямо указывает на неизбежность суицида земной цивилизации при первой же попытке воспроизводства вещества эпохи Большого Взрыва.

В текущем (2001 году) на этом ускорителе начаты эксперименты по облучению ядер пока еще легкими частицами.

Ускорители многозарядных ионов нельзя размещать не только на поверхности планеты или на орбите искусственного спутника, но и вообще в Солнечной системе, поскольку они могут «воссоздать» какие-нибудь сверхплотные каоны или аксионы и тем вызовут переход молекулярного вещества в нейтронное или чернодырочное состояние, т.е. деконфаймент.

Если место нашей планеты займет черная дыра, то её сосуществование с Солнцем не будет стабильным из-за аккреции вещества звезды на дыру, хотя от рождения участь желтого карлика должна быть иной. Попытка сбросить на Солнце неисправный ускоритель или опасный продукт неудачного эксперимента с целью его утилизации окончится грандиозным фейерверком, наблюдать который можно будет далеко за пределами нашей Галактики.

Если бы только удалось приостановить очередной эксперимент на несколько часов для осознания его последствий, то при нынешних темпах экспоненциального развития, в наступившем тысячелетии земная цивилизация вполне уверенно могла бы взойти на вершину Мироздания и справиться со всеми грядущими катаклизмами, земными и космическими.

Однако в своей урбанизированной экосистеме мы несколько расслабились и позабыли о главаре «заговора» – Естественном Отборе, который осуществляет безжалостную селекцию разумной жизни и в космических масштабах.

Может статься, что все мы уже опоздали и в погоне за Великим объединением угодили в капкан естественного отбора, зафиксированный фотоснимком события №19.

Кольцевая структура, образовавшаяся в этом или другом неизвестном нам событии, вполне может оказаться следом элементарного зародыша черной дыры, которая с околоземной своей орбиты к нам не раз еще вернется в подобии тунгусского «метеорита», и тогда гамма-всплески агонии земного вещества еще долго будет слышать вся Галактика.

Сопоставляя сведения об активности нашего Солнца за последние 2...3 миллиарда лет, внешний наблюдатель может выяснить, что зафиксированная радиотелескопом пульсирующая рентгеновская и γ-активность в окрестностях этой звезды уже случалась. В те времена, когда Солнце было совсем юным, между орбитами Марса и Юпитера что-то такое же происходило. Последствия лабораторного эксперимента тех времен можно наблюдать и в настоящее время по спорадическим гамма-всплескам, возникающим при падении пылинок взорванной планеты под горизонт совсем небольшой (с массой не более Луны) черной дыры.

Кстати, о гамма-всплесках: если на станции «Альфа» космонавт выбросит в форточку тлеющий окурок, а земной астроном сопоставит его свечение с удаленной галактикой (что и делается), то получится, что энерговыделение источника равно светимости половины всех звезд Вселенной, а плотность энергии соответствует эпохе Большого взрыва в первую секунду после его начала. Жесткий спектр, импульсный характер (длительность не более 1 мин), большая частота гамма-всплесков и высокая энергетика (1055 эрг/с), на много порядков превосходящая взрывы сверхновых, очень плохо согласуются с типичными излучениями внегалактических объектов. Следовательно, имело бы смысл поискать их источник если не в пепельнице на станции «Альфа», то ненамного дальше – за орбитой Марса. Наблюдаемые всплески пока еще не привязаны к определенному объекту на орбите астероидов и задача их идентификации в свете вышеизложенного представляет несомненный интерес.

Обнаружение следов исчезнувшей цивилизации в Солнечной системе коренным образом изменит существующие представления о возникновении жизни на Земле и наиболее вероятном её конце. Самым благоприятным местом для поиска таких следов (в буквальном смысле) является рыхлая и не затоптанная сапогами землян поверхность нашей Луны, где отпечатки опор пришельцев и всякий техногенный мусор сохраняются многие миллионы лет.

Более того, отрицательный результат крупномасштабного картирования поверхности Луны (с разрешением до 1 м) есть тоже результат, который позволит сделать определенный вывод о том, что в нашей Галактике мы одни. Этот огорчительный вывод послужит дополнительным обоснованием диагноза врожденной нежизнеспособности всех и любых форм разумной жизни, обусловленной генетической беспечностью и неосторожностью на ранних стадиях развития.

Такое (как и любое другое) предположение можно приравнять к достоверно установленному факту при условии, что оно будет обосновано логически безупречными рассуждениями. Рассуждения эти таковы:

1. Луна является удобной промежуточной базой для изучения пришельцами проявлений жизни на Земле. Жизнь на Земле существует в течение 3 млрд лет, поэтому в расчеты принимается только этот срок.

2. Не противоречит здравому смыслу предположение о том, жизнь начала зарождаться у многих звезд примерно в одно и то же время, т.е. 2...4 млрд лет назад, что вдвое меньше возраста звезд 3-го поколения. Большинство зачатков жизни погибло, другие переживали страшные катастрофы каждые 200...250 миллионов лет, как это было на Земле (что совпадает с периодом обращения Солнечной системы вокруг центра Галактики), но могла остаться хотя бы одна планета, где нормальному развитию жизни ничто не помешало, и жизнь на этой планете достигла современного уровня умственного и технического развития землян «всего лишь» на 200...250 млн лет раньше. В сравнении с общей продолжительностью биологической жизни на планете (2...4 млрд лет) это мизерный срок.

Дело в том, что каждая катастрофа заставляла земную жизнь начинать почти всё заново. Последний, случившийся в конце мезозоя катаклизм, погубил всех обитавших на планете сообразительных ящеров, первые прототипы которых появились еще в палеозое и к концу мелового периода приобрели достаточно почтенный возраст и потенции умственного развития.

Мезозойская катастрофа отодвинула назад срок появления разумных видов на пару сотен миллионов лет, которые и разделили наши цивилизации во времени.

3. Диаметр Млечного Пути достигает 100 тыс. световых лет. Это скромные размеры для взрослой цивилизации и вполне постижимые для достаточно юной, – такой, возраст которой превосходит цивилизацию Земли как раз на те пару сотен миллионов лет.

На своем примере мы видим, что дистанция между сообразительным видом и травоядным прототипом может быть в 100...200 раз меньше (1 млн лет).

Вообще-то «они» могут быть ровесниками и даже родственниками наших ящеров, если кто-то потребует считать процесс зарождения жизни в Галактике синхронным (п. 2). Следуя этой логике, инопланетяне и размножаться должны как пресмыкающиеся, – в инкубаторах. Размножение «птичьим способом» очень удобно в дальних путешествиях при освоении Галактики, поскольку фактор времени полностью утрачивает свою роль, – инкубатор включается на обогрев будущих исследователей Земли только после обретения космическим кораблем устойчивой базы на Луне, где процесс развития зародышей никто не потревожит. Для таких звездных странников любой безжизненный камень во Вселенной может стать и считаться Родиной.

Природа развела нас не только по внешнему виду, способу размножения и результатам экспансии, но и по характеру, – они сумели преодолеть болезни детства и кризисы переходного возраста, а нам это не гарантировано.

4. Анализ тенденций и темпов технического развития земной цивилизации за последние 100...200 лет убеждает в неизбежности полного освоения землянами ближайшего галактического пространства в предстоящие 100...200 тыс. лет. Следовательно, более взрослая цивилизация сделала то же самое значительно раньше и все проявления жизни в нашей Галактике давно (многие миллионы лет) находятся под контролем более высокого разума.

5. Внешнему контролю развития земной жизни не обязательно должны сопутствовать физические посещения нашей планеты или её колонизация (если вид homo sapiens сам не является продуктом вмешательства колонистов), однако для отбора проб и образцов посадка на Луне неземных летательных аппаратов с целью промежуточного базирования представляется достаточно вероятной.

С появлением на Земле антропоморфных видов (1 млн лет) интерес внешнего наблюдателя к нашей планете должен был возрасти (по разным причинам), однако опыт общения взрослой цивилизации с многочисленными проявлениями разумной жизни в подконтрольной области Галактики привел к выработке стандарта или кодекса контроля, не допускающего грубого вмешательства и прямых контактов с представителями подопечной формы. Поэтому никаких материальных признаков посещения Земли инопланетянами быть не может.

Такие признаки могут и должны находиться на Луне, Фобосе, Деймосе, на неприметном астероиде, на спутниках Сатурна или еще дальше, в зависимости от того, на каком уровне развития контролируемой цивилизации «старший брат» сочтет прямой контакт целесообразным.

Можно надеяться, что посещение землянами Луны по расчетам опытного контролера означает вхождение подконтрольного объекта в переходный возраст, когда прямое вмешательство в процесс эволюции низшей формы становится жизненно необходимым. Такое вмешательство будет не только необходимым, но и обязательным, если подопечная цивилизация является продуктом направленной панспермии (посева), либо искусственной мутацией аборигена, полученной путем генетической операции, за результаты которой осуществивший такую операцию хирург несет ответственность. По-видимому, нормы человеческой этики должны действовать и в дальнем космосе и в соседнем подъезде, т.е. иметь всеобщий – вселенский характер, как законы Кеплера и Ньютона.

На поверхности планеты оставлять какую-либо посылку для тысячелетнего хранения бессмысленно, потому что если не землетрясение, то – ветер, не потоп, так – древние варвары, не они – так современные талибы, эту посылку вскроют, зароют, украдут, взорвут, размечут, а на Луне она лежит в полной сохранности до востребования аккуратным адресатом.

Таким образом, поиски «яичной скорлупы» на Луне могут оказаться весьма продуктивными, если не критически важными, поскольку здесь может находиться также радиотелефон или пейджер для экстренной связи с ВЦ, противопожарный комплект инструментов (на случай вспышки УХН) и медицинская аптечка с прививками от земной безалаберности (для организаторов «прорыва» в швейцарском ускорителе).

6. Нахождение материальных признаков внешнего контроля на Луне может вызвать необратимый морально-психологический шок и стресс у наиболее впечатлительной части населения планеты, которое будет разочаровано тем, что от рождения оно находится под «колпаком» и покровительством страшненькой ящерицы, а не прекрасной Девы Марии. Поэтому вещественные свидетельства могут и должны сопровождаться мерами физиотерапевтического воздействия, например, дистанционной коррекцией мировосприятия, а также передачей дозированной по содержанию информации.

В качестве первой дозы можно принять только что открытый Вами файл. Потом нужно сказать себе, что к встрече с разумным динозавром мы готовы, паниковать не будем и все дышим носом.

Или, по-церковному, – ты, человек, пока еще не венец природы – смирись!

Специалисты правы, когда возмущаются вторжением в «свою» сферу невежд, которые нахватаются «верхушек» и начинают перемешивать пионы с адронами, нейтрино с черными дырами, да еще сдабривают эту смесь очарованными кварками. Но и невежды вправе спросить: где ваши Шкловские, Перельманы и Воронцовы – Вельяминовы, которые могли бы популярно объяснить, – какое «пиво» варится на вашей кухне, господа?

И пока не получен официальный протест, станем придерживаться элементарной житейской логики, и осторожно предположим, что наименьшая составляющая черной дыры по своей всепроникающей способности ничуть не уступает нейтрино.

Если на минуту допустить, что законы энтропии, постоянная Больцмана, принцип Паули и эффекты Хокинга действуют в черной дыре (о которой мы ничего не знаем и знать не можем) не так, или не совсем так, или совсем не так, как в нашем мире, то может оказаться, что под сферой Шварцшильда прячутся не только звездные массы, но и более мелкие объекты.

Поскольку астрономы наблюдают большие черные дыры и очень большие, то должны быть и средние по размерам, а также очень маленькие – элементарные. Если «маленькие» черные дыры не обнаружены, так это потому, что их никто не ищет, хотя они, должно быть, и составляют значительную долю скрытой массы Вселенной. Не имея диаметра и обладая космическими скоростями, они могут быть вездесущими, как нейтрино и заполнять собою всё пространство нашего мира, делая его трехмерным. В элементарном или малоподвижном виде они, может быть, меняют свой скрытый тип (осциллируют) и приобретают иную, известную физикам, форму, – как раз ту, какую они так настойчиво бомбят и расковыривают.

Надежды на то, что черные дыры-маломерки сами по себе взрываются, растворяются, или рассасываются, пока не подтверждаются практическими наблюдениями (одна беспутная девка тоже надеялась, что «рассосется»). Существуют, правда, основательные подозрения о причастности жестких рентгеновских и гамма-всплесков к процессу распада (или деятельности?) малых черных дыр. Распределение этих всплесков по небосводу хаотично, непредсказуемо и не отождествляется ни с одним из конкретных объектов наблюдаемой части Вселенной – звездой, дырой или галактикой. Это может означать, что астрономы настроили свои телескопы на слишком большие расстояния, а источники гамма-всплесков находятся неожиданно близко – в Солнечной системе, и перемещаются по тем же законам, что и обычные астероиды.

При всяком взрыве, малом или большом, образуются осколки, большие и малые. Одновременно с осколками при взрыве обычно образуются пыль, дым, свет, пар, газ и ударная волна, вызывающая ветер. Если астрофизика допускает существование чернодырочных осколков Большого Взрыва, а в пользу этого свидетельствуют наблюдения молодых звезд в окрестностях некоторых черных дыр, то нужно допускать и то, в чем она (астрофизика) более всего нуждается.

Астрофизика остро нуждается в среде и механизме переноса гравитационных волн, – в каких-нибудь гравитонах, аксионах, WIMPs (Weakly Interactive Massive Particles) или эфире. Для этой цели вполне подходят пыль и чернодырочный ветер, поднятые Большим взрывом.

Далее фантазия дилетанта закономерно приводит к выводу о поглощении мелких осколков большими при их столкновении, о постепенном увеличении массы частиц чернодырочного ветра («пыли», «пара» или «газа») и соответствующем понижении его температуры; о перспективе использования реликтового излучения в качестве термометра; о выветривании молекулярного вещества (в первую очередь – вещества плотных нейтронных звезд) проникающим «чернодырочным ветром», и о незаметном, но необратимом и нарастающим во времени перемещении обычного вещества в «чернодырочное» состояние. Установить переток массы из видимого молекулярного состояния в скрытое чернодырочное астрономическими измерениями будет непросто по причине отсутствия опорной системы координат, т.е. параллельности процесса выветривания во всех космических телах Галактики.

Заметное выветривание (вымывание) вещества из плотного ядра и мантии Земли должно сопровождаться подвижками литосферы (землетрясениями), которые приобретут катастрофичный характер после выпадения из ловушки ускорителя частицы синтезированной элементарной черной дырочки и погружения её к центру планеты по спиральной траектории.

Поначалу такая дырочка, имеющая диаметр бесконечно малой точки, будет свободно падать между ядрами молекулярного вещества; однако рожденная на Земле, она никуда от неё не улетит и, в конце концов, «выест» из ядра планеты изрядную долю массы, как червь плодожорки – яблоко.

Дальнейший ход процесса вполне предсказуем – выделяемая на горизонте событий энергия аннигиляции разорвет планету в клочья и в Солнечной системе образуется второй пояс астероидов. А еще через пару миллиардов лет наступит очередь Венеры.

Когда в результате деятельности живой материи переработка звезд и планет в черные дыры закончится, и когда они исполнят свои роли ассенизаторов Вселенной, слившись по неясной пока причине в одну каплю Великого объединения, тогда стихнет чернодырочный ветер, цикл превращений материи замкнется и наступит срок очередного БВ. Только сроки и время после нового БВ могут наступить и потечь в другом, – в обратном направлении.

Быть может, искусственный синтез черной дыры является необходимым звеном в цепи развития и взаимных превращений живого и неживого вещества. Тогда, с точки зрения внешнего (отстраненного от земной жизни) Всемирного Разума, безрассудные действия наших экспериментаторов, возглавляемых известным спасателем АПЛ «Курск» И. Клебановым (ныне Министр науки и технологий РФ) оказываются естественным и недостающим в неживой природе элементом замкнутого цикла превращений материи.

В таком случае, высшим предназначением всякой формы разумной жизни следует считать достижение деконфаймента во время синтеза УХН или СТЭ (безразлично), а если сказать проще – только неистребимая даже черной дырой глупость представителей разума из разных галактик, министерств и лабораторий способна вернуть вещество расширяющейся Вселенной в исходное состояние первоатома.

Разуму свойственны заблуждения, иногда – фатальные

Одним из таких заблуждений является таблица периодической системы химических элементов Д.И. Менделеева, усомниться в справедливости которой так же трудно, как опровергнуть таблицу умножения. Никто из людей, получивших хоть какое-то образование (а высокие специалисты – во всяком случае!) не смеет высказать вслух вопросы, возникающие у каждого школьника при первом взгляде на таблицу:

– почему существует такая большая дыра в центре таблицы?

– отчего так тесно расположены в таблице актиноиды и совсем нет места лантаноидам?

– если выше линии водород-гелий нет ничего, и там находится пустота (а так не бывает!), то, что же расположено ниже 7-го периода? – Неужели наш мир покоится на зыбком фундаменте нестабильных элементов этого периода?

– почему так мало места занимает в таблице водород, хотя всем хорошо известно, что свободный протон является конечным или побочным продуктом почти всех ядерных и химических реакций, природных и искусственных. Так отчего же истоком и первопричиной всему считается водород, если он в своей основной массе (на 2/3) вторичен?

– какой изощренный ум (не Менделеев же!) придумал и так некругло, но точно отмерил все эти константы химических и ядерных взаимодействий, радиусов и длин, энергий и сил?

– неужели Природа так обделила нас своей благосклонностью, что для безбедного существования на планете нам недостаточно сотни известных химических элементов и поэтому нужно синтезировать что-то еще?

Добросовестные ответы на все «детские» вопросы невольно возвращают к той аналогии, что как действие умножения не всегда приводит к увеличению числа, так и в периодической системе, заложенной в фундамент Мироздания 130 лет назад, водород не является первым.

Мир не перевернется, но напротив, – может устоять в критический момент существования, если мы опрокинем таблицу Менделеева так, что водород в ней окажется не первым, а номером последним.

...И почему она квадратная?

Если все вещества таблицы Менделеева образуют круглые атомы и планеты, круглые звезды и галактики, то почему сама она квадратная?

Построенная с помощью современной ЭВМ сферическая модель периодической системы с водородом на её периферии могла бы стать зеркальным отражением сценария Большого Взрыва и последующей истории развития Вселенной.

Сферический вариант таблицы Менделеева мог бы вместить в себя все без исключения известные изотопы химических элементов, объяснить их происхождение, количественное соотношение и родословную путем наглядного отображения генеалогического древа от момента БВ. Незаполненные места в сферической таблице и оборванные цепи распадов могли бы указывать на место, массу и срок жизни неизвестных изотопов. При восхождении по цепям распадов к центру сферической таблицы (в эпоху БВ) выявление новых изотопов закономерно приведет к открытию параллельного мира скрытых масс и оконтуриванию гравитационных капканов невидимой материи.

При взгляде на такую таблицу станет понятно, что началом всех начал является не вспышка газового конденсата, состоящего из водорода и гелия, а первоатом с диаметром электрона, сосредоточивший всю массу Вселенной, после взрыва которого цепочки и ветви распадов пронизывают в пространстве и соединяют между собою во времени невообразимые массы галактик, квазаров, шаровых скоплений, голубых гигантов и только на окончаниях этих цепей в водородной атмосфере находится сотня устойчивых изотопов видимого атомарного вещества, помещенных Д.И. Менделеевым в свою таблицу, но составляющих суммарно едва ли 10% от скрытой массы Вселенной.

Уточнение генезиса свободных протонов потребует изменения представлений о характере нуклеосинтеза в эпоху БВ и тогда окажется, что соотношение энергии и вещества в нашем мире несколько отличается от расчетного и требует более осторожного к себе отношения.

Логически безупречная в объяснении свойств химических элементов, таблица Д.И. Менделеева своей правдоподобностью увлекает исследователя на бесконечную дорогу познания больших атомных масс, совершенно не предупреждая о том, что на первом же «острове стабильности» его поджидает бездонная пропасть черной дыры, замаскированная длинными рядами трехзначных цифр заурановых периодов академика Гольданского (длиннопериодный вариант таблицы).

Только новый, основательно переработанный («перевернутый» или сферический) вариант периодической системы может стать устойчивой платформой для продуктивных физических исследований в наступившем тысячелетии, тогда как слепое следование устаревшей парадигме почти наверняка означает конец всех времен в нашем мире.

Только компьютерный, учитывающий открытия и достижения последних 100 лет вариант периодической системы может предостеречь и убедить исследователя в том, что безоглядное восхождение по ступеням атомных масс в эпоху Большого Взрыва не будет бесконечным, – когда-то оно оборвется.

На стыке теоретической физики и экологии

Любой вид человеческой деятельности регламентируется правилами, законами, ограничениями, запретами и только в ядерной физике за достижение сверхплотных состояний вещества, немыслимых температур и запредельных энергий полагаются Нобелевские премии. Надзор же за безопасностью ядерных лабораторий осуществляет только пожарная инспекция путем осмотра подсобных помещений и кочегарки в назначенные для этого дни.

Обсуждаемая тема находится на стыке теоретической физики и экологии, поэтому она не пользуется вниманием ни той, ни другой области знаний. Планирование ядерных экспериментов Министерство науки и технологий и Минатом РФ ограничивают только финансовыми соображениями, а конечные и побочные результаты опытов вряд ли интересует Госкомэкологию, МЧС, Гринпис и всех других «зеленых» защитников природы.

МАГАТЭ контролирует безопасность промышленных реакторов атомных электростанций и не ожидает неприятностей от микроколичеств радиоактивных изотопов, используемых для облучения мишеней в лабораторных ускорителях.

МЧС способно построить город, накормить целую страну или просверлить дыру в бетонной панели, чтобы спасти застрявшего в ней котенка, а те высокие материи, что творятся и синтезируются за панелью, оказываются не по его части.

Протестуя против экологически нечистого дыма, отчаянные парни из Гринпис влезают на высоченные трубы и приковывают к ним себя цепями, не догадываясь, что в космический пепел может превратиться фундамент, на котором все трубы стоят.

Для самих физиков отказ от запланированного эксперимента равноценен самоубийству, – судите сами:

«Необходимо отметить и еще одну важную особенность эксперимента по синтезу нового элемента таблицы Менделеева: если можно так сказать, это чисто российский элемент. Чрезвычайно дорогой изотоп кальция-48 (один грамм стоит 250 тыс. долл. – выделено мною – Г.В.), по решению министра по атомной энергии РФ Евгения Адамова, для дубненских физиков наработали на комбинате «Электрохимприбор» города Лесной. Учитывая это обстоятельство, в лаборатории ядерных реакций разработали такую методику эксперимента, когда кальция-48 расходуется 0,3 мг в час. «Мы считаем одним из больших наших достижений, – подчеркивает Юрий Оганесян, – то, что это уникальное вещество нам удалось перевести в разряд рутинных. Это позволило нам вести эксперименты продолжительностью полгода. В США, например, попытались это сделать, но у них меньше 40 мг не получилось».

Кюрий-248, тоже весьма экзотическое вещество, изготовили в НИИ атомных реакторов Димитровграда».

Оценку текущего состояния безопасности в экспериментальной физике (в научной её части) никакие организации не осуществляют, прогнозирование скрытых угроз на более или менее отдаленную перспективу вообще никого не занимает, поскольку оно требует затрат и не сулит никакой отдачи, а специальные журналы этот вопрос не только не обсуждают, но даже не поднимают.

Принимаются (иногда) меры по блокированию целых научных направлений путем введения всяческих запретов задним числом, т.е. тогда, когда открытие состоялось. Наглядный тому пример – клонирование живых организмов.

Экспериментальная генетика, безусловно, содержит в себе явные и скрытые угрозы пандемий, мутаций, отравлений и прочих случайных неприятностей для живой природы, однако ювелирный инструментарий этой отрасли вряд ли способен вызвать цепную реакцию поглощения неживой материи. Отличие синтеза от клонирования состоит в том, что после открытия нейтронного или чернодырочного деконфаймента закрывать будет нечего и некому.

Прежде, чем запустить швейцарский ускоритель в работу, полезно было бы понаблюдать внеземное пространство, послушать излучения ближних звезд и дальних галактик и проанализировать наблюденное. Наблюдение и прослушивание космических излучений в радио-, рентгеновском и гамма-диапазонах способны полностью заменить собою рискованные ядерные эксперименты и представить достаточно сведений для многолетнего теоретического осмысления.

В этом отношении колоссальные перспективы открыты перед нейтринной астрономией, где даже пробные наблюдения на Баксанском, Байкальском, итальянском (LVD), японском (SK) и канадском (SNC) телескопах дают значительно больше информации о гравитационном коллапсе, чем многолетние методичные бомбардировки атомного ядра.

Что же касается внутренней структуры ядер тяжелых элементов, которые могут содержать сотни энергетических уровней возбуждения, то вместо грубых и разрушительных бомбардировок можно применять различные методы радиоспектроскопии, например, метод ядерного магнитного резонанса (ЯМР) и ядерного квадрупольного резонанса (ЯКР), а также высокоточные и более дешевые измерения методом резонансной флуоресценции (ЯРФ). Этот метод использует ускорители электронов непрерывного действия, что позволяет зондировать недра атомного ядра гамма-квантами без его возбуждения или разрушения.

Современное кажется вечным

Вечными казались своим современникам Вавилон и Рим, Третий Рейх и Советский Союз; непотопляемыми были «Титаник» и «Курск».

Непотопляемой считается прицепленная к Солнцу космическая баржа с названием «Земля», плавучесть которой вполне способен изменить любознательный экспериментатор, сидящий на кингстонах швейцарского ускорителя тяжелых ионов.

Участь экипажа этой баржи должен определять не узкий круг специалистов – нобелевских лауреатов, а гражданский контроль, где каждый принимает на себя всю меру ответственности за общий итог существования проживших и судьбу не родившихся еще поколений.

Во всяком случае, Юрий Цолакович Оганесян – в Дубне, Эрнест Лоуренс в Ливерморе, или кто-то еще, не менее уважаемый – в Цюрихе, не должны оставаться на своей вершине познания в полном одиночестве, пусть даже на попечении такого непотопляемого специалиста, как Илья Иосифович Клебанов. В отличие от затопленного «Курска», нашу планету вытащить из воронки черной дыры он вряд ли сумеет.

Бесконтрольное осуществление «прорывных» замыслов смелых экспериментаторов более нетерпимо.

Каждый эксперимент по синтезу СТЭ или УХН ныне является испытанием на прочность материи, из которой состоит наш мир.

Юное человечество находится в таком возрасте, когда неуемная жажда знаний при недостатке мудрости и осторожности во время использования опасных физических, а также химических, генетических и других инструментов может стать причиной несчастного случая.

Пережить критическое время человечество сможет только при условии коренной перемены всей системы научных взглядов и сложившихся парадигм.

Безопасность лабораторных ядерных исследований

Конкретная и первоочередная задача обеспечения безопасности лабораторных ядерных исследований могла бы легко решиться посредством проведения электронной (в Интернет) конференции на должном уровне с выработкой рекомендаций для парламентов и правительств выполняющих такие исследования государств. Затем, после экспертизы материалов конференции и принятия управленческих решений, по заданию Федерального экологического фонда и при помощи других экологических (в том числе международных) фондов к теоретической проработке темы могли бы приступить лучшие кадры физической науки, а также астрофизики, астрономы и химики.

Сущность идеи заключается в том, чтобы отечественный физик-оружейник мог «подкормиться» за счет западного благотворителя, озабоченного своим здоровьем и состоянием окружающей среды. Вместо шумных акций Гринписа в этом деле нужна вдумчивая работа профессионала, который, отрабатывая экологические деньги, направил бы вектор своих изысканий «против себя» и честно ответил на вопрос – так ли безопасен мир элементарных частиц, которому он посвятил свою жизнь? – Или тот грохот и гром, которые издают атомная и водородная бомбы, всего лишь детская погремушка в сравнении с тем, на что способен микромир, – всего лишь предостерегающий рык дремлющего до поры зверя?

Превентивной мерой атомной безопасности в нашей стране, где президентами Академии Наук почти всегда становились исследователи атомного ядра, могло бы стать нарушение этой традиции и назначение гуманитария на должность президента РАН. Законодатель мог бы пойти дальше – предусмотреть обязательную ротацию представителей различных областей знания на руководящих должностях РАН.

Сила и слабость разума – в его стремлении к познанию, или, по-церковному, – в самом тяжком грехе Адама – в гордыне.

Однажды случится Событие

Однажды, в обычный рабочий день, после традиционного чаепития и короткого инструктажа завлаба по науке, препараты тяжелой мишени будут приготовлены и установлены в камеру, генератор запущен и начнется разгон пучка многозарядных ионов.

В следующее мгновение все Ваши ближайшие планы, желания, чувства, мысли, память и отдаленные надежды, как планы, желания и всё прочее других, подобных Вам шести миллиардов, населяющих нашу планету, уйдут в межзвездное пространство в виде жесткого гамма-излучения, и только через 100 тысяч лет, на другом конце Млечного Пути, чей-то радиотелескоп бесстрастно зафиксирует последний вскрик уничтожаемой материи, сорвавшийся с края черной воронки из окрестностей желтого карлика, – нашего Солнца.

Вероятность подобного события сильно отличается от нуля, поэтому нужно действовать.

Без наших своевременных и четких действий вся миллионнолетняя деятельность человеческой популяции может оказаться бессмысленной.

Бессмысленной станет и борьба за существование всего живого на Земле в последние три миллиарда лет.

Всё же наш мир прекрасен и его следует поберечь.

 

Об авторе:

Голота Василий Васильевич, геолог, г. Уфа, Россия
тел. 7(3472) 530029, e-mail: golota-ufa@mail.ru.

Источники информации:

  1. Свидетельство существования черных дыр.
  2. Каоны и взрывы сверхновых.
  3. 116-й элемент таблицы Менделеева.
  4. Новые трансурановые элементы.
  5. Коллапс тел малой массы.
  6. Черные дыры будут создавать в лабораториях.

Ранее опубликовано:

Голота В.В. Восхождение в бездну. ФМР (Форум Москва Россия).

Дата публикации:

25 декабря 2001 года

Электронная версия:

© НиТ. Препринт, 1997

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2016
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика