Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Препринт / Мир, в котором мы живем
Начало сайта / Препринт / Мир, в котором мы живем

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Научно-популярные статьи

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Архимед

Законы Паркинсона

Магнит за три тысячелетия

Пионеры атомного века

Смотри в корень!

Химия вокруг нас

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Препринт

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

О телепатии и психокинезе у животных

Юрий Карпенко

Классические опыты В.Л. Дурова и В.М. Бехтерева по телепатии с собаками

В 1921 г. академик В.М. Бехтерев вместе с известным дрессировщиком животных В.Л. Дуровым проводил опыты мысленного внушения дрессированным собакам заранее задуманных действий. Аналогичные опыты проводились и в практической лаборатории зоопсихологии, которой руководил В.Л. Дуров при участии одного из пионеров мысленного внушения в СССР инженера Б.Б. Кажинского. Уже к началу 1921 г. в лаборатории В.Л. Дурова за 20 месяцев исследований было проделано 1278 опытов мысленного внушения (собакам), в том числе удачных 696 и неудачных 582. Статистическая обработка материала показала, что «...ответы собаки не были делом случая, а зависели от воздействия на нее экспериментатора». Опыты с собаками показали, что мысленное внушение не обязательно должен был проводить дрессировщик, это мог быть опытный индуктор. Необходимо было только, чтобы он знал и применял методику передачи, установленную дрессировщиком. Внушение проводилось как при непосредственном визуальном контакте с животным, так и на расстоянии, когда собаки не видели и не слышали дрессировщика, а он их.

Следует подчеркнуть, что опыты проводились с собаками, имеющими определенные изменения в психике, возникшие после специальной дрессировки.

Классическими в изучении телепатии и суггестии являются описанные академиком В.М. Бехтеревым шесть опытов над дрессированной собакой Пикки (1919 г.). В четырех опытах передающим задание академика был В.Л. Дуров, а в двух остальных – сам академик, причем о своем мысленном задании он никому перед опытом не говорил. Опыты проходили в ленинградской квартире В.М. Бехтерева, т.е. в обстановке, не привычной для подопытного животного. Вот, что пишет сам В.М. Бехтерев.

«Третий опыт заключался в следующем: собака должна вскочить на предрояльный круглый стул и ударить лапой в правую сторону клавиатуры рояля. И вот собака Пикки перед Дуровым. Он сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время охватывает ладонями ее мордочку. Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но будучи освобожден, стремительно бросается к роялю, вскакивает на круглый стул, и от удара лапы по правой стороне клавиатуры раздается трезвон нескольких дискантовых нот.

В четвертом опыте собака должна была, после известной процедуры внушения, вскочить на один из стульев, стоявших у стены комнаты, и затем, поднявшись на стоящий рядом круглый столик, поцарапать лапой большой портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, что это сложное действие собаке не так-то просто выполнить. Но Пикки превзошел все наши ожидания. После обычной процедуры (Дуров сосредоточенно смотрел в глаза собаке в течение нескольких секунд) Пикки спрыгнул со своего стула, подбежал к стулу, стоящему у стены, затем с такой же легкостью вскочил на круглый столик, и поднявшись на задние лапы, достал правой передней конечностью портрет и стал царапать его когтями...

Чтобы иметь полную уверенность, я решил сам проделать аналогичный опыт, не говоря никому о том, что я задумаю. Задание же мое состояло в том, чтобы собака вскочила на стоящий неподалеку круглый стул и осталась там сидеть. Сосредоточившись на форме круглого стула, я некоторое время смотрю собаке в глаза, после чего она стремглав бросается от меня и начинает бегать вокруг стула. Опыт не удался и я понял почему: я сосредоточился исключительно на форме круглого стула, упустив из виду, что мое сосредоточение должно начинаться движением собаки к круглому стулу и затем вскакиванием на него. Ввиду этого я решил повторить опыт, не говоря никому о своей ошибке и поправив себя в вышеупомянутом смысле. Я снова усаживаю собаку на стул, обхватываю ее мордочку обеими ладонями, начинаю думать о том, что она должна подбежать к круглому стулу и, вскочив на него, сесть. Затем отпуская собаку и не успеваю оглянуться, как она уже сидит на круглом стуле. Пикки разгадал мой «приказ» без малейшего затруднения...»

Вот описание опыта по телепатическому внушению на расстоянии, поставленному в зоопсихологической лаборатории с участием академика В.М. Бехтерева, в 1926 г.

«Задание состояло в том, что экспериментатор В.Л. Дуров должен передать собаке Марсу мысленный «приказ» пролаять определенное число раз. В.Л. Дуров находится вместе с другими сотрудниками в зале лаборатории. Профессор А.В. Леонтович уводит собаку в другую комнату, отделенную от зала двумя промежуточными комнатами. Двери между этими комнатами А.В. Леонтович плотно закрывает за собой, чтобы достичь звуковой изоляции собаки от экспериментатора.

В.Л. Дуров приступает к опыту. В.М. Бехтерев вручает ему вдвое сложенный листок бумаги, на котором написана одному Бехтереву известная цифра 14. Посмотрев на листок, В.Л. Дуров пожал плечами. Затем достал из кармана блузы карандаш, что-то написал на обороте листка и, спрятав листок и карандаш в карман, приступил к действию. Со сложенными на груди руками он устремляет взгляд перед собой.

Проходит пять минут. В.Л. Дуров в свободной позе садится на стул. Вслед за тем появляется А.В. Леонтович в сопровождении собаки и делает следующее сообщение: «Придя со мной в дальнюю комнату, Марс улегся на полу. Затем вскоре привстал на передние лапы, навострил уши, как бы прислушиваясь, и начал лаять. Пролаяв семь раз, Марс снова улегся на полу. Я уже думал, что опыт закончен и хотел уходить с ним из комнаты, как вдруг вижу: Марс снова приподнялся на передние лапы и опять пролаял ровно семь раз.

Выслушав его, В.Л. Дуров торопливо достал из кармана блузы листок бумаги и подал его Леонтовичу. Все увидели на одной стороне листа цифру 14, на другой стояли дописанные рукой Дурова знаки: 7 + 7. Волнуясь, великий укротитель объяснил: «Владимир Михайлович (Бехтерев) дал мне задание внушить Марсу пролаять 14 раз. Но ведь вы знаете, что передавать число лаев, большее семи, я сам не рекомендую. Я и решил: в уме разбить заданное число пополам – как бы на два задания и передал ощущение лая сначала семь раз, а потом после некоторой паузы, еще семь раз. В таком именно порядке Марс и пролаял.»

В.Л. Дуров отмечал, что, по его мнению, собаки не воспринимали «приказы» индукторов как нечто внешнее, которому они подчинялись, как извне навязанной воле, т.е. «понимали» их в нашем, человеческом смысле этого слова, а как свою собственную потребность. Это относилось не только к собакам. Вот любопытнейшее описание опыта по внушению двигательного рефлекса В.Л. Дуровым своему сотруднику, Б.Б. Кажинским.

– Владимир Леонидович, вы хорошо умеете передавать мысленное внушение. Заставьте меня мысленно сделать то или иное движение. Интересно, что я при этом буду сознавать или чувствовать. Однако удастся ли это?

– Пустяки, только сидите спокойно! – решительно ответил Дуров, и мы приступили к делу.

Я оставался неподвижным в течение не более двух минут и видел, как мой знаменитый собеседник, не глядя на меня, взял листок бумаги и что-то спешно написал на нем карандашом, который он извлек из кармана своей любимой черной бархатной блузы. Записку он положил на столе надписью вниз, прикрыв ее ладонью, а карандаш водворил на место. Затем Дуров стал смотреть на меня. Ничего особенного я не почувствовал, только вдруг машинально притронулся пальцем правой руки к коже головы у себя за ухом. Не успел я опустить руку, как В.Л. Дуров протянул мне листок, на котором я с изумлением прочитал: «Почесать за правым ухом.» Пораженный случившимся, я спросил:

– Как вы это сделали?!

– Вообразите себе, что у меня за правым ухом сильное раздражение кожи и что надо поднять руку и почесать это место. Ощущение зуда за ухом я постарался представить себе наиболее резко. Вот и все. А что вы почувствовали?

– Конечно, никакой передачи я не почувствовал. Просто мне захотелось почесать за ухом.

Дуров торжествовал:

– В том-то и заключается самое замечательное, что вы восприняли продуманное мной движение, как свою собственную ассоциацию идей и движений, как приказ из своего собственного мозга, да к тому еще и двойного свойства: почувствовали эффект раздражения за ухом и выполнили движение к уху, именно к правому, как я и задумывал.»

Как видим Б.Б. Кажинский не «прочитал» мысленный «приказ» В.Л. Дурова и сознательно подчинился ему, а выполнил его, как свою собственную спонтанную потребность.

Опыты М. Эдемс и Р. Пеоша по психокинезу у животных

В последнее время появились исследования, указывающие на возможность воздействия животных на физические приборы. Очень убедительны опыты М. Эдэмс по воздействию енотов на кормушки, действие которых определяются встроенными в них генераторами случайных чисел. Опыты были максимально приближены к естественным для животных природным условиям. Животные находились за полупрозрачным экраном, и не имели доступа к аппаратуре, установленной перед экраном.

Было установлено, что кормушки выдают животным при их воздействии больше корма, чем это должно было бы быть при случайном срабатывании кормушки. М. Эдэмс считает, что у диких животных пси-способности выражены ярче по сравнению с домашними животными, у которых они практически исчезли.

Фундаментально важными в области биокоммуникации живых систем стали результаты многолетних исследований французского парапсихолога д-ра Рене Пеоша по изучению психокинеза и телепатии у животных. Его статья, в которой опубликованы результаты этих исследований, имеет характерное название: «Цыплята не лгут!»

В своих опытах он использовал механический робот с заложенной в него программой действий, запускаемой генератором случайных чисел. Согласно этой программе, робот совершал случайные, заранее не предсказуемые движения в экспериментальной зоне, где вылуплялись инкубаторные цыплята. Цыплята, после появления на свет, благодаря способности к запоминанию (импринтингу), признавали движущийся хаотично робот за свою «мать» (курицу-несушку) и следовали за движущимся роботом, если их выпускали из прозрачного бокса, где они находились в течение всего времени опытов.

После трех дней совместного пребывания с хаотично движущимся роботом, цыплят убирали, и в их отсутствии робот совершал свои непредсказуемые действия согласно программе. Затем цыплят вновь приносили в экспериментальную зону в прозрачном боксе, чтобы они могли видеть робота, но не следовать за ним. Было замечено, что в этом случае движения робота становились менее хаотичными и случайными: он проводил больше времени у ящика с цыплятами, нежели чем в других местах экспериментальной зоны.

В другой серии опытов с цыплятами, робот был запрограммирован так, чтобы он намеренно уходил из экспериментальной зоны. Но и в этом случае влияние цыплят на поведение робота сохранялось и он снова проводил больше времени в зоне с цыплятами. Контрольные опыты с цыплятами, вылупившимися без присутствия робота (т.е. не обладавшими импринтингом на робота), показали, что они не способны оказывать влияние на его движение.

Во второй серии опытов с роботом и кроликами было обнаружено, что эти животные тоже способны влиять на движение робота. Поскольку кролики – пугливые животные, то когда их поместили в боксе рядом с хаотически движущимся роботом, они сильно испугались. Влияние испуганных кроликов было столь сильным, что оно сказалось на движении робота и он стал больше времени проводить в зоне наиболее удаленной от бокса с кроликами.

В серии опытов с кроликами был проведен также контрольный эксперимент. Он состоял в том, чтобы вызвать у кроликов не отрицательную, а положительную реакцию на движущийся робот. С этой целью кролика, уже знакомого с роботом, не кормили в течение двух дней. После этого на верхнюю часть робота поместили еду и кролик так повлиял на движение робота, что тот стал проводить больше времени у бокса с голодным кроликом.

Результаты этих и многих других исследований с животными показывают, что пси-феномены являются не только свойством сознания человека, но и фундаментальным свойством живого вообще. Различие заключается лишь в том, что человек может сознательно управлять этими процессами, а у животных это происходит по-другому.

Психокинез и способность управлять своим телом

Если сравнить поведение животных в естественных и экспериментальных условиях, то легко понять, что цыплята или кролики не стали бы «тянуть» к себе или соответственно «отталкивать» объекты, по поводу которых они испытывают столь сильные эмоции и желания. Цыпленок сам бы побежал к курице-несушке, а кролик удрал бы от страшного робота или, наоборот, приблизился бы к нему.

Что происходит в этих двух ситуациях, проявление совершенно разных способностей eли одной и той же, но в разных условиях?

Ведь животные даже не подозревали, что они участвуют в экспериментах по обнаружению у них экстраординарных способностей к психокинезу. Они просто реагировали на образ, вызывающий у них очень сильные эмоции. В одних условиях, когда их собственная двигательная активность не ограничена, следствием этой реакции были бы собственные движения, в других, как оказалось, – дистанционное влияние на движение неживого робота!

Самая обычная способность управлять своим телом, совершать последовательность целенаправленных действий, где-то в своей глубине, которая практически никогда не проявляется, оказывается психокинетической по своей природе. Из результатов исследований по психокинезу у животных это очень хорошо видно, как мне кажется. Но тогда вопросы о психокинезе и о природе этой нашей способности становятся двумя сторонами одной медали.

В общем плане вопрос о природе способности двигаться, которой мы, не задумываясь, ежесекундно пользуемся – это вопрос о том, как связаны между собой сознание и мозг, ум и тело. Это, так называемая, психофизиологическая проблема, вокруг которой вне связи с исследованиями паранормальных явлений ведутся длительные дискуссии.

Что такое сознание, каково его соотношение с мозгом, телом? Это продукт биохимической активности мозга, что-то относительно независимое и возникающее на определенной стадии развития сложноорганизованного мозга, или же это некая реальность, которая существует параллельно с веществом и излучением и каким-то образом взаимодействует с физической реальностью, в том числе и с телом, мозгом?

О психокинетической природе связи между сознанием и телом говорят некоторые исследователи психофизиологической проблемы и паранормальных явлений. А именно те, которые считают, что феномены сознания не могут быть сведены к биохимической активности нейронов мозга и не возникают на определенной стадии развития сложноорганизованных систем, а образуют некоторую собственную реальность, которая несмотря на свое существенное отличие от реальности вещества и излучения тем не менее может взаимодействовать с ней. Механизмом воздействия сознания является психокинез.

Но в экспериментах по психокинезу мы видим наличие влияния на движение неживых объектов. Живое влияет на неживое. Это выходит за рамки психофизиологии, связи сознания и мозга.

Изучение проблемы сознания в целом и паранормальных явлений, в частности, приводит исследователей к выводу о том, что феномен сознания присущ не только человеку или высшим животным, но в той или иной форме неживой, косной материи (см. статью «Физика и паранормальные явления»). Психокинетическая природа связи между сознанием и телом наводит на мысль о том, что проявление сознания в неживом, в косном веществе может быть связано с его движением.

Именно на этом настаивает в своих исследованиях известный физик-теоретик Р. Пенроуз. Мерцание перехода волна/частица, с одной стороны, связано с редукцией волновой функции частицы (ее локализацией), с траекторией ее движения, а с другой стороны, – согласно модели Пенроуза – Хамероффа, с проявлением феномена сознания на квантовом уровне, самом фундаментальном уровне неживой материи.

Мудрецы утверждают, что движение – это жизнь. Возможно, что движение (на квантовом уровне) – это проявление той формы сознания, которая пронизывает все мироздание. Ведь в соответствии с современными представлениями первоначальный импульс, породивший Вселенную, – это Большой Взрыв, т.е. Импульс Движения.

 

Дата публикации:

1 марта 2000 года

Электронная версия:

© НиТ. Препринт, 1997

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2016
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика