Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Cтатьи / Мир, в котором мы живем
Начало сайта / Cтатьи / Мир, в котором мы живем

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Архимед

Грюндеры и грюндерство

Механизм ответственной власти

Плеяда великих медиков

Луи де Бройль. Революция в физике

Ученые – популяризаторы науки

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Мир как большая гонка

Юрий БИГЛОВ

9. Психологические проблемы

У каждого взрослого человека есть своя картина мира. Эта картина мира в своём основании имеет огромный объём врожденных «знаний» об окружающем мире, своём месте в нем, поведении в определенных ситуациях. Следующий слой – знания, полученные от других людей, то есть это слой, основанный на доверии (вере). На верхнем уровне «пирога» размещены знания, полученные в качестве личного опыта. Мозг постоянно решает задачу выбора наилучшего следующего шага сравнением ожидаемых (прогнозируемых) результатов, в свою очередь получаемых моделированием (проигрыванием) вероятных сценариев в своей картине мира. Содержательные результаты моделирования сохраняются на некоторое место в памяти и используются наряду с потоком информации от чувственного восприятия действительности.

Этот механизм есть у каждого человека, в результате его работы каждый психически здоровый человек более или менее успешно справляется с повседневными проблемами. И человеку не нужно разбираться в устройстве своей картины мира. Лишь непроизвольные реакции, неизвестно откуда взявшиеся желания и страхи, запомнившиеся сны иногда озадачивают его.

Ограниченность набора возможных действий человека в ответ на огромное разнообразие проблем, которые ему приходится разрешать, допускает пригодность для нормальной жизни множества существенно различающихся картин мира. То есть мысли у людей могут быть очень разными, а действия в конкретной ситуации – одинаковыми. Один верит в Бога единого и личное бессмертие, другой – в переселение душ, третий считает, что человек – обычное (и не самое совершенное) животное. Это – разные картины мира, но эти люди могут успешно сотрудничать в делах повседневных и перспективных, действовать единообразно в одной обстановке.

Способность к совершенствованию своей картины мира очень различается у людей разного возраста, разного воспитания и опыта, и, в некоторой степени, является врожденной характеристикой человека.

Условия жизни меняются. Рано или поздно в любой личной картине мира приходится кое-что перестраивать.

Освоение новых представлений о мире и о себе в этом мире – дело сложное и, к сожалению, долгое. Невозможен «большой скачок». Новые представления могут закрепиться только на кончиках предыдущего слоя веток дерева знаний. Предыдущий, вошедший в обыденное сознание слой должен содержать все необходимые понятия, на базе которых строится следующий слой представлений. Если в качестве примера процесса образования и разрушения физических объектов мы рассматриваем кристаллизацию, то новые понятия у читателя могут быть заложены лишь при условии, что в его обыденном сознании есть понятие молекулы и есть понятия электрического и магнитного полей. Пример можно бы взять и другой. Главное – у читателя должно быть понятие энергии – физическое понятие. Вот без этого «большую гонку» не понять. Необходимо ли понятие энергии в быту? Наверное, лишь там, где возникает вопрос сравнения разных видов энергии: воду можно нагреть электронагревателем, газовой горелкой, керосиновой горелкой. Во всех случаях вода получит одинаковое количество энергии, но стоить это будет по-разному. А что выгоднее – нагреть немного воды до высокой температуры и потом её разбавить или нагревать сразу всю воду? Другая важная область – гашение энергии удара или вибрации. Возможны очень разные механизмы для одной задачи – безопасно израсходовать, перевести в тепло энергию движения машины или человека...

То есть, один источник трудностей в приспособлении своей картины мира к новым условиям жизни – может не хватать знаний. Но есть еще один существенный источник трудностей. «Всё знаю, всё умом понимаю, но не могу поверить...» – такая может быть реакция на новые знания. Знаю, что мир – творенье Божье, умом понимаю, что этим всё объясняется и всё оправдывается, но не могу поверить в Бога. Знаю, что в наблюдаемом мире всё определяется процессами самоорганизации, умом понимаю, что этим всё объясняется и не требует оправдания, а не могу поверить, что человек разумный – тоже сам собой возникший результат самоорганизации.

Существует внутреннее сопротивление новому. Оно сродни здоровому недоверию: «Мало ли что говорят люди! Жили же мы до сих пор без этих новых представлений, и кое-что у нас получалось. Ну, бывали затруднения. Неужели нужно настолько глубоко всё менять. Ведь множество решений к этому времени принято, исходя из прежних представлений, и что же? Теперь задним числом их пересматривать?» А новое, обычно, руками не пощупаешь, его предлагается принять на веру. И кому верить-то?

При каких условиях новые представления могут быть встроены в массовое сознание и использоваться на бытовом уровне? Это не совпадает с изучением, можно всё знать (помнить), но не использовать в выборе наилучшего поведения. Так бывает очень часто.

Вся эта книга – синтез известного, дающий новое (по крайней мере, для меня) представление о мире. А в ответе на поставленный вопрос нет ничего нового: нужна устойчивая потребность многих людей в объяснении новых важных явлений, нужно время для привыкания – большой работы по моделированию множества сценариев с включением новых представлений, нужны, наконец, «апостолы» нового, удерживающие новые представления в поле зрения общества весь срок привыкания.

И нужно мужество. Новые представления всегда снижают ощущение комфорта, открывается ещё одно окно в холодный мир. Писатель Кривин зафиксировал наблюдение: почему, когда открываешь людям глаза, из них капают слёзы?

А ближе к теме – пусть хватает знаний, но почему так трудно смириться с предлагаемыми здесь представлениями по существу?

Во-первых, начиная с конца, неприятный результат получается – нечего ждать светлого будущего, впереди нас ждет тяжелая борьба за выживание «до упора». Не хочется в это верить, и всё тут!

Во-вторых, неужели моё сознание по секрету от меня занимается только одной, и такой примитивной, задачей – размножением и защитой. Откуда взялось такое утверждение? Конечно, есть «озабоченные» люди, но не все же такие!

В-третьих, не может быть, чтобы всё отличие человека от животных состояло просто в чуть большей сложности мозга. Не поверю, что вся человеческая духовность имеет такой грубо вещественный фундамент!

В-четвертых, невозможно поверить, что такой сложный и умный организм (человека) – результат слепой самоорганизации вещества!

В-пятых, а кто этот автор? Почему ему нужно верить? Есть люди авторитетные, они такого не говорят. Обещают скорое улучшение, избавление, жизнь светлую, может быть, даже вечную. Говорят, что залогом этому наша национальная духовность. Вот в это хочется верить!

Для меня труднее всего именно – «в-четвертых». «Почему?» – спрашиваю я себя.

Вот в то, что кристаллизация и полимеризация происходят именно так, как здесь описано, я верю. Верю в реальность формирования белковых молекул на молекулах-матрицах. Но как поверить в самопроизвольное образование сложных организмов на основе единого типа молекул? Против этого протестует весь жизненный опыт. Статистика – против! Здравый разум – против! Такое не происходит «само собой»!

Прошло почти двадцать лет, и теперь я уже не испытываю такое чувство внутреннего протеста по этому поводу. Привык. Теперь можно разобраться в причинах затруднения. Похоже, дело в статистическом подходе к оценке явлений действительности, врождённом для человеческого сознания и вполне соответствующем реальности. Мы чувствуем, чего можно ждать от мира скорее всего, какие отклонения «допустимы». Это обеспечивает повседневную эффективность нашего поведения. К врожденным статистическим способностям добавился «бум» научной статистики, нужно признать, частенько приводивший к провалам прогнозов, так как статистические методы необоснованно применялись повсюду. И вот мы привычно (и подсознательно) применяем статистический подход к единичному явлению – возникновению жизни на Земле, и... получаем вывод, что не возможно (предельно маловероятно) то, что явно есть – что мы существуем. Но «по науке» статистика ничего не может сказать о единичной реализации. Здесь мы вынужденно ошибаемся в оценках. Вспомните, ведь есть множество таких фокусов, например, геометрических, где человек вынужденно и устойчиво ошибается в своих оценках. С линейкой получает одно, а видит – другое. Так обстоит дело и с оценкой статистической вероятности самопроизвольного образования сложных организмов.

С другой стороны, мы завышаем свою оценку собственной сложности из-за очень крупного масштаба, в котором мы себя рассматриваем. Себя мы видим, будто в микроскоп. А остальные предметы и явления оказываются ничуть не менее сложными при их очень подробном изучении. Мы берем в руки стакан воды, вовсе не задумываясь о тонкой структуре и совершенно удивительных свойствах этого вещества. Когда нам начинают об этом рассказывать, ахаем, удивляемся, но в нашем бытовом восприятии стакана воды ничего не меняется. Мы не сомневаемся, что стакан воды бесконечно проще любой инфузории. А напрасно. Так обстоит дело с «в-четвёртых».

С причиной «в-третьих» мне было проще разобраться. Я – застал «золотой век» развития компьютерной техники, когда её возможности казались неограниченными. Представление об оптимизирующем всё на свете мозге, очень универсальном из-за этого, пришло прямо оттуда. Привыкание здесь прошло у меня раньше. Как и вера в то, что функционально мозг подобен мощной (невообразимо, по тому времени, мощной) вычислительной машине, имеющей встроенные механизмы решения оптимизационных задач, огромную память, использующей в качестве натурной модели весь организм человека. Хотя физический уровень психических процессов всё ещё не прояснён, но не появились и данные, опровергающие такое «машинное» представление о мозге. И – главное, работа с вычислительной техникой многократно приводила меня к представлению о высокой ценности полноты представления данных. Во множестве ситуаций можно было накопить массу данных, но не достичь при этом полного охвата, и полезность работы падала не пропорционально упущенной части данных, а во много раз. В то же время связывание данных из нескольких предметных областей порождало систему с новым уровнем полезности. Отсюда пришло понимание принципиального отличия человеческого мозга от мозга остальных животных – человеческий мозг оказался способным охватить весь мир.

Про «во-вторых» – оказывается достаточным непредвзято объединить широко известные представления и идеи. Важно не ограничиваться временными рамками и постараться не придумывать особое место для человека в мире. Здесь ведущей идеей выступает идея развития. Человеческий разум – новое качество, должен быть удачным решением до человеческих проблем приматов. Заявленная в «большой гонке» цель человеческой разумной деятельности – повышение потенциала должна быть согласованной с предыдущим (до разумным) периодом. С другой стороны, в начале разумного периода не мог быть принят во внимание (был неизвестен, невидим) далекий итог – каким он будет? И, наконец, потребовалась физическая идея выживания за счет лучшего удержания составных частей в условиях, когда есть поток разрушающих воздействий и есть конкуренция в использовании ресурсов. Из этого вытекало – не допускается, будет, точнее, должно было быть отсечено отбором всё лишнее. А что поддерживает активность людей? Ясно – всё новые задачи, всё новые угрозы. Откуда они берутся? Да, может, они всегда были, да мы о них узнали только сейчас. Значит, всё узнаем, и кончится наша активность? Нет. Всё время мы сталкиваемся с неожиданными, редкими, абсолютно новыми явлениями. Страшнее те из них, которые сопровождаются большими выделениями и поглощениями энергии. И, слава Создателю, чем выше энергетика, тем реже явление. Но закономерно накапливается, возрастает вероятность их появления с общим увеличением времени наблюдения – продолжительностью существования человечества. Отсюда – представление о «большой гонке». Так что стимулов для активности на нашу жизнь хватит.

А, что до пессимизма «большой гонки», что до «во-первых», то так себе представлять будущее действительно страшно и тоскливо. Буду очень рад узнать что-нибудь ободряющее и облегчающее душу о нашем будущем. Хорошо бы – кто-нибудь пришел и рассказал. Пока никто оттуда не возвращался. Да мы просто изнежены мифическими представлениями о жизни! Вспомните, ведь наркоз изобретен совсем недавно. А вокруг разные твари жрут друг друга без наркоза! И в голову не приходило людям, что нужно обезболивать операции по отрезанию головы или других частей. Это – о том, что мир не считается с нашей нежной чувствительной душой, не щадит нашу впечатлительность. Так я приучал себя к ошеломляюще безнадежной картине будущего. Что может примирить нас с этой безысходностью? Радостное осознание того, что каждый из нас, скорее всего, умрет раньше, чем сбудутся прогнозы будущего для человечества в целом. А вот детей жалко. Нужно постараться, чтобы и на их жизнь не пришлось «будущее всего человечества». Хорошенько постараться.

И, наконец, «пятый пункт» – «в-пятых». Мой недостаточный авторитет – действительный и непоправимый факт. А кто – авторитет? Уж не тот ли, кто профессионально доказывал, что наш социализм – лучшее и окончательное завоевание человечества, что целесообразны массовые расстрелы и прочие деяния? Или тот, кто нахапал больше? Или тот, кто бесстыдно торгует воздухом надежды на личное бессмертие? Нет уж, придется думать самим. Вот я и думал сам. Ничего не отвергал. Никому не поклонялся. И жизнь позволила заниматься этим достаточно долго, и пришлась моя жизнь на серьёзный излом нашей истории. В общем, так сложилось. Всё написанное вполне согласуется со всем известным на сегодня. Нужен не мой авторитет, а ваше уважение к собственной способности думать. Не отдавайте своё право думать никаким авторитетам.

 

Заключение

Оглавление

 

Дата публикации:

9 апреля 2001 года

Электронная версия:

© НиТ. Cтатьи, 1997

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2018
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика