Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Препринт / История науки
Начало сайта / Препринт / История науки

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Во главе двух академий

Грюндеры и грюндерство

Механизм ответственной власти

Пионеры атомного века

У истоков дизайна

Ученые – популяризаторы науки

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Долгое прощание с лысенковщиной

Василий Леонов

Часть 3

Какой статистике учить?

Исправить положение оказалось очень трудно, поскольку августовская сессия ВАСХНИЛ спровоцировала долголетнее обсуждение того, чему и как учить студентов вузов. В полной мере это касалось и такого предмета, как статистика. В таких журналах как «Вестник статистики» и «Вестник высшей школы» на протяжении более 10 лет периодически появлялись статьи на эту тему. «Постановление ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам, дискуссия по вопросам биологии помогают вскрыть реакционную сущность теорий современной буржуазной статистики. Обсуждение важнейших проблем биологической науки обнаружило у части советских биологов и статистиков некритического подхода к чуждым нам идеям буржуазной статистики, что свидетельствует о недостаточном овладении этой частью советских ученых основами марксистско-ленинской теории. ... Методы реакционной английской статистики как нельзя лучше подходят к реакционной менделе-моргановской школе в биологии» [28]. «Советские статистические методы являются самыми передовыми, ибо они базируются на гениальных трудах Ленина и Сталина.» (Советская статистика – самая статистическая статистика! – В.Л.)... Весь курс статистики ... должен быть проникнут партийностью, должен быть идейно направленным. ... Надо дать развернутую критику метафизических реакционных представлений о соотношении необходимого и случайного, критику буржуазной статистики и особенно апологетов капитализма Пирсона, Фишера и других» [29]. Очевидно, что выполнить подобные установки в преподавании статистики могли только такие же идеологизированные преподаватели, которые в силу этих установок были не способны донести до студентов передовые для того времени идеи и методы статистического анализа. Те же ученые и преподаватели, которые игнорировали эти установки, подвергались критике и травле. Один из таких примеров мы уже приводили выше [18]. На протяжении всего этого периода проводилась мысль о том, что доминирующую роль в статистике играет не закон больших чисел, а марксистско-ленинская философия. Для подтверждения этого тезиса приведем выдержку из типичной публикации на эту тему [30]. «Статистика в СССР достигла огромных успехов. Она является самой передовой статистикой в мире. Однако научная и учебная литература у нас еще не отвечает возросшим требованиям... со стороны Советского правительства. ... Так в книге академика Немчинова «Сельскохозяйственная статистика с основами общей теории», изданной в 1945 году (За нее В.С. Немчинов получил в 1946 г. Государственную премию – В.Л.), статистика определяется как метод количественного анализа варьирующих явлений и условий, вызывающих вариацию, как метод, одинаково пригодный для изучения всех явлений природы и общества. Основой статистики академик Немчинов объявляет закон больших чисел. «Закон больших чисел имеет такое же значение для статистической науки, как закон всемирного тяготения в небесной механике, поэтому без точных его математических формулировок нельзя обосновать теории статистики» (стр. 90 упомянутой книги)». Далее авторы статьи утверждают: «Статистическая теория и наука может опираться только на философию Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина. Диалектический материализм и марксистско-ленинская политическая экономия, а не закон больших чисел, являются основой статистики как науки. ... Известно, что «..любое явление может быть понято и обоснованно, если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений» (Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 536, 11-е изд.). Следовательно, неправильно утверждается в «Курсе статистики», что закономерности развития объектов наблюдения могут быть установлены только в массе, в большом количестве фактов» [30]. Каждый очередной труд коммунистических «партайгеноссе» вновь угодливо трактовался «генералами от биологии и медицины». Так, после известной работы Сталина с критикой Марра, немедленно появилась работа биолога академика Опарина А.И. «Значение трудов товарища И.В. Сталина по вопросам языкознания для развития советской биологической науки.» [31] (Вдумайтесь только в эту абракадабру! – В.Л.)

Поражение Лысенко

После смерти Сталина возросли усилия ученых по прекращению монополии Лысенко в биологии. В печати стали появляться отдельные статьи с критикой лысенковщины. Наибольшего подъема они достигли в 1955 году, в котором отмечалось 100-летие Мичурина. Большой вклад в это внес известный биолог и пропагандист биометрии А.А. Любищев, герой повести Д. Гранина «Эта странная жизнь». Отметим, что А.А. Любищев был единственным в СССР членом Международного биометрического общества [31]. 30 июля 1955 г. он закончил статью «Об аракчеевском режиме в биологии». «Считаю своим долгом как ученого и гражданина возвысить голос против аракчеевского режима в биологии, возглавляемого академиком Т.Д. Лысенко и его сторонниками. Аракчеевский режим в биологии установлен со времени августовской сессии 1948 года, на которой Лысенко выступил с заявлением, что его доклад «О положении в биологической науке» был одобрен ЦК КПСС. Так как это заявление не было опротестовано, то, очевидно, оно соответствует истине. Эта безоговорочная поддержка (по моему глубокому убеждению, ошибочная) вызвана, по моему, целым рядом объективных причин, которые вполне объясняют эту поддержку. Этими причинами, по моему, являются:... консерватизм многих опытников, не желающих использовать новейшие методические приемы обработки полевых данных;... Так, в результате гонения на математическую статистику, связанную с законами Менделя, из программы преподавания биологии в университетах были совершенно изгнаны высшая математика и вариационная статистика. Книги по дисперсионному анализу – важнейшему орудию полевых исследований и возникшему как раз на биологической почве – издавались только в применении к технике, тщательно изымались из библиотек все книги с изложением менделизма и морганизма» [31, стр. 26]. В октябре 1955 г. А.А. Любищев пишет статью «О монополии Лысенко в биологии» и направляет ее Н.С. Хрущеву. В это же время он пишет статью «К столетию со дня рождения Мичурина». В ней А.А. Любищев сравнивает положение в точных науках и в биологии и задается вопросом о том, почему случилось так, что именно в биологии возник монополизм одного человека – Лысенко?

«Но почему имеет место такая разница (в области точных наук философы не причиняют такого вреда, как в биологии)?

1. Потому, что точные науки и техника дают результаты, ясные для каждого, и там очковтирательство быстро вскрывается.

2. В биологии же, в особенности в агрономии, проверить результаты трудно, тем более что все крайне засекречено. Мы не знаем точно, какова урожайность современных полей и повышается ли она или понижается.

3.Многие биологи крайне противятся проникновению в биологию математики вообще и математической статистики в частности, и усвоение всего этого не так-то легко» [31, стр. 149].

Осенью того же 1955 г. по инициативе известного генетика Александрова В.Я. было написано письмо в Президиум ЦК КПСС о необходимости изменения ситуации в биологической науке [32]. «В 1955 г. исполнялось 100 лет Мичурину. Опасаясь того, что Лысенко может использовать эту дату для укрепления своих позиций, около 250 известных ученых подписали письмо-обращение в Президиум ЦК КПСС где излагалась отрицательная роль Лысенко. Письмо подписали, в том числе И.Е. Тамм, Л.Д. Ландау, П.Л. Капица, А.Д. Сахаров, Я.Б. Зельдович, И.Б. Харитон и др. Но И.В. Курчатов и А.Н. Несмеянов как члены ЦК КПСС отказались поставить свои подписи, пообещав лично поговорить с Хрущевым» [6, стр. 545]. Отметим, что еще раньше с аналогичными обращениями выступал генетик В.П. Эфроимсон [33], а затем последовала целая серия обращений А.А. Любищева [31]. Все это привело к тому, что в 1955 г. Лысенко освободили от обязанностей Президента ВАСХНИЛ, однако спустя 6 лет, в 1961 г. он вновь стал Президентом ВАСХНИЛ.

Эта «оттепель» способствовала появлению ряда интересных публикаций. «В печати появилась... статья – на тему об ошибках в постановке лысенковцами экспериментов. В журнале «Почвоведение» в 1955 году была напечатана статья Евгения Васильевича Бобко, ученика Д.Н. Прянишникова, в которой он, проанализировав причину постоянных успехов «колхозной науки», приходил к заключению, что методы работы лысенковцев были порочными и позволяли не сообщать результаты тех опытов, которые шли вразрез с установками лиц, ставящих такие опыты. Как показал Бобко, механизм такого подхода сводился к вольному обращению с цифрами, ставшему возможным в результате отказа от научно-обоснованных приемов обработки информации» [6, стр. 540]. Обратим внимание на то, что статья с подобной критикой появилась в 12 выпуске журнала «Почвоведение», т.е. уже после того как Лысенко освободили от обязанностей Президента ВАСХНИЛ. Из этой же статьи мы узнаем, что именно отсутствие грамотной методологии анализа результатов агрономических опытов позволяли недостоверные результаты выдавать за рекордные достижения. «Поэтому нет ничего удивительного в том, что акад. Т.Д. Лысенко, использовав проведенные в производственных условиях, что само по себе не является недостатком, но порочные по своей методике опыты, получил положительные результаты о приема яровизации, тогда как акад. П.Н. Константинов, проводивший свои исследования в опытных учреждениях, где отсеивание опытов, давших отрицательные результаты, не могло иметь места, прибавок от яровизации не получил» [34]. Самое же интригующее мы узнаем в конце этой статьи. «В целях некоторого упорядочения агрономических исследований, в 1946 г. был разработан и напечатан в качестве рекомендуемого стандарт по методике сельскохозяйственных полевых опытов (ГОСТ 3478-46). Однако по требованию руководства ВАСХНИЛ, признавшего этот стандарт нарушающим свободу исследования, тираж его был уничтожен» [34]. Напомним, что в 1946 г. президентом ВАСХНИЛ был академик Т.Д. Лысенко, которому за год до этого было присвоено звание Героя социалистического труда. Итак, отношение Лысенко к прикладной статистике достаточно ясно определено самим фактом уничтожения тиража этого ГОСТа и отказом от него.

А как было раньше?

Отметим, что в отрицании необходимости использования математики в биологических исследованиях Т.Д. Лысенко и его соратники не были пионерами. «Предубеждение против использования математических методов в биологии было очень сильным до конца XIX в. Например, известный математик К. Пирсон вспоминает, что когда в октябре 1900 г. он послал в лондонское Королевское общество для опубликации одну из своих статей, в которой для решения биологической проблемы применил статистические методы (эта статья была опубликована в ноябре 1901 г.), то получил решение Совета Королевского общества, обращавшего внимание автора на нежелательность того, чтобы в статьях по биологии содержался какой-либо математический аппарат» [3, стр. 112]. И это несмотря на то, что девизом английского Королевского общества был лозунг «Ничего словами», который являлся афористичным выражением основного принципа естествознания: признавать только те выводы, которые подкреплены математическими выводами, либо воспроизводимыми экспериментами. Таким образом, биологии отводилась роль пограничной науки, занимающей промежуточное место между «точными науками», и «гуманитарными науками», которые традиционно в Англии относились к категории «искусств». «В знак протеста К. Пирсон даже намеревался выйти из состава Королевского общества. Однако Ф. Гальтон, которому он сообщил о своем намерении, отсоветовал ему делать это. Тогда К. Пирсон основал в 1901 г. журнал «Биометрика», задачей которого было поощрение использование математических методов в биологии. В статье, написанной специально для первого номера этого журнала, Ф. Гальтон отмечает, что «новая наука не может зависеть от того, как ее встречают представители старых наук, и поэтому следует создать специальный журнал по биометрии [3, стр. 112]. Спустя много лет, уже в наше время возник более узко специализированный журнал "Statistics in Medicine". Такое отношение к медицине и биологии было характерно не только для английских ученых. Вот как описывает Клод Бернар в своей книге «Введение к изучению опытной медицины» отношение к этому во французской Академии наук: «Коротко говоря, экспериментальная медицина, – синоним научной медицины, – может сложиться только с постепенным распространением научного духа между медиками. ... Выражаемое здесь мною желание почти соответствует мысли Лапласа, которого спрашивали, зачем он предлагал допустить в Академию наук медиков, зная, что медицина не наука? «Затем –, отвечал он, – чтобы они обращались с учеными» [37, стр. 272].

Подобные же ситуации ранее возникали и в России в других областях науки. «В первой половине XIX в. публиковались резкие выступления против математизации физики, ставившие под сомнение законность существования ее теоретических направлений. Так, профессор физики, минералогии и сельского хозяйства Московского университета М.Г. Павлов в 1837 г. в «Литературных приложениях» к «Русскому инвалиду» выступил со статьей «О неуместности математики в физике» [38].

Однако в России конца прошлого и начала этого века статистика была достаточно популярна как в целом в естественных науках, так и в медицине и биологии в особенности. Не будет преувеличением утверждение, что, пожалуй, самым активным сторонником использования статистики в российской медицине был основоположник военно-полевой хирургии Николай Иванович Пирогов. Еще в 1849 г., говоря об успехах отечественной хирургии, Н.И. Пирогов указывал, что «...приложение статистики для определения диагностической важности симптомов и достоинства операций можно... рассматривать как важное приобретение новейшей хирургии».[39] В своем учебнике по основам военно-полевой хирургии Н.И. Пирогов пишет: «Я принадлежу к ревностным сторонникам рациональной статистики и верю, что приложение ее к военной хирургии есть несомненный прогресс» [40].

Впрочем, не только Н.И. Пирогов был активным сторонником использования «рациональной статистики» в медицине. Так известный российский терапевт и организатор земской медицины Вячеслав Авксентьевич Манассеин в своих клинических лекциях уделял большое внимание медицинской статистике, однако, не противопоставлял ее клиническому наблюдению, а напротив, подчеркивал их взаимную важность: «Для проверки в клинике имеются два пути, отнюдь не исключающие друг друга и одинаково важные. Я разумею путь статистического доказательства, с одной стороны, и точное клиническое наблюдение каждого отдельного случая – с другой».

Привлечению внимания в России к статистике способствовало и проведение в августе 1872 г. очередной, восьмой сессии Международного статистического конгресса. В небольшой брошюре Е. Анучина «Значение статистики как науки и международный статистический конгресс» [41] изданной в Санкт-Петербурге в 1872 г. рассмотрены основные для того времени проблемы статистики как науки. «В настоящее время открывается в Петербурге восьмая сессия международного статистического конгресса, возникшего 19 лет назад, по мысли знаменитого бельгийского статистика и астронома Кетле. Это событие, в котором наглядно выразится наша духовная связь с цивилизованными странами Европы, еще сильнее должно укрепить в нашем обществе сознание необходимости основательно изучить родную страну, ее производительные силы, ее духовные и материальные потребности. Подобное изучение может быть достигнуто только посредством целого ряда разумно направленных и правильно исполненных статистических исследований».[146, стр. 3]. Одним из основных направлений этой сессии конгресса было определение самого предмета статистики и основных областей ее применения. «Всякий ученый определяет статистику по своему и таких определений почти столько же, сколько лиц, писавших о статистике; для одного – это географическая наука, для другого – историческая, для третьего – политическая, для четвертого – математическая и т.д.» [41, стр. 5] Эти проблемы были рассмотрены также и на предыдущих венской, лондонской и флорентийской сессиях и «... был начертан полный план научной статистики, в которой гостеприимно были приняты и физика, и химия, и ботаника, и зоология с включением перелетных птиц и т.п.» [41, стр. 6].

Наиболее активно проникновение статистической методологии в медицинские исследования в тот период наблюдалось в российской Военно-медицинской академии (Санкт-Петербург) – старейшей медицинской организации России. Так в 1873 г. в Военно-медицинской академии П.Д. Енько защитил диссертацию на тему «Опыт приложения анализа к вопросу о ревакцинации». Эта диссертация стала первым исследованием в отечественной и европейской медицинской литературе, в которой столь глубоко была сделана попытка применения математического анализа к медико-статистическим наблюдениям. В 1874 г. в Военно-медицинском журнале с критическим анализом этой диссертации выступил М. Зенец. В своем анализе он в частности, говорил, что «... медицина, несмотря на свое многовековое существование, и до сих пор еще находится в таком несовершенном состоянии, что для решения многих из ее вопросов часто имеющих общегосударственную важность, почти единственным средством... является собирание многочисленных статистических данных». В этой же статье он анализировал возможности использования математики в медицине. Его мысли на эту тему не потеряли своей актуальности и по сей день: «Медицина есть именно одна из тех областей человеческого ведения, в которой можно ожидать от приложения статистико-математического метода самых плодотворных результатов» [42]. Представляет интерес и само название этой статьи: «Как не должно собирать медицинские статистические данные и как не должно ими распоряжаться, чтобы вместо результатов истинных не получать ложных». Спустя 4 года в 1878 г. в газете «Здоровье» была опубликована работа «Приложение теории вероятностей к учению об инфекционных болезнях. Сыпной тиф», написанная М.К. Зенец. А в 1889 г. в газете «Врач» была опубликована следующая работа П.Д. Енько «О ходе эпидемий некоторых заразительных болезней». В этой же газете 4 июля 1892 г. публикуется статья М.К. Зенец «О соотношении между пульсом, дыханием и ростом у человека» [43], в которой автор приводит аллометрическое уравнение связывающее вместе эти характеристики человека. Заметным событием для медиков того времени стала диссертация А. Антоненко на степень доктора медицины «Критический обзор современных военно-медико-статистических исследований относительно мирного времени» [44]. В этой диссертации автор достаточно подробно изучил обширные материалы русского военного ведомства и провел анализ состояния здоровья призывников того времени. Интересно отметить, что уже в те годы одной из причин для отсрочки от призыва в ряды армии была «невозмужалость» призывника, которая имела 12 градаций, в том числе «недостаток роста, узкая грудь, слабосилие, слабосилие и узкая грудь» и т.д. В выводах этой диссертации, которые по нормам того времени назывались «Положения», автор констатировал:

«1) В русском военном ведомстве собирается обильный и ценный медико-статистический материал.
2) Материал этот (положение №1) подвергается не вполне научной обработке» и т.д.

В списке использованных автором источников, общий объем которых составляет порядка 500 наименований, на стр. 115, 118 и 123 можно найти и такие ссылки [44]:
359. Либермейстер. Применение теории вероятностей к терапевтической статистике. Москва, Медицинск. Газета. 1877, №110.
404. Перфильев. Статистика в приложении к медицине. В. Мед. Жур. 1880, №1.
474. Д. Песков. Общие принципы статистики и ее значение в связи с теорией вероятнотей, в истории успехов человеческих знаний. Вр. Ведом. 1881.

Все эти работы вызывали живейший интерес у передовых биологов и врачей России. В периодических журналах появлялись отклики на эти статьи, обсуждались дискуссионные вопросы. Без преувеличения можно говорить о том, что российская медицина того времени более активно применяла статистику в биологии и медицине, нежели в других европейских странах. В этот же период в России издается немало современных для того времени учебников по статистике:
Курс статистики, составленный в 1864...65 учебном году для студентов императорского университета св. Владимира профессором Н. Бунге. Киев. В университетской типографии. 1865. 123с.
Теория статистики Ю. Янсона. Засл. ординарный профессор, С-Петербург. 1891. – 561с.
Ю. Янсон. Направления в научной обработке нравственной статистики. Введение в сравнительную нравственную статистику. С-Петербург. В типографии К. Вульфа. Литейный проспект, дом №60. 1871.
Теория вероятностей. Профессора Ермакова. 1902 г. С-Петербургский политехнический институт. Типо-Литография М. Трофимова, Можайская, дом №3. С-Петербург, – 216с.
А.И. Чупров. Статистика. Перепечатано с издания кассы взаимопомощи С-Петеребургского Политехнического Института, исправленного А.А, Чупровым в 1907 г. Издание библиотеки студентов юристов. Киев. Типо-литография «Прогресс», Б-Подвальная, №2. Телефон 1232. 1907.
А.А. Чупров. Очерки по теории статистики. Второе издание, пересмотренное и дополненное. Издание М. и С. Сабашниковых. С-Петербург. Типография «Правды», Владимирская площ. 19. 1910.
К.А. Кауфман. Теория и методы статистики. Профессор статистики С-Петербургских высших женских курсов. Типография Т-ва И.Д. Сытина. Пятницкая улица, свой дом. Москва – 1912. 632с. с картограммами и диаграммами. 2-е издание.
Некрасов П.А. Теория вероятностей. Издание 2-е, дополненное статистической теорией взаимоотношений и элементами Номографии. С-Петербург. Склад издания у К.Л. Риккера, Невский пр., 14, 1912. – 523с.
Волков М. Учение о вероятностях. С-Петербург. Типография Императорской Академии наук, Вас. Остр., 9 лин., №12. 1913. – 208с.

Достижения школы английских статистиков К. Пирсона и Ф. Гальтона стали доступны российским читателям благодаря работам А.А. Чупрова и Е.Е. Слуцкого. Так Е.Е. Слуцкий в своей книге «Теория корреляции и элементы учения о кривых распределения» (Киев, 1912 г.) пророчески писал, что «распространение идей новой школы на все страны и на все области возможного их применения – дело не особенно далекого будущего». И действительно, их распространение в последующий период началось не только в социально-экономической статистике, но и естественных науках, в первую очередь в биологии. Во многом этому способствовало издание работы А.В. Леонтовича «Элементарное пособие к применению методов Гаусса и Пирсона при оценке ошибок в статистике и биологии» (Киев, 1909...1911 гг.).

Более того, в эти же годы в России издаются и неплохие библиографические указатели, содержащие, в том числе, и ссылки на литературу данной тематики. Например, достаточно широко был известен следующий сборник: «Указатель русской литературы по математике, чистым и прикладным естественным наукам, медицине и ветеринарии за 1875 г.». Составлен под редакцией Профессора Н.А. Бунге и лекаря П.В. Гвоздика. Киев. Типография М.П. Фрица, большая Владимирская улица, возле пам. Ирины, собствен. дом. 1877. Издан Киевским обществом естествоиспытателей при содействии других русских ученых обществ. Цена 2 руб сер.». В этом указателе имеется достаточно много ссылок на статистические сборники, в том числе и на сборники по медицинской и санитарной статистике. Это также служит свидетельством того, что в этот период российские ученые разных отраслей знания брали на вооружение новые методологические приемы статистики.

В первые послереволюционные десятилетия интерес к применению статистики в научных исследованиях не уменьшился. Продолжала свою деятельность школа статистиков в Петербургском университете. В этот период там активно работал Лев Семенович Каминский (1899...1962 гг.). После окончания в 1918 г. медицинского института он специализировался по санитарной и медицинской статистике, преподавая их в медицинских институтах. Вся дальнейшая его работа в Петербургском университете была направлена на активное внедрение достижений статистики в практику медицинских исследований. Его перу принадлежат известные пособия по санитарной и медицинской статистике. Немало издается в эти годы и учебной статистической литературы специально ориентированная на агрономов, биологов, врачей, педагогов, педологов, психотехников, работников физкультуры и всех тех, кого в то время было принято называть «опытниками» – экспериментаторами. В некоторых изданиях это слово непосредственно употреблялось в названиях книги, например Сапегин А.А. «Вариационная статистика. Практическое элементарное пособие для опытников». Более того, выпуск такой литературы продолжался вплоть до 1941 г. В частности, в 1940 г. было издано специальное методическое руководство для научных работников и аспирантов: Поморский Ю.Л. Методы статистического анализа экспериментальных данных. Методическое руководство для научных работников и аспирантов. Многие издания Ю.Л. Поморского, А.А. Сапегина, и других авторов выдерживали многократные переиздания. Вот только небольшой список этих изданий:
Бетц В. Проблема корреляции в психологии (о соотношении психических способностей). – М., 1923.
Леонтович А.В. Биологическая статистика в применении к сельскому хозяйству. – М., 1922.
Левитский Г. Элементы биометрии. – М., 1922. – 78с.

Смит М. Основы статистической методологии. Выпуск первый. Роль статистического метода в научном исследовании. Важнейшие приемы статистического измерения. Издание второе. Пересмотренное и дополненное. – М.: Государственное издательство, 1924. 245 с.
Принцинг Ф. Методы санитарной статистики. – М., 1925.
Савостин П.В. О применении биометрического метода в метеорологии. – Томск: Тип. Издат. «Красное знамя», Тимиряз., 2, 1925. 11 с.
Сапегин А.А Вариационная статистика. 4-е изд. – М-Л.: Госиздат, 1929. 135 с.
Сапегин А.А. Вариационная статистика. Практическое элементарное пособие для опытников. 5-е изд. – М.: Государственное издательство колхозной и совхозной литературы Сельхозгиз, 1935. 93 с.
Сапегин А.А. Вариационная статистика. Практическое элементарное пособие для агрономов, опытников и биологов. – 6-е изд. – М.: ОГИЗ, 1937. 88 с.
Леонтович А.В., Григорьев Г.А., Мандзюк А.И. Вариационная статистика. – М.: Сельхозгиз, 1935. 204 с.
Левинский В.П. Краткий курс вариационной статистики. – М.: Гос. уч-пед. изд-во, 1935. 153 с.
Поморский Ю.Л. Вариационная статистика. Элементарное практическое руководство для врачей, педагогов, педологов, психотехников, работников физкультуры и агрономов. Издание автора – Ленинград, 1927. (Вторая часть этой книги была издана в Ленинграде в 1930 г. с пометкой: Издание Детского Обследовательного Института им проф. А.С. Грибоедова).

Представляет интерес и выпущенный в 1925 г. сборник статей под названием «Статистический метод в научном исследовании. Опыт коллективной интернаучной работы» / Под общ. ред. М. Смит и А. Тимирязева. – М.: Издательство Коммунистической Академии, 1925. 212 с. Из 10 статей данного сборника 3 статьи посвящено вопросам применения статистики в медицине и биологии.

Усилия по превращению статистики в мощный инструмент не только социально-экономических исследований, но и процессов происходящих в естественных науках, заметны в работах профессора Петербургского университета А.А. Кауфмана. Например, в своей книге «Теория и методы статистики» (М.: ГИЗ, 1928 г.) он пишет: «Статистика или статистический метод переплетаются с политической экономией и экономической политикой, с уголовным правом, медицинской гигиеной, языкознанием, метеорологией... Сфера приложения статистического метода не имеет, таким образом, резко очерченных границ...». Эту же мысль провозглашает и А. Боули в своем труде «Элементы статистики» (М-Л., Госиздат, 1930 г.): «Статистика не является отделом политической экономии и не приурочена к какой-нибудь одной науке. Знание статистики подобно знанию иностранных языков или алгебры: оно может пригодиться в любое время и при любых обстоятельствах».

Все это позволяет утверждать, что к тому моменту, когда Лысенко и его подручные начали изгнание математики из биологических наук, в российской медицине и биологии успешно формировалась статистическая методология объективного анализа экспериментальных данных.

Предложения о реабилитации

В 60-е годы, после низвержения Лысенко и очевидных успехов прикладной статистики в технике и точных науках, стал вновь возрастать интерес к использованию статистики в биологии и медицине. В журналах «Вопросы философии» и «Вестник высшей школы» периодически стали появляться статьи на эту тему. Так В.В. Алпатов в статье «О роли математики в медицине» писал: «Чрезвычайно важна математическая оценка терапевтических воздействий на человека. Новые лечебные мероприятия имеют права заменить собою мероприятия, уже вошедшие в практику, лишь после обоснованных статистических испытаний сравнительного характера. ... Огромное применение может получить статистическая теория в постановке клинических и внеклинических испытаний новых терапевтических и хирургических мероприятий. ... Здесь необходимо подчеркнуть то, что математик-статистик должен включаться в работу медика-экспериментатора на самых начальных этапах этой работы» [35]. В одной из завершающих статей этой дискуссии автор очень точно и концентрированно сформулировал одну из главных причин этой проблемы: «Спорадическое использование элементарной математики в специальных отраслях биологических или медицинских наук восходит еще к древности и не вызывает возражений. Споры возникли сравнительно недавно при попытках систематического внедрения более разработанных приемов. ... Если математические методы еще не стали общим достоянием обычного биологического исследования, то это обусловлено тем, что их смысл еще недостаточно ясен широким массам биологов и врачей» [36]. Известно, что в 60-е годы рассматривалась возможность проведения специальной «анти-лысенковской» сессии АН СССР, на которой предполагалось осудить период лысенковщины и наметить основные пути исправления последствий этого позорного периода советской науки.[5...7, 31...32] Однако это мероприятие не состоялось и ликвидация последствий лысенковщины пошла по разным направлениям достаточно неравномерно. Представляет интерес попытка ответить на вопрос «Преодолены ли в настоящее время последствия усилий Лысенко и его единомышленников по изгнанию статистики из биологии и медицины? Стала ли статистика полноправным инструментом в этих науках?» Ниже мы постараемся провести объективный анализ этого положения и ответить на этот вопрос.

Каким образом оценить современное использование статистики в биомедицине?

Для оценки современного применения статистики в отечественной биологии и медицине в качестве объектов анализа нами были выбраны следующие типы публикаций: журнальные статьи из периодических журналов, диссертации, авторефераты диссертаций и монографии. Такой выбор объектов наукометрического анализа аргументируется следующими соображениями. Эшелон журнальных статей отражает состояние переднего фронта достаточно широкого и динамичного спектра исследований. Кроме того, статейный материал охватывает большое количество авторов разного уровня квалификации и разных возрастов, достаточно широка и география работы авторов. Монографии же и диссертации содержат обобщающие материалы исследований за более длительный период исследований и в тоже время они представляют собой более глубокие исследования с большим периодом полураспада представленной в них информации [3]. Нами были проанализированы 1538 журнальных статей следующих журналов: «Кардиология», «Радиационная биология. Радиоэкология», «Медицинская радиология и радиационная безопасность», «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины» (БЭБМ), «Вестник РАМН» и «Клиническая медицина» вышедших в период 1987...97 гг. Кроме того, был выполнен выборочный анализ отдельных выпусков таких журналов, как «Проблемы эндокринологии» и «Международный журнал медицинской практики» и некоторых других биологических и медицинских журналов. В анализ не включались передовые статьи, обзоры и лекционные статьи, т.е. анализировались только те статьи, в которых сообщалось о результатах выборочных исследований. Были также проанализированы 42 докторских и 206 кандидатских диссертаций, а также 157 авторефератов диссертаций по 23 научным специальностям защищенных за этот же период. Примерно 75% проанализированных диссертаций было защищено по следующим 14 шифрам научных специальностей: 03.00.01; 03.00.05; 03.00.07; 03.00.10; 03.00.13; 14.00.05; 14.00.06; 14.00.16; 14.00.17; 14.00.18; 14.00.19; 14.00.25; 14.00.34; 14.00.36. Выбор журналов и научных специальностей диктовался в основном структурой отечественной заболеваемости и смертности. Число проанализированных монографий, изданных в 1987...1997 гг. по этим же направлениям исследований, составило 59. Целью данного исследования являлся квалиметрический анализ публикаций с точки зрения как корректности использования в описываемых исследованиях методов прикладной статистики, так и корректности и полноты их описания. Анализировалась адекватность выбранных методов статистики целям и задачам исследования, глубина использования этих методов, частота применения различных статистических критериев и методов, а также качество их описания и содержание редакционных требований ряда журналов, касающихся данного раздела публикаций. Проводилось сравнение уровня использования статистики в диссертациях разных научных специальностей и в статьях разных журналов, сравнение уровней отечественных и зарубежных публикаций с этой точки зрения, а также результатов настоящего исследования с аналогичными результатами других исследователей. В данной статье приведена только небольшая часть этих материалов. Основные результаты данного исследования будут отражены в готовящейся к изданию монографии, выход которой предполагается в начале 1999 г. Помимо результатов анализа перечисленных выше источников в данном издании приведена краткая история применения статистики в российской биологии и медицине и дан анализ требований журнальных редакций к описанию методов статистики. Кроме того, большой объем занимает детальный анализ многочисленных примеров некорректного использования или описания методов статистики, а также имеются многочисленные примеры статистического анализа разнообразных биомедицинских данных. Основной упор в этих примерах делается на разнообразные современные методы многомерной статистики.

Во всех случаях ссылок на диссертации, по материалам которых дается критический анализ применения или описания статистических методов, мы приводим только полное название самой диссертации, научную специальность и год защиты. И только в тех случаях, когда упоминаемые диссертации рекомендуются читателям как примеры грамотного и глубокого использований методов статистики в биомедицинском исследовании, мы приводим и фамилию автора работы.

 

Часть 4

Оглавление

 

Дата публикации:

15 августа 1999 года

Электронная версия:

© НиТ. Препринт, 1997

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика