Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Парадокс XX века
Начало сайта / Раритетные издания / Парадокс XX века

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Во главе двух академий

Законы Паркинсона

Люди и биты. Информационный взрыв: что он несет

Популярная информатика

Ум хорошо...

Часы. От гномона до атомных часов

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Парадокс XX века

Борис Шуринов

Глава 12. Проверьте сами

Корб-озеро. Кто вырыл яму?

[Случай, о котором пойдет речь ниже, описан участником расследования писателем В. Демидовым, бывшим в свое время сапером-пиротехником в группе разминирования. Рассказ, озаглавленный «К вопросу о романтике», помещен в его книге «Мы уходим последними» («Молодая гвардия», 1967). Никакая попытка изложить содержание рассказа даже при обильном цитировании автора не заменит удовольствия, которое может доставить только оригинал. Мною использован также и материал о Корб-озере из сообщения ленинградца Ю.М. Райтаровского.]

Эта история свидетельствует об удивительной способности ученых зажмурить в нужный момент глаза и держать их закрытыми столько времени, сколько нужно. А там все образуется. Впрочем, может быть, так и следует поступать: зачем соваться в историю, объяснить которую, не привлекая лукавого, невозможно? Не лучше ли сделать вид, что очень занят, нежели оказаться в глупом положении?

Итак, загадка Корб-озера.

«Расположено в межхолмном понижении, простирается по линии В-З, в западной оконечности озера в него впадает река Тукша, вытекая из него в восточной оконечности. Длина озера – около 600 метров, ширина в средней части – 160 метров, средняя глубина – примерно 5...7 метров. Южный берег в большей части возвышенный, кромка леса отстоит от воды примерно на 200 метров, берег безлесый, довольно крутой. Северный берег отлого поднимается, лес начинается у самой воды. Дно сильно заиленное, прозрачность воды – нулевая».

Примерно в 9 часов вечера 27 апреля 1961 г. Василий Михайлович Бродский, работник леспромхоза, прошел берегом озера, проверил маленькую плотинку на стоке и направился дальше. В 7 километрах от интересующего нас места В.М. Бродский заночевал. Утром пошел обратно. В 8 часов утра 28 апреля он снова оказался на берегу этого озера. «И остановился пораженный, ошеломленный, потрясенный никогда не виданным явлением...»

«Потом он целый день шагал до ближайшего лесопункта, потом целую ночь – в район, пока не ушла... телефонограмма», в которой говорилось следующее:

«Берегу озера образовалась непонятная воронка. Нужны специалисты и водолазы».

Примерно через неделю на место происшествия прибыла из Ленинграда группа военных специалистов с целью определения характера вероятного взрыва, создавшего воронку. Пробиться на мощном трейлере не удалось, шли пешком километров тридцать.

«И вот мы наконец тут, – пишет В. Демидов, – стоим над огромной ямищей, а глаз отмечает все новые и новые подробности: крутой берег небольшого продолговатого озера. С нашей стороны – старые сероватые строения, не то сарайчики, не то брошенное жилье; с другой – молчаливый, таинственный лес. Прямо против одного из строений вырван огромный кусок земли. Будто циклоп шарахнул мотыгой. Наибольшая длина ямы вдоль берега – около двадцати семи метров. Ширина – больше пятнадцати. Глубина – три. У берега – большая полынья. В ней – редкие взлохмаченные льдины. Дальше – ровный, набухающий лед.

Яма как яма. И все же есть в ней что-то такое необычное... Но что? Чего-то недостает в сознании и ощущении. Может быть, ощущения причины? Пожалуй... В любой ситуации наш мозг немедленно собирает информацию о явлении или действии, свидетелями которых мы становимся, и тут же пытается проанализировать, призывая на помощь аналогию, основанную на книжном или реальном опыте. Пусть потом эта аналогия окажется нелепой, надуманной, но в первый момент она нужна как воздух. Здесь аналогии не было...

Я спустился в яму. Ни родников. Ни грунтовых вод. Ничего хоть чуточку привлекающего внимание. На подходе к воде низ ямы сильно сужается. У самой воды вроде бы след чего-то тяжелого: дерн здесь раскидан по сторонам, дно чуточку приглажено. На озере – лед как лед: ни трещин, ни выбросов грунта на нем нет. Хм, выбросов... Может, начать именно с этого? В принципе такую ямищу мог размахать и взрыв... Но где же все-таки выбросы?

Пока водолазы готовились пойти на дно, я буквально ползал вокруг ямы. Искал хоть бы кусочек выброшенного взрывом грунта, хоть бы опалинку на прошлогодней траве. Ничего!» В. Демидов подошел к воде.

«У ног плавали сероватые лохмотья пены, и среди них мелкие черные шарики, напоминающие сгоревшие семена проса или конопли, только меньше по размерам». «Растер в пальцах – хрупкие».

Водолаз А.М. Тихонов вылез из воды, закончив первичный осмотр дна озера.

«Дно около ямы, – рассказывал он, – покрыто сброшенной землей, глыбами мерзлого дерна. Понятно, почему в полынье мало плавающего льда! Его просто прижало ко дну. Скоротечность катастрофы не позволила льдинам вырваться на поверхность. Вся масса скинутой земли лежит довольно узким и длинным участком. Справа и слева от него – дно чистое и плотное».

Всплывший водолаз нечаянно перевернул одну льдинку. «Представьте себе кусок льда сантиметров тридцать толщиной. И вся его нижняя часть, та, что находилась в воде, окрашена в яркий изумрудный цвет!» «Просто половина льдины как бы впитала в себя необычный колер». И так все выбитые льдинки. А отломили кусок от ледяного поля – ничего нет.

После тщательного изучения дна был обнаружен след: «Похоже будто огромная труба лежала. Потом валик метра полтора высотой. Словно бы толкала «она» перед собой грунт и остановилась. Дальше – ничего». «Куда же «она» делась? Не улетела же назад?»

«А если улетела? Прикинули: с колоссальной скоростью эта штука грохнулась о землю, вырвала из берега около тысячи кубиков мерзлой земли, проползла по дну примерно двадцать метров, пробила пятиметровую толщу воды и вертикально умчалась в небо... Только так».

Взяли пробу льда, воды, грунта, пены, выловили горсточку зерен, фотографировали, пока не кончилась пленка.

Уполномоченный районного отдела милиции опросил лесорубов: в ночь с 27 на 28 апреля никто из жителей ближайшего поселка ничего не видел и не слышал.

Далее события разворачивались не менее интересно. Оказалось, что в Ленинграде, насчитывающем более 40 вузов, около 200 научных учреждений и организаций и почти 20 тысяч ученых, не к кому обратиться: никто не интересуется «ямами».

Размышляя о метеоритной гипотезе, В. Демидов бросился на поиски астрономов. «Оказалось, что астроном астроному рознь. Немногие даже в нашей космической столице – Пулковская обсерватория по сей день считается главной – разбирались в метеоритах».

В. Демидову рекомендовали обратиться к профессору Ленинградского университета В.В. Шаронову, который отклонил гипотезу о метеорите: яма велика. Метеорит, сделавший такую яму, не мог остаться незамеченным. Даже килограммовый метеорит – событие для специалистов. «Ямочка великовата, – сказал В.В. Шаронов. – Метеориты делают их самое большее раз в пять крупнее собственных размеров. А такой бы мы никак не проморгали...»

«Не выдерживали критики и гипотезы относительно летательных аппаратов. Были у нас разговоры насчет неопознанных спутников. Но теперь я знаю, что обломки ракетоносителя космического корабля, в котором летал американский космонавт Джон Гленн, были подобраны в Южной Африке, на территории длиной восемьсот пятьдесят и шириной сто километров. Все-таки подобраны! Что же касается идеи об аппарате, упавшем и вновь взлетевшем, то опытные инженеры сильно сомневались в возможности существования устройств, способных выдержать такой колоссальный удар о мерзлый грунт и не растерять всех своих деталей до последнего винтика».

«В Ленинградском университете нам убедительно доказали, что яма наша ничего общего не имеет с карстовыми явлениями, а доктор наук, специалист по механике грунта, окончательно похоронил идею оползня».

Гипотеза о молнии «сгорела» на кафедре высоких энергий Политехнического института.

Образцы исследовались в Лаборатории тонкого химического анализа при кафедре аналитической химии Ленинградского технологического института. Неожиданно заключение:

«Определенные в растаявшем льду элементы не дают возможности объяснить зеленую его окраску, на которую указывали участники экспедиции».

Одна из лучших в стране, Лаборатория тонкого химического анализа не смогла ни объяснить, ни просто подтвердить зеленую окраску льда, так как элементы, обнаруженные в пробах, не давали зеленый цвет в любом из известных сочетаний. И тем не менее семь человек изумлялись зеленому цвету!

Анализ пустотелых зерен химики не проводили, так как это, с их точки зрения, не представляло интереса. В. Демидов упросил проверить и зерна. И вот что оказалось:

«В инфракрасном спектре порошка, полученного при растирании зерен, полоса поглощения, соответствующая колебанию группы С – Н, характерная для любого органического соединения, лежащая от 3 до 4 мю, – отсутствует».

Под микроскопом зерна сверкали металлическим блеском. Были очень стойкими. Частицы их не разрушались ни в концентрированной серной кислоте, ни в ее смеси с плавиковой кислотой. Порошок, полученный из них, не растворялся и в соляной кислоте.

«Позже я выяснил, что зерна подобной формы могут возникать при высокотемпературных процессах, при сварке например. Да, могут возникать... Ведь химический состав наших зерен не дает основания предполагать, что они природного образования. Не встречаются в природе такие сложные конгломераты и в подобной компоновке. То, из чего они возникли, создано искусственно!»

Искусственно! Представляете, как это должно быть интересно для ученых? Вы, наверное, думаете, что химики занялись изучением данных, к работе подключились ученые из других институтов, из Пулковской обсерватории, сотрудники которой сообщили о происшествии в Комитет по метеоритам Академии наук СССР (на всякий случай), все вместе выезжали на место, совместно рассматривали все возможные гипотезы? Но послушаем лучше В. Демидова:

«И все-таки об этой истории постепенно забыли, поскольку выяснилось, что ничего опасного для людей это явление не представляет. По-настоящему заинтересовать ученых мне так и не удалось. Но я иногда достаю из письменного стола фотографии, записи, акты и протоколы. Перебираю на ладони черненькие шарики. Повторяю заключение: "...эти зерна неорганического происхождения и, по-видимому, не являются природным образованием"».

Открытию нового предшествует накопление научных фактов. Что понимается под термином «факт»? Это – действительное, невымышленное происшествие, событие, явление единичного характера. И.П. Павлов назвал факты «воздухом ученого», советовал глубже вникать в их суть, не оставаться у поверхности фактов. И.П. Павлову и в голову не пришло, что кроме топтания у поверхности в арсенале ученых имеется еще и методика сооружения китайской стены, позволяющей не видеть факты, создающие дискомфорт в налаженной и размеренной научной жизни.

По заключению академика Н.Н. Семенова, «для ученого натолкнуться на большое или малое противоречие – дар судьбы. Его нельзя упускать... В научной работе не надо бояться противоречий, их надо искать» (Семенов Н.Н., «Наука и общество», М., 1973, с 346).

Натолкнуться на противоречие – это хорошо. Но споткнуться не хочется...

Не поленимся повторить еще раз вкратце все известное, так как любая попытка объяснить происшедшее должна учитывать все без исключения элементы.

В ночь с 27 на 28 апреля 1961 г. (между 20 и 8 час.) в средней части южного берега в береговом откосе образовалась яма размерами 24,55х 18,6х3,5 метров. У берега озера во льду как продолжение ямы была выбита полынья, а следы на дне показывали, что «что-то», создав яму необычным способом, частично «проглотив», частично сбросив в воду около 1000 м мерзлой земли, не оставив при этом на поверхности ни одного комочка, проползло по дну около 20 метров, толкая перед собой грунт, образовавший валик метра полтора высотой. Затем это «что-то» каким-то образом исчезло. Вероятно, таким же, как и появилось. Отломанные куски льда тридцатисантиметровой толщины оказались окрашенными в нижней части в яркий изумрудный цвет. Были найдены мелкие черные шарики, легко растиравшиеся пальцами.

8 августа 1970 г. на яме побывал Ю.М. Райтаровский. Вот что он рассказывает:

«...произвел фотографирование ямы со сруба, проложив белым шнуром линию С – Ю. Как видно на снимке, за 9 лет в яме выросло три деревца. Толщина стволов была примерно 5 см (ольха). На втором снимке обращает на себя внимание буйная по сравнению с окружающим склоном растительность в яме...

По осевой линии выхода ямы к воде на расстоянии примерно 1 м от уреза воды были взяты пробы грунта на предмет отыскания «зернышек», о которых пишет Демидов. Шурфик разрабатывался слоями по 5...7 см толщиной до глубины 20...25 см. В первом слое попались два-три «шарика», а затем их количество стало резко возрастать, так что в общей сложности их набралось порядка 200...250 штук. При визуальном рассмотрении они имели темный цвет с фиолетовым отливом, подавались раскрошению, внутри пустотелые. При рассмотрении излома пор микроскопом наблюдалась кристаллическая структура».

В 1978 году Ю.М. Райтаровский сделал сообщение на семинаре ЛО ИЗМИР АН СССР, после чего на Корб-озеро выехала экспедиция под руководством канд. физ.-мат. наук Э.С. Горшкова. В экспедиции участвовал Ю.М. Райтаровский, который пишет:

«Первое, что поразило меня по прибытии на место, – это лес, заполонивший всю яму и только яму. На расстоянии 100 м по берегу имелся старый котлован от какой-то постройки довоенных лет. Он оставался не заросшим даже травой, а здесь – лес от края до края ямы, но ни одного деревца выше кромки ямы, на береговом склоне».

«Магнитометрические съемки, – пишет далее Ю.М. Райтаровский, – ничего не дали. Миноискатели обнаруживали только бытовой и военный мусор (подкову, гвоздь, гильзы и т.п.). Магнитным посохом было собрано некоторое количество мелких частиц. Повторная экспедиция в апреле 1979 года работала со льда магнитометром, прибором электроразведки, пробив во льду 300 лунок, но никаких аномалий не обнаружила. Пробы почвы, донного грунта и магнитные образцы были отправлены В.И. Демидовым, участвовавшим в апрельской 1979 гола экспедиции, на анализ в Горный институт. Предварительные сведения – никаких особенностей».

Окончательные результаты ничего нового не добавили.

Итак, это –
не взрыв,
не метеорит,
не карстовое явление,
не оползень,
не молния.

Если в результате сравнения установлено, что данные наблюдения и опыта находятся в противоречии со следствиями, вытекающими из гипотезы, то единственно правильным оказывается вывод о ложности гипотезы. Гипотеза ставится под сомнение уже в том случае, если вступает в противоречие хотя бы с одним-единственным фактом. Все вышеназванные гипотезы вступают в противоречие сразу с несколькими фактами.

Вот вам и тест на интеллект: сформулируйте гипотезу, объясняющую загадку Корб-озера, не растеряв факты. Надо, конечно, исходить из презумпции естественности. Но надо ли в угоду естественности отпихивать неудобные факты искусственным путем?

У В. Демидова есть следующие строки: «Что же касается идеи об аппарате, упавшем и вновь взлетевшем, то опытные инженеры сильно сомневаются в возможности существования устройств, способных выдержать такой колоссальный удар о мерзлый грунт и не растерять всех своих деталей до последнего винтика».

А что, если не «упал», а приземлился, проделал какую-то работу, имеющую, возможно, большой смысл, но бессмысленную с точки зрения современного земного уровня, и улетел обратно?

Улетел обратно, ибо есть следы проделанной работы, но нет следов этого «чего-то», проделавшего работу. В этом случае отсутствие следов есть также след.

Профессор В. Марковиц ищет сообщения в научных журналах

Вспомним, что пишет В. Марковиц:

«Дискуссии об НЛО в научных журналах, однако, очень редки, и не потому, что ученые не хотят изучать эти предметы, а из-за отсутствия сообщений в научных журналах о твердо установленных и документированных случаях. Такие сообщения представляли бы исходный материал, необходимый для изучения и наблюдения» («Земля и Вселенная», 1968, №3).

Совершенно справедливо. Непонятно, почему редакция журнала «Земля и Вселенная» не заинтересовалась этим случаем и не опубликовала исходный материал, необходимый для изучения и обсуждения? Впрочем, было бы понятно, будь у них логичное «земное» объяснение происшествия. Но мы уже видели, как при подходе к проблеме НЛО главный редактор журнала применяет свою «логику».

Что касается читателей, то это народ покладистый. С одинаковым энтузиазмом он воспринял бы вывод об аппарате, грохнувшемся о землю, вырвавшем из берега около тысячи кубометров мерзлого грунта, проползшем по дну примерно 20 метров, пробившем пятиметровую толщу воды и умчавшемся в небо, или версию о группе шутников из институтского кружка самодеятельности, вырывших за ночь яму, пробивших лед, создавших двадцатиметровый след на дне, раскидавших вырытый грунт по дну озера, окрасивших нижнюю часть льда не известным человечеству красителем, ухитрившись не растерять ни одного комочка земли. Загадочные шарики и результаты анализов можно и забыть. В конце концов, не это важно. Главное – уверенность в правоте своей точки зрения. Вот так: или то, или это. Или – или. Третьего не дано.

А нет ли чего-нибудь похожего на этот случай? Посмотрим.

Еще дыры и ямы

Сравнительно недавно, в начале июля 1976 года, пастух из Кольмарлез-Альп (Франция) обнаружил в горах странные следы: две прямые параллельные борозды глубиной от 20 до 25 сантиметров и длиной 20 метров. Борозды начинаются от большой скалы и внезапно обрываются. Камни и горная порода кажутся растертыми в порошок. Рельеф местности, где обнаружены следы, делает ее недоступной для тракторов или чего-либо другого из известных средств. Изучением следов занималась жандармерия («Нис матэн», 11 июля 1976 г.; «ЛДЛН», 1976, №159).

Похоже, что и здесь что-то улетело.

10 мая 1967 г. на поле, засеянном клевером (Марлиан, Кот дир, Франция), были найдены загадочные следы. Расследование велось силами жандармерии и ВВС Франции. Следы были «фигурными не только в горизонтальном плане, но и в вертикальном!

Обнаруженное вещество пурпурового цвета было подвергнуто анализу в Парижской муниципальной лаборатории (химический анализ) и в лаборатории Пижонского университета (спектрографический анализ). Определено, что вещество состоит из маленьких кристаллов кварца и окиси алюминия, доведенных до точки плавления. Плавление наступает при 1500° С. А листья клевера в зоне следов не были даже опалены. ("Phenomenes Spatiaux", septembre 1967; 1. Hobana, J. Weverbergh, "Les OVNI en URSS et dans les pays de l'Est", Ed. Robert Laffont. 1976; J.-C. Bourret, "Le nouveau defi des OVNI", Ed. du Club France Loisirs, P. 1979. В книге Буррэ помещены фотографии следов, взятые из документов французской жандармерии.)

1 апреля 1968 г. два шведских рыбака увидели, что лед толщиной 90 сантиметров, покрывавший озеро Уппрэмен (Швеция), был разбит удивительным образом: было выбито пятисотметровое треугольное отверстие, причем выбитые куски льда были разбросаны по всей поверхности озера как вокруг отверстия, так и далеко от него. Опускавшиеся в озеро водолазы обнаружили чешуйчатое вещество неизвестного происхождения. При осмотре других озер в том же районе были найдены аналогичные треугольные отверстия, причем одно имело те же размеры [24].

В. Демидов пишет:

«В июле 1962 года в юго-западной Англии произошла история, несколько аналогичная нашей. За ночь – также без шумовых и световых эффектов – на картофельном поле фермера Роя Блэншарда образовался блюдцеобразный кратер с похожими на трезубец тремя бороздами по сторонам. Там тоже работали саперы и... тоже ничего не нашли. Но у этого кратера побывал и известный английский астроном Патрик Мур. Он выдвинул предположение о метеоритном происхождении кратера, хотя и заявил, что он, Мур, «не смог обнаружить никаких следов метеорного материала и поэтому определенных доказательств падения метеора не существует».

"Их может и не существовать, даже если падение метеорита имело место, – успокоил английскую общественность коллега Мура, астроном Хаустон, – в том случае, если метеорит ледяной"» (с. 196).

Действительно, успокоил. «Блюдцеобразный кратер с похожими на трезубец тремя бороздами по сторонам». А как же «без шума и световых эффектов»? Сравните со случаем в Марлиане (10 мая 1967 г.). Там тоже есть борозды по сторонам, но расследованием занимались не «генераторы гипотез», а специалисты из французской жандармерии, выявившие профиль продавленности и фигурные шурфы, свидетельствующие о том, что ни о каком случайном падении ледяного или иного метеорита не может быть и речи.

Загадочные кратеры в Англии описываются Рексом Датта (Rex Dutta, "Flying Saucer Viewpoint").

 

Глава 13. Как изучается проблема сегодня?

Оглавление

 

Дата публикации:

6 марта 2000 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика