Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Парадокс XX века
Начало сайта / Раритетные издания / Парадокс XX века

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Бермудский треугольник: мифы и реальность

Доктор занимательных наук

Генри Форд. Моя жизнь, мои достижения

Пионеры атомного века

Среди запахов и звуков

Яды – вчера и сегодня

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Парадокс XX века

Борис Шуринов

Глава 10. Как провести границу?

Знания и псевдознания

Как провести границу между знаниями и псевдознаниями? Ведь понятие о границе между ними зависит от уровня научных знаний соответствующей эпохи, причем с развитием последних многие понятия, фигурировавшие ранее в рубрике «псевдоэнания», перекочевывают в раздел знаний. Исходя из этого факта, не раз подтверждавшегося историей науки и техники, определение псевдознания как продукта обывательского дилетантизма представляется в высшей степени псевдонаучным. С другой стороны, категорически утверждать, что псевдознаний не существует, тоже нельзя, но, может быть, их список гораздо короче, чем это кажется кое-кому? Да и судьи кто? Ученые, которых не раз поправляло время? Не попадают ли в категорию «псевдознаний» знания завтрашнего дня?

Академик А.Б. Мигдал, например, считает, что наука «не только устанавливает границы возможного, но и безжалостно отделяет догадки, пусть даже правдоподобные, от доказанных утверждений». Увы, как это показывает история, ученым всегда казалось, что их высокий научный уровень является надежным заслоном на пути возникающих время от времени научных заблуждений.

Но отрицание и отметание всего, не находящего сиюминутного объяснения, тормозит развитие науки, а вымысел фантастов свидетельствует зачастую о большем реализме и научной мудрости, чем высказывания отдельных ученых мужей. Из 108 фантастических идей Жюля Верна ошибочными или принципиально неосуществимыми (для нас) оказались только 10. Из 86 предсказаний Герберта Уэллса сбылось 75. У А. Беляева насчитывают 47 верных прогнозов из 50 сделанных. Сколько ученых может похвастаться подобным даром пророчества?

История развития техники за последние 100 лет показывает, что все новое встречалось с недоверием со стороны известных ученых, в том числе и таких, которые сами сделали шаг вперед наперекор скептически настроенным коллегам. К.Э. Циолковский писал:

«Мы не имеем сейчас ни малейшего понятия о пределах могущества разума и познания, как наши предки не представляли себе технического могущества современного поколения. Кто верил 200 лет тому назад в железные дороги, пароходы, аэропланы, телеграфы, фонографы, радио, машины разного сорта и т.д.? Даже передовые люди, гении того времени, отчаянно смелые, не могли вообразить себе современных достижений» (К.Э. Циолковский, «Монизм Вселенной», Калуга, 1931, с. 70).

Примеров «прозорливости» ученых – пруд пруди. Ограничимся несколькими для иллюстрации.

Французский философ Огюст Конт (1798...1857) считал, что человечество никогда ничего не узнает о химическом и минералогическом строении звезд, так как он не мог представить себе, каким образом можно было бы произвести химический анализ далеких светил. А человечество воспользовалось спектральным анализом.

Известный ученый начала XIX века Ларднер заявил, что пароход никогда не сможет принять на борт количества топлива, необходимого для пересечения океана, поэтому планы создания трансатлантической линии Нью-Йорк – Ливерпуль – такая же нелепость, как полет на Луну.

Когда был открыт аргон, Д.И. Менделеев первое время отказывался признать его новым химическим элементом.

Забавный случай «научного» подхода имел место в 1878 году, когда в Париже перед членами Академии наук была продемонстрирована «говорящая машина» Эдисона. Само собой разумеется, что ученые мужи были возмущены издевательством со стороны неизвестно где спрятавшегося чревовещателя. Уж кому-кому, а им-то было хорошо известно, что пчелиный воск говорить не умеет!

Немало «научно обоснованных» предсказаний отмечено в истории авиации и астронавтики. В 1897 году Т.А. Эдисон сказал, что если самолеты и будут изобретены, то в лучшем случае они будут игрушкой.

«Все данные современной науки указывают на то, что никакие возможные сочетания известных веществ, известных типов машин и известных форм энергии не позволяют построить аппарат, практически пригодный для длительного полета человека в воздухе». Эти слова принадлежат известному американскому астроному Саймону Ньюкому, доказавшему в 1903 году абсолютную невозможность пилотируемого полета. Подсчеты его были точны, но в основу было положено отношение веса летательного аппарата к мощности паровой машины... Не значит ли это, что, исходя из возможностей современных реактивных двигателей, придется согласиться с мыслью о том, что после истощения всех запасов нефти воздушное сообщение перестанет существовать...

Выдающийся математик М.В. Остроградский не понял Н.И. Лобачевского и выступил против его геометрии.

Академик А.Н. Крылов считал несерьезным делом занятия ракетной техникой.

В 30-х годах физики-теоретики высмеяли физиков-экспериментаторов, готовивших эксперимент по проверке закона сохранения зеркальной симметрии при β-распаде. Само собой разумеется, что теоретики были уверены в незыблемости этого закона. А в 50-х годах они пришли к заключению о возможности нарушения этого закона именно при β-распаде, что и было подтверждено экспериментально.

Когда английская разведка доставила Черчиллю фотографии секретных «Фау-1» и «Фау-2», эксперты заявили, что такой аппарат летать не может. Вскоре эти нелетающие аппараты обрушились на Англию.

Американский ученый В. Буш, выступая в 1945 году в сенате США, высказал следующую точку зрения относительно космических ракет: «Я считаю, что мы можем отбросить всякие помыслы о создании такой ракеты...»

Космология родилась в 1917 году в работе А. Эйнштейна «Вопросы космологии и общая теория относительности». Сейчас в активе космологии радио- и рентгеновская астрономия, радиогалактики, реликтовое излучение, расширение Вселенной, ее не стационарность, то есть все то, что в 1917 году вполне вписывалось в антинаучные рамки.

К.Э. Циолковский отрицал достоверность и доказуемость теории относительности Эйнштейна и тем более ее практическое значение.

Резерфорд иронизировал в 1933 году по поводу перспектив овладения ядерной энергией.

А. Эйнштейн публично заявил, что не верит в возможность использования человечеством атомной энергии в ближайшие столетия, а через 10 лет была взорвана первая атомная бомба.

Академик П. Капица в 1940 году утверждал, что использование внутриатомных сил в ближайшие десятилетия невозможно.

И.В. Курчатову и его соратникам пришлось выдержать бурную атаку скептиков, вопреки ученому мнению которых была создана первая в мире советская атомная электростанция.

А если это тест на интеллект, то можно ли считать, что скептики выдержали его? Неудачи в подобного рода тестах объясняются гипотезой отторжения, суть которой, очень хорошо изложена в книге В.А. Лисичкина «О достоверности прогнозов»:

«Подобно тому, как чужеродный белок, введенный в кровь человека, вызывает реакцию образования антител, которые нейтрализуют, растворяют, уничтожают чужеродное белковое тело, подобно этому каждая новая «чужеродная», необычная мысль вызывает столь же бурную реакцию «интеллектуального иммунитета». Непривычно новая идея возбуждает у человека желание тотчас же ее опровергнуть. И стремление это порой настолько непреодолимо, что человек спешит выступить с возражениями, не дав себе труда понять до конца эту идею или по крайней мере доводы ее защитников».

Иногда скептики широко пользуются своим «ученым» положением. Жизнь Джордано Бруно оборвалась по воле глупцов и фанатиков. Их Духовным наследникам приходится труднее, так как костры вышли из моды. Но есть другие способы. 7 августа 1948 г. директор Тимирязевской академии В.С. Немчинов сказал, выступая на сессии ВАСХНИЛ: «...я считаю, что хромосомная теория наследственности вошла в золотой фонд науки...» На следующий день он был освобожден от всех должностей...

А как там с графологией? «Стоит ли тратить время и место на разговоры о графологии – «лженаучной теории», как лаконично аттестует ее БСЭ? Стоит. Тем более что кибернетика, генетика, психотехника в свое время тоже походя награждались подобными звонкими пощечинами-аттестациями» (Л. Бобров, «По следам сенсаций», «Молодая гвардия», 1966, с. 136).

Стоит. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть главу «Характер по почерку?» (с. 135...170).

На каждой данной ступени исторического развития познание имеет относительный характер. Оно охватывает условно, приблизительно всеобщую закономерность движущейся и развивающейся природы. По мере прогресса познания человек постепенно преодолевает относительность истины, хотя и не устраняет эту относительность полностью. Диалектический материализм, по словам В.И. Ленина, «признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине» (Ленин B.Л. Материализм и эмпириокритицизм. Полн. собр. соч., т. 18, с. 139).

А кто-то, забыв об относительности своих знаний, «безжалостно отделяет догадки, пусть даже правдоподобные, от доказанных утверждений».

Жизнь ученого немыслима без критического взгляда и беспощадной переоценки всего, что создал человеческий разум. Но, как мы видели, даже выдающиеся умы, утратив критический подход к действительности, направлялись по ложному пути. Крупнейший ученый и философ Джон Бернал писал, что ученый должен «не очень верить самому себе, не очень верить своей науке».

Но некоторые ученые продолжают очень верить самим себе.

Надо иметь достаточную квалификацию

Как легче всего выйти победителем из научного спора? Обзовите оппонента дилетантом, не давайте ему возможности открыто отстаивать свою точку зрения. И победа будет за вами.

Печальны, на мой взгляд, рассуждения А.Б. Мигдала на тему о профессионалах и дилетантах:

«Если вам придется слушать рассказы о Бермудском треугольнике или о летающих тарелках, вы вправе спросить у рассказчика, кто он по специальности и почему его мнению нужно доверять больше, чем мнению океанологов или специалистов по атмосферной оптике» («Химия и жизнь», 1979, №12).

Можно и спросить. Но как быть, если рассказчик скажет, что, не являясь специалистом в этой области, он основывается на точке зрения таких-то и таких-то ученых, написавших то-то и то-то в книгах, называющихся так-то и так-то. Согласитесь, что нельзя отказать неспециалисту в праве верить специалисту. Но какому специалисту? И на этот счет имеется авторитетное мнение:

«Для того чтобы составить мнение, не обязательно быть специалистом самому. Но надо иметь достаточную квалификацию, чтобы знать, чье мнение является наиболее авторитетным» (там же).

Иначе говоря, надо иметь достаточную квалификацию, чтобы знать, имеет ли тот или иной ученый достаточную квалификацию. Просто и понятно. Применительно к познанному наукой. А как быть с непознанным и неопознанным? Где список специалистов, имеющих достаточную квалификацию, чтобы судить, кто имеет достаточную квалификацию, а кто ее не имеет?

По словам А.Б. Мигдала «нет, по мнению специалистов, никаких оснований считать, что летающие тарелки представляют собой что-нибудь иное, чем явления атмосферной оптики». Каких специалистов? Ясно, что тех, кто отрицает реальность НЛО. А как быть со специалистами, придерживающимися противоположной точки зрения? У них, конечно же, нет достаточной квалификации.

На основании высказываний академика А.Б. Мигдала напрашиваются сомнения о наличии у него достаточной квалификации для отбора авторитетного мнения по вопросу о летающих тарелках.

Является ли признаком достаточной квалификации слепая вера в голословные отрицания реальности НЛО, исходящие, например, от В.В. Мигулина или В.А. Крата, обходящих полным молчанием случаи наблюдения неопознанных летающих объектов над нашей страной, случаи посадок с оставлением материальных следов, не поддающихся никакому земному объяснению? Казалось бы, наш читатель вправе ждать от своих специалистов детального разбора зафиксированных случаев, причем наиболее труднообъяснимых, а не тех, что имели место в дни запусков тех или иных спутников. С другой стороны, наши специалисты обязаны, на мой дилетантский взгляд, не отворачиваться от фактов и предоставить советским читателям квалифицированный ответ на вопрос, занимающий умы миллионов людей: являются ли НЛО внеземными кораблями? Для этого не нужно прибегать к зарубежным наблюдениям, так как фактов достаточно и в Советском Союзе. Само собой разумеется, что должны рассматриваться все факты в совокупности, а не избранные случаи, совпадающие с запуском «Космоса-1188».

Увы, этого нет. Вышеупомянутые специалисты заняты: они борются с дилетантами и лженаукой.

А.Б. Мигдал считает, что в наши дни все случаи «ошибок тщательно анализируются, и из них делают методологические выводы. Благодаря хорошо развитым средствам связи в обсуждении спорных вопросов могут участвовать ученые всех стран. Поэтому сейчас научные заблуждения если и возникают, то живут очень недолго» («Химия и жизнь», 1979, №12).

Тут, пожалуй, верно подмечено хорошее развитие средств связи, но забыты средства массовой информации. И тем, и другим противники реальности НЛО широко пользуются, сторонникам же остается только читать статьи, «разоблачающие» легенды о пришельцах. Вот вам и все обсуждение спорных вопросов.

Никто не оспаривает положения о том, что «единственный убедительный способ установить истину – поставить научный эксперимент, то есть эксперимент, проведенный специалистами, дающий повторяющиеся результаты и подтвержденный независимыми опытами других исследователей». Это очень хорошо, но как сто лет назад не могло быть и речи о постановке научного эксперимента, дающего повторяющиеся результаты в запусках ракеты в сторону Луны, так и сегодня мы далеки от постановки научного эксперимента с неопознанными летающими объектами.

А как быть с очевидцами? «К их показаниям нужно относиться крайне осторожно», – пишет А.Б. Мигдал. Никто не возражает, нужно. К этому призывают прежде всего уфологи, имеющие большой опыт работы с показаниями очевидцев. Правда, осторожность должна проявляться в процессе изучения показаний, а не в нежелании знакомиться с фактами. Но некоторые ученые настолько ловко научились отличать домыслы от действительных фактов и сделали такую кучу методологических выводов из прежних ошибок, что «научные заблуждения если и возникают, то живут очень недолго». Так, например, уже не первое десятилетие длится дискуссия об аномальных свойствах воды. Не будем излагать деталей экспериментальных данных, требующих пересмотра всех представлений о свойствах воды и о физике жидкостей в целом. Посмотрим, как обстоит дело с единственным убедительным способом установить истину – с постановкой научного эксперимента: «...приглашения познакомиться с методикой проведения и результатами экспериментов по активации воды в любой удобной для них лаборатории оппоненты вежливо, но твердо отклоняют» («Правда», 14 января 1980 г.). У оппонентов, имеющих достаточную квалификацию, нет времени, оно уходит на борьбу с научными заблуждениями и на написание «Трактатов о лженауке».

Вот так обстоит дело с научным экспериментом: если товарищ, имеющий достаточную научную квалификацию, не захочет, то затащить его на научный эксперимент можно только силой.

Итак, разговор о лженауке ведется. Это хорошо. Но с другой стороны, неплохо разобраться, где лженаука, а где пустые разговоры о ней. Неспециалистам стоит прислушаться к авторитетам. А бесспорным авторитетом в этом вопросе надо считать академика А.Б. Мигдала, неоднократно выступавшего против сторонников «научных сенсаций» (см., в частности, «Наука и жизнь», 1976, №2 и 3, и «Химия и жизнь», 1979, №12).

Обличив «стремление во что бы то ни стало сделать открытие, совершить переворот в науке», А.Б. Мигдал напоминает нам, что именно это и «уводит за пределы своих реальных возможностей и порой кончается грустно». Полностью солидаризируясь с точкой зрения члена-корреспондента АН СССР М. Волькенштейна, А.Б. Мигдал пишет: «Анализ источников и причин живучести лженауки дается в очень интересной статье М.В. Волькенштейна "Трактат о лженауке"» («Химия и жизнь», 1975, №10).

И неискушенный читатель должен принять за истину высказывания именитых ученых. Но время идет вперед. И вот уже «Трактат о лженауке» по глубине содержащихся в нем высказываний и разоблачений «лжеученых», занимающихся изучением аномальных свойств воды, приобретает научную значимость «филькиной грамоты». А позиция его автора не так смешна, как вредна для прогресса (см. «Правда», 14 января 1980 г.). И неискушенный читатель не знает, что и думать о достаточной квалификации А.Б. Мигдала, отсылающего его к «интересной» статье Волькенштейна, или, попросту говоря, к пустым разговорам.

Грустный конец.

Немецкий физик и философ XVII века Лихтенберг сказал: «Не грубые заблуждения, а тонкие неверные теории – вот что тормозит обнаружение научной истины». Мне бы хотелось заменить «тонкие неверные теории» на «дремучую уверенность в своей непогрешимости».

И ведь что интересно! Когда недоброй памяти академик Т.Д. Лысенко поучал наших ученых, что из семян ветвистой пшеницы можно получить клевер и овес, то эти ученые, за редчайшим исключением, дружно помалкивали. (Еще бы, умный человек всегда чувствует, где ему могут сделать больно!) И однако, речь шла о случае, когда бред сивой кобылы элементарно проверялся научным экспериментом! Но вот опасностью в воздухе не пахнет, и некоторые ученые, имеющие достаточную квалификацию, не хотят заниматься даже вопросами, важными для народного хозяйства, а о неопознанных летающих объектах и говорить не приходится...

Бескомпромиссная борьба

Говоря о фильме Дэникена «Воспоминание о будущем» в рамках бескомпромиссной борьбы со лженаукой, А.Б. Мигдал пишет: «Этот фильм представляет собой пример активной пропаганды лженауки. С необычайной легкостью из фактов, имеющих десятки простых объяснений, делается заключение о следах астронавтов, прилетавших на Землю из других цивилизаций» («Наука и жизнь», 1976, №2).

С «необычайной легкостью» А.Б. Мигдал предлагает нам следующую схему подтасовки фактов: «Если на старинном изображении человек имеет горшок на голове, то это шлем астронавта, если же горшка нет, то шлем упал при торможении космического корабля, на котором этот астронавт прилетел» (там же).

Не правда ли, очень остроумно? Мы еще не успели отсмеяться по поводу ссылки А.Б. Мигдала на «очень интересную статью М.В. Волькенштейна "Трактат о лженауке"», в которой отставший от жизни автор считает лженаучными разговоры об «омагниченной» воде, в то время как в результате магнитной обработки воды на Иртышском полиметаллическом комбинате на каждом кубометре бетона экономится 50 килограммов цемента, а предприятие «Саратовгэсстрой» только за три года сэкономило таким путем 41 645 тонн цемента, а нам уже предлагаются десятки простых объяснений, из которых приводится только одно, а именно – «горшок на голове». С научной точки зрения это неплохо, ибо никто не может оспаривать существование как горшков, так и голов. Остается только увязать голову с горшком с работой Дэникена на широко известном примере.

Очень много написано о загадочных линиях пустыни Наска в Перу. Дискуссия оживилась после появления книги Дэникена «Воспоминание о будущем», по которой им же был снят фильм под тем же названием. Дэникен пишет: «...во многих местах Перу встречаются наскальные рисунки огромных размеров, несомненно служившие сигналами для существ, летавших в воздухе. Для чего еще они могли бы служить?»

Тут-то Дэникену и попало! Ему строго указано, что встречаются они не по всему Перу, а только на юге побережья, там, где существовала культура Наска, и что трезубец, начертанный на одном из склонов Анд, выходящих к океану, не что иное, как маяк (см. «Наука и жизнь», 1973, №7). Мария Райхе, которую специалисты, имеющие, вероятно, достаточную квалификацию, но, за редчайшим исключением, никогда не видевшие Перу своими глазами, называют то перуанским, то немецким ученым, тоже недовольна. Понять Марию Райхе можно, так как она в качестве одного из первооткрывателей этих рисунков и одного из соавторов первой гипотезы о гигантском астрономическом календаре отстаивает свое детище. И вот уже специалисты, в чем конкретно – неизвестно, но в общем – историки, повторяют по прочитанному, что в зависимости от того, за какую линию опускалось солнце, древние обитатели этой части Перу могли судить, в какое время года они живут, как скоро нужно собрать урожай либо, наоборот, сеять. Уже можно прочесть, что раскрыта техника создания гигантских рисунков в пустыне Наска («Наука и жизнь», 1974, №12). Так, по крайней мере, думает сама Мария Райхе, но убедить всех не удалось. Если же прочесть внимательно Дэникена, еще раз посмотреть фильм, познакомиться с написанным Марией Райхе, прочесть как можно больше (лучше все) о рисунках в пустыне Наска, то становится очевидным, что Дэникен не так глуп, как это пытаются иногда представить жонглеры от истории.

Начнем с несостоявшейся гипотезы П. Косока и М. Райхе. Уже выяснено, что с помощью фигур Наски нельзя предсказывать ни лунные, ни солнечные затмения, «...расчеты на ЭВМ показали: из 186 направлений отдельных линий и контуров фигур только 39 ассоциируются с Луной и Солнцем. Проверка звездных связей «календаря» за последние 6900 лет дала даже более удручающий результат. Двадцать веков назад (именно тогда пустыню украсила роспись) с направлениями на яркие звезды совпадало максимум 6...7 линий. Не густо...» (И. Рудин, «Земные творения древних», «Техника – молодежи», 1979, №8).

(Несколько слов о статье И. Рудина. Автор – не сторонник внеземной гипотезы происхождения насканских рисунков. Но он – сторонник честного подхода к фактам. Вы можете не соглашаться с его выводами, можете искать другие объяснения четко изложенным фактам, но заниматься выуживанием подтасовок не нужно. Их просто нет. На мой взгляд, факты противоречат выводам И. Рудина, но это уже другой вопрос. Честность же подхода И. Рудина вызывает самое искреннее уважение.)

Крупнейший специалист по астрономическим и календарным сооружениям древних цивилизаций Дж. Хокинс развенчал календарную гипотезу, а если резче, то просто разгромил ее. Само собой разумеется, к неудовольствию М. Райхе. Но что поделаешь, Дж. Хокинс – специалист с мировым именем. И именно в этом вопросе. Таким образом, отпадает разговор и про своевременную уборку урожая. Впрочем, нуждался ли настоящий землепашец в календаре, чтобы догадаться о необходимости приступать к тем или иным работам?

Трезубец, начертанный на склоне, выходящем к океану, не что иное, как маяк? А почему бы и нет. Такой маяк должен быть очень хорошо виден. Само собой разумеется, что только в ясную погоду и средь бела дня. А в сумерки или в пасмурный день любой мало-мальски дорожащий своей жизнью мореплаватель, даже если он принадлежал к древней цивилизации и не имел ученой степени, предпочел бы хороший костер. Правда, следов костра нет.

«Инки (и доинки) совершали не только тысячекилометровые плавания вдоль побережья, но и отваживались уходить на длительный срок в неизведанные просторы океана, – пишет кандидат исторических наук. И продолжает: – Не проще ли предположить, что упомянутый трезубец – это просто своеобразный вариант маяка?» («Наука и жизнь», 1973, №7).

Уважаемый кандидат исторических наук, конечно, проще. Надо только, возвращаясь после длительного плавания в неизведанные просторы океана, оказаться рядом с маяком в яркий день, и вы будете в объятиях ваших сородичей.

Теперь о форме. Зачем было вырисовывать сложный трезубец, когда любая более простая для изготовления фигура, так же верно служила бы дневным маяком?

Но если принять приглашение Дэникена и последовать в том направлении, куда указывают концы трезубца, то мы попадем в район одной из древнейших доинкских цивилизаций на территории Перу – Наска. По воздуху, конечно. А если плыть на корабле, то не попадем. В этом случае зубцы не нужны.

Что касается раскрытия техники создания гигантских рисунков, то это совсем просто. Для таких неспециалистов в области строительства дорог, какими являются Мария Райхе и Дж. Хокинс, а также для тех, кто в Наску не выезжал, но знает. Правда, тот же Хокинс пишет, что эти линии невозможно обнаружить с земли, даже стоя рядом, что «древние линии были проведены более точно, чем это можно определить с помощью современных приемов аэрофотосъемки», что линии остаются прямыми за пределами видимости, «продолжаются точно в том же направлении по другую сторону промоин и уходят вверх по склону, прямые, как стрела» (Дж. Хокинс, «Кроме Стоунхенджа»).

А вот по мнению специалиста – дорожного инженера, «ему, чтобы воспроизвести эти рисунки на местности в полную величину, понадобились бы масштабный план, а также рулетка, рейки и теодолиты». Если все это имелось у жителей пустыни Наска, то вопрос отпадает.

Остаются другие вопросы. Зачем нужно было создавать эти гигантские рисунки, если их создатели не могли насладиться результатами своего труда? Ведь с земли обнаружить линии невозможно, а разобраться в рисунке тем более. Очень модно писать о том, что наши предки обладали не только силой художественного воображения, но и техническими талантами. Это хорошо. Но почему мы отказываем нашим предкам в элементарном здравом смысле, хотя и кичимся своим? Почему мы думаем, что они занимались бесполезной работой, создавая невидимые им фигуры?

Говоря о комплексе линий в пустыне Наска, редактор перевода книги Дж. Хокинса А. Гурштейн считает, что автор «вовсе не прельщается ложной сенсационностью объекта своего исследования. Шаг за шагом, со скрупулезностью истинного ученого стремится он распутать клубок вымыслов и легенд, обнажив подлинные мотивы создания этих странных памятников древней цивилизации».

К сожалению, Дж. Хокинсу удалось только развенчать календарную гипотезу, но с обнажением подлинных мотивов ничего не вышло. Если что-то и обнажено, так это неприязнь автора к гипотезе о внеземных пришельцах. Само собой разумеется, что фильм Дэникена – «навязчивая реклама мнимых внеземных пришельцев». Веских опровержений, правда, нет. Но сказано ловко!

Хокинс прямолинеен:

«Сторонникам теории НЛО следует сначала доказать, что НЛО вообще существуют...» Но по всему видно, что ознакомление с доказательствами не входит в его планы. Из всех гипотез он выбирает наиболее спорную. Так легче посеять сомнения.

«За рубежами современной науки простираются туманные области ясновидения, оккультизма, телепатии, великовскизма. Одна из новых идей, возникших в этой туманной области, сводится к тому, что неопознанные летающие объекты (НЛО) представляют собой машины, прилетающие к нам из будущего, – машины времени с рожденными на Земле человекообразными существами, генетическими наследниками (в далеком будущем) нынешнего Homo sapiens. Сидящие в этих НЛО любители истории берут курс на даты, которые они считают критическими для нашей цивилизации, дабы провести в качестве очевидцев кое-какие «полевые» исследования».

Гораздо больше Хокинсу удались лирические отступления. Так, например, он пишет, что, «когда человек перестает беспокоиться из-за положения во Вьетнаме, из-за инфляции и из-за того, что он забыл выпустить кошку на ночь, остается еще многое другое, о чем можно подумать». Поскольку из перечисленных узловых проблем в компетенции Дж. Хокинса только выпуск кошки на ночь, то нетрудно догадаться, что беспокойство из-за положения в мире и из-за инфляции не позволило автору разобраться со скрупулезностью истинного ученого в вопросах, находящихся вне круга его основных интересов.

Но вернемся к фильму Дэникена. Мы летим. Под нами через горные хребты, прерываясь в ущельях и начинаясь снова, идет линия, не считающаяся с естественным рельефом. Эта линия выводит нас на горное плато пустыни Наска, и вот перед нами (вернее, под нами) странные фигуры, изображающие насекомых, животных и птиц, порой на Земле не встречающихся. И все это видно только с высоты птичьего полета! И не иначе.

Особый интерес представляет аэрофотоснимок паука. Современный уровень науки позволил определить его вид. Дело в том, что рицинулеи – самый редкий вид среди пауков, если не во всем животном царстве: до середины нашего века учеными было найдено всего 32 экземпляра. Этот паук живет во тьме тропических пещер и в перегное джунглей. Он слеп и достигает в длину не более шести миллиметров. О том, как он размножается, науке стало известно только в середине XX века. Копулятивный орган на кончике ноги виден лишь в микроскоп. На рисунке показан этот копулятивный орган. Если прибавить, что рисунки очень стары (разные археологи дают им кто 1000, кто 2000 и даже более лет), то стоит задуматься, не оставил ли кто-то на Земле оригинальный памятник, не поддающийся, с одной стороны, быстрому разрушению и свидетельствующий – с другой, о высоком уровне знаний создававших эти фигуры?

Есть о чем подумать, при условии, конечно, что кошка выпущена на ночь.

«А были ли пришельцы?»

Не любит Дэникена и научный обозреватель «Комсомольской правды» Я. Голованов. Но с этим легко можно примириться. Гораздо хуже, что Я. Голованов не любит просматривать все, что так или иначе относится к вопросам, затрагиваемым им в статье «А были ли пришельцы?» («Комсомольская правда», 11 сентября 1980 г.). Впрочем, нужно ли, если он доподлинно знает, что пришельцев не было? И вот, не тратя времени на книгу Дж. Хокинса «Кроме Стоунхенджа» и на результаты расчетов на ЭВМ (см. выше), Я. Голованов все еще продолжает изжившую себя тему о «самой большой в мире книге по астрономии». Остров Пасхи? Пожалуйста, каждый «из популярной книжки Тура Хейердала «Аку-Аку» может узнать, кто, когда, зачем и каким образом этих «длинноухих» увековечил в камне». Но никто не может узнать из статьи Я. Голованова о существовании книги французского этнографа и археолога Ф. Мазьера «Загадочный остров Пасхи» («Мысль», 1970). Ф. Мазьеру удалось получить дополнительные сведения, оставшиеся неизвестными Туру Хейердалу. Эти дополнительные сведения остались неизвестными и Я. Голованову. Но пробелы в собственных знаниях тем и хороши, что они не мешают поучать других.

«Вот читатель В.Н. Ловцов пишет, что он и его друзья верят в посещение нашей планеты разумными инопланетянами. Верить мало. Надо знать», – учит В.Н. Ловцова Я. Голованов, сам не шибко знающий затрагиваемую проблему. Впрочем, в этом случае хорошим успокоением является сказанное П. Лапласом: «То, что мы знаем, – ограничено, а то, чего мы не знаем, – бесконечно».

То, чего Я. Голованов не знает в данном вопросе, бесконечно. «Гипотеза о визите инопланетян стала особенно популярна как раз после полета Юрия Гагарина», – пишет он. Самым уместным комментарием в этом случае является знаменитое «Здравствуйте, я ваша тетя!» Наиболее четко гипотеза о визите инопланетян высказывалась как раз до полета Юрия Гагарина. А затем ее разбавили гипотезами, упоминавшимися в разделе «Гипотезы». (С соответствующей литературой можно ознакомиться в московских центральных библиотеках.)

Зато Я. Голованов хорошо владеет средством убеждения, когда вместо обоснования ложности рассматриваемого тезиса с помощью объективных аргументов все сводится к отрицательной характеристике личности человека, утверждение которого оспаривается. Для начала Я. Голованов сообщил читателям, что Дэникен – бывший конторский служащий, корабельный стюард, директор ресторана, арендатор гостиницы, узник швейцарской тюрьмы (подделка документов, растрата и мошенничество), а ныне – миллионер, живущий, как это обычно практикуют миллионеры, на собственной вилле. Можем ли мы верить такому человеку? А следовательно, были ли пришельцы?

Если подобный прием использован в сочетании с объективными аргументами, то против него не может быть особых возражений, но Я. Голованов не щедр на объективные аргументы; книги, в которых вопросы рассматриваются под неприятным для него углом зрения, не упоминаются. Вот так.

С удобных для Я. Голованова позиций рассматриваются и необыкновенные астрономические познания догонов. Но это не делает их более понятными. Что касается фресок Тассили, то имеется достаточное количество специалистов, отстаивающих ту или иную точку зрения. Трагическую картину гибели городов Содома и Гоморры не нужно отождествлять с атомным взрывом? Действительно, не нужно. Не нужно отождествлять так, как это делает Я. Голованов: по мощности. До подобного отождествления еще никто не додумался.

«Главный «научный метод» защитников мифа о пришельцах, – пишет Я. Голованов, – подтасовка». На примере Д.Я. Мартынова мы уже проследили за развитием «научного метода» отрицателей реальности НЛО. К лучшим образцам подобного «научного метода» нужно отнести и абзац Я. Голованова, в котором вроде бы речь идет о Содоме и Гоморре. А вчитайтесь – компот. Тут и камчатский вулкан Шивелуч, и взрыв вулкана Санторин в 1400 году-до н.э. Как быть читателям газеты В. Ловцову из Рыбинска, В. Гаху из Магнитогорска, Е. Харитоновой из Москвы и многим другим? Они могут так и не узнать, что, собственно, навело М. Агреста на гипотезу о ядерном взрыве. Что и требовалось Я. Голованову.

А М. Агрест обратил внимание на поразительное сходство библейского предания о разрушении городов Содома и Гоморры с современной картиной атомной катастрофы. О гипотезе канд. физ.-мат. наук М. Агроста, высказанной, кстати, тоже до полета Юрия Гагарина, написано очень много на многих языках. Что же удивительного в библейском рассказе о гибели городов Содома и Гоморры?

«Изложенное современным языком, это предание выглядело бы примерно так. Людям рекомендовали покинуть район будущего взрыва, не останавливаться на открытой местности, не наблюдать за развитием взрыва, укрыться за толстым слоем земли. Происшедший затем взрыв сопровождался образованием характерного столба дыма и поднятой породы, произвел большие разрушения, уничтожил всю растительность и оставшихся на месте людей. Те из убегавших, кто оглянулся, ослепли и погибли. Те, кто спасся во временных укрытиях неподалеку от места взрыва, потом были вынуждены уйти в отдаленные пещеры в соответствии с ранее полученным предупреждением» (В. Рич, М. Черненко, «Следы ведут... в космос?» «Литературная газета», 9 февраля 1960 г.).

Если Я. Голованова не удивляет это поразительное сходство, то это его дело, но не обязан ли он познакомить читателей газеты с сутью дела? Видимо, не обязан. А читатели захотят – сами покопаются в литературе и разберутся. Не графья.

А меня, представьте себе, это сходство удивляет. Удивляет также и гибель города Мохенджо-Даро.

Мохенджо-Даро: ядерный взрыв?

В 1922 году индийский археолог Р. Банерджи открыл на одном из островов большой и полноводной реки Инд развалины древнего города, разрушенного три с половиной тысячелетия назад. Город получил название Мохенджо-Даро, что на языке синдхи означает «Холм мертвых». Почему погиб город – до сих пор загадка.

Было предложено несколько гипотез, но ни одна из них историков не удовлетворяет. А в последнее время появилось новое объяснение, которое, хотя и хорошо аргументировано, выглядит несколько необычно. Оно связано с характером разрушений в Мохенджо-Даро, весьма напоминающих взрывы атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки.

В старинном индийском эпосе «Махабхарата» упоминается о некоем «взрыве», который был связан с «ослепляющим светом, как бы огнем без дыма». При этом «вода начала кипеть, а рыбы выглядели как обгоревшие». Что это – мифологические фантазии, поэтические гиперболы или же информация о таинственном и мощном оружии?

Английский ученый Дэвид Дэвенпорт, много лет изучающий культуру и языки народов, населявших Индию в минувшие эпохи, убежден, что в основе всех этих описаний разрушительного оружия – истина.

Города редко приходят в упадок внезапно, а все в Мохенджо-Даро говорит о том, что катастрофа наступила сразу. Наводнения не было – не обнаружено следов внезапно нахлынувшей водной стихии. Чума? Но она поражает не внезапно. Люди спокойно расхаживали по улицам, что видно по нескольким группам скелетов. Нападение с помощью обычного оружия? Но ни один из сохранившихся скелетов не носит на себе следов ударов. Метеорит? Нет опять же характерных следов...

Однако руины города в радиусе 400 метров сохранили следы внезапного и быстрого оплавления при температуре, намного превышающей 1000°. Обнаружены также следы мощного взрыва. Внимательное изучение этих следов приводит к мысли о наличии типичного для ядерного взрыва эпицентра, причем сила разрушений убывает от центра к периферии. Например, здания на окраинах города сохранились сравнительно хорошо.

Завоеватели долины реки Инд понятия не имели о тайнах атомной структуры вещества, но, быть может, чисто эмпирически они могли вызвать атомный взрыв? Было и средство транспортировки «атомной бомбы» по воздуху. В старинных текстах это средство именуется «вимана». Что это было такое – остается только гадать, но и теперь, в наши дни, самолет в Индии называют тем же словом...

«Панорама», Италия

Эта заметка была помещена в журнале «Смена» (декабрь 1979 г., №24).

История гибели Мохенджо-Даро Я. Головановым не упоминается и параллели с библейским преданием о Содоме и Гоморре не проводится. Почему? Да потому, что подобный поворот событий не вписывается в общий ансамбль абстрактных разговоров о том, о сем. Другое дело – взрыв камчатского вулкана Шивелуч в 1964 году. Держись, читатель!

Каждый волен относиться к фильмам Дэникена на свой лад. Одни разделяют его точку зрения, для других это «информация к размышлению», кто-то считает, что Дэникен выдает желаемое за действительное. Так в чем же дело? Так и должно быть сегодня с этим невероятно сложным вопросом. Но хотите доказать – выкладывайте аргументы, хотите опровергать – аргументы на стол. Только не занимайтесь ловлей блох под грохот камчатского вулкана Шивелуч. Дэникен ошибся по всем пунктам? Этого еще никто не доказал. У него есть уязвимые места? В какой гипотезе их нет? Но есть и места, критика которых напоминает детский лепет.

Да, чуть не забыл одну небольшую деталь. Помните, у Я. Голованова Дэникен – «узник швейцарской тюрьмы (подделка документов, растрата и мошенничество)». За что же он угодил в тюрьму? Обратимся к А. Казанцеву:

«Энтузиасту посещения Земли инопланетянами нелегко было свести концы с концами и в отношении доказательств, и в отношении денежных средств. Заняв на свои путешествия значительные суммы, он не смог вовремя отдать их и угодил в долговую тюрьму, откуда не сразу выбрался, несмотря на то что обе его книги стали бестселлерами и по ним поставлен в ФРГ полнометражный фильм "Воспоминание о будущем"» (А. Казанцев, «Из космоса в прошлое», в кн.: «Сборник научной фантастики», «Знание», М., 1972).

Здравый смысл

Одним из «аргументов» противников реальности НЛО является противоречие сообщений о наблюдениях здравому смыслу. Обычно здравый смысл понимается как нечто положительное в сравнении с мышлением, отягощенным пережитками, суеверием. Но от научного мышления здравый смысл отличается меньшей степенью обобщенности и менее глубоким познанием сущности явлений. Именно поэтому здравый смысл часто характеризуется консервативностью, трудным восприятием нового, необычного для него, идущего вразрез с привычными, устоявшимися взглядами. Тем не менее ссылок на здравый смысл – хоть отбавляй!

Интересно проследить цену здравого смысла на примере парапсихологии. (Вспомните работу Перейры: в 13 случаях очевидцы констатируют паранормальные явления: телепатию, всевозможные действия, которые они совершали вопреки своей воле. Может ли это быть?)

Что же такое телепатия? «Под телепатией понимают передачу мыслей с помощью каких-либо известных или пока неизвестных полей при условии, что полностью исключена возможность светового или звукового общения принимающего и передающего» (А.Б. Мигдал, «Химия и жизнь», 1979, №12).

Академики психиатр В.М. Бехтерев и биофизик П.П. Лазарев признавали, что в каких-то особых условиях, науке еще точно не известных, электрическая энергия одного мозга может воздействовать на расстоянии на мозг другого человека. Если этот мозг соответственно «настроен», можно вызвать в нем «резонансные» биоэлектрические явления и, как продукт их, «соответствующие мысли, представления» (К.К. Платонов, «Занимательная психология», 1964).

В 1924 году психотерапевт и гипнолог К.И. Платонов на съезде невропатологов и психиатров в Ленинграде демонстрировал опыты, по ходу которых он мысленно усыплял и будил пациентов.

Говоря в 1933 году о биологической радиосвязи (телепатии), К.Э. Циолковский, живший всегда наукой будущего, заметил: «Именно в наступающий век космонавтики телепатические способности человека весьма будут нужны и послужат общему прогрессу человечества» (Б.Б. Кажинский, «Биологическая радиосвязь», Киев, 1962, с. 121).

В 1932...1937 годах физиолог Л.Л. Васильев в ряде опытов доказал, что мысленное усыпление и пробуждение от гипноза порой возможны даже при наличии между гипнологом и усыпляемыми экрана, не пропускающего радиоволны.

Дали положительные результаты сеансы телепатии между Землей и астронавтом Митчелом, мысленно передававшим на Землю изображение известных карт Зенера. Широко известны уникальные способности Т. Дадашева, позволяющие ему проникать в духовный мир и мысли, окружающих его людей, влиять на их самочувствие, настроение и даже поведение.

Тем временем борьба с «псевдознаниями» продолжается. В телепередаче из цикла «В мире науки» (январь 1979 г.) академик А.Б. Мигдал отверг телепатию, посоветовав приглашать на выступления парапсихологов известных иллюзионистов и фокусников.

Говорят, что разоблачение «псевдознаний» является одной из важнейших задач всех популяризаторов науки. Но, начав столь важные для науки разоблачения, нужно с ходу причислить академика Тамма к проповедникам «псевдознаний», поскольку он считал телепатию заслуживающей самого серьезного внимания.

Закончим рассмотрение примера с телепатией отрывком из интервью корреспондента газеты «Труд» с известным психологом и философом, членом-корреспондентом АН СССР А.Г. Спиркиным.

– Еще одна загадка природы – телепатия. Как вы ее объясняете?

– Расскажу об одном телепатическом опыте, который проходил в Москве и Ленинграде в присутствии научных работников. В столице его вел экстрасенс Юрий Каменский, по специальности биофизик, а в городе на Неве – актер Карл Николаев. Тому и другому было известно, что информация будет передаваться о твердых предметах. Каменский ее передавал, а Николаев принимал, тут же разъясняя, что видит предмет круглый, продолговатый, светлый, с зазубринкой на боку и т.п. Было заранее оговорено: предмет считать опознанным только в том случае, если экстрасенс точно назовет 12 его признаков. Первый предмет Николаев назвал – циркуль, а второй – не смог, хотя правильно указал на многие его признаки. Им оказалась пудреница, которая, видимо, в жизни редко попадалась ему на глаза.

Некоторые думают, что образы или мысли передаются на расстояние. Это не так. Образы – это субъективное духовное явление, которое суть свойство мозга и неотторжимо от него. На самом же деле передаются биополя, поступающие в подсознательную сферу реципиента – экстрасенса. Они-то и вызывают у него, причем совершенно непроизвольно, соответствующий образ. И, распознавая признак за признаком, он в конце концов формирует для себя то, что называется образом предмета.

– Быстро ли передаются такие сигналы?

– Запаздывание небольшое, какие-нибудь доли секунды. Это зафиксировано на специальных приборах («Труд», 12 марта 1980 г.).

Кому верить? Ученым, полагающимся на свою достаточную квалификацию и поэтому относящимся скептически к телепатии, или ученым, проводящим телепатические опыты в присутствии научных работников и с применением специальных приборов?

(На телепатии я остановился не только потому, что она помогает провести демаркационную линию между специалистами вчерашнего и завтрашнего дней.

Исходя из совокупности сообщений очевидцев, напрашивается вывод о том, что существа, управляющие неопознанными летающими объектами, обладают способностями, относимыми нами сегодня к парапсихологии. Эти способности проявляются самым удивительным для нашего сегодняшнего уровня развития образом при контактах энлонавтов с землянами. В одном из двух известных мне контактов под Москвой при обращении энлонавтов к контактанту у последнего возникали болезненные ощущения в голове. Во втором случае контактант отмечает необычную быстроту в обмене информацией. По ряду причин мне кажется, что телепатия имела место в случае с контактантом А.В.Б. в Тбилиси.)

Похоже, что важной задачей является не столько разоблачение «псевдознаний», сколько выяснение моральных основ оскорблений одних ученых другими. Не исключено, что в результате подобных выяснений современная наука расширит свои горизонты. И вся эта демагогия вокруг «псевдознаний» ведется во имя борьбы за истину.

«Во все времена общественное сознание имело некую точку отсчета, которая провозглашалась непреложной и истинной. Некогда в качестве такого эталона выступало религиозное мировоззрение. Все, что находилось в русле этого мировоззрения, признавалось истинным; что выходило за его рамки, провозглашалось ложным.

Со временем место религиозного мировоззрения в общественном сознании было вытеснено суммой представлений, которая обозначается термином «научное». Теперь истинным считается то, что соотносится с данной, господствующей системой взглядов. И ложным – все, что противоречит ей» (А.А. Горбовский, «Загадки древнейшей истории», «Знание», 1971).

В книге, озаглавленной «НЛО: научное исследование», Хайнек цитирует Вильяма Джеймса, сказавшего в 1895 году о своих коллегах по Гарвардскому университету следующее:

«В человеке укоренились натурализм и материализм разума, допускающие только реально ощутимые факты. Этот разум почитает то, что называется Наукой. Сторонники этого идола узнаются по предпочтению, отдаваемому термину «научный». Любое же мнение, с которым они не согласны, немедленно отбрасывается как ненаучное. Впрочем, для этого у них много объяснений. Наука сделала за триста лет такие поразительные скачки, что у ее почитателей есть от чего потерять голову. В этом университете я слышал от многих преподавателей о том, что Наука располагает в настоящее время всеми основными истинами и что будущим поколениям придется только добавлять некоторые детали. Простого взгляда на современное положение вещей достаточно, чтобы понять все варварство этой концепции. Она свидетельствует о таком отсутствии научного воображения, что трудно понять, каким образом кто-либо, активно участвующий в развитии Науки, может высказываться так примитивно. Вспомните о многочисленных научных понятиях, увидевших свет при жизни нашего поколения, о всех сформулированных проблемах, о которых никогда раньше и не думали, подумайте о коротком сроке существования самой Науки. Можно ли полагать, что такое быстрое распространение знаний, такой ошеломляющий рост являются чем-то большим, нежели маленькой частью того, чем окажется Вселенная, когда она будет правильно понята? Нет. Наша наука-это всего-навсего капля воды, наше незнание – океан. Если и есть уверенность, так только в том, что мир наших физических познаний окружен другим, несравненно более широким миром, о котором мы не можем в настоящее время составить никакого определенного представления».

Не забудьте, что это было сказано в 1895 году!

В историю науки вошла речь Вильяма Томсона, лорда Кельвина, президента Лондонского королевского общества, «...сегодня смело можно сказать, что грандиозное здание физики – науки о наиболее общих свойствах и строении неживой материи, о главных формах ее движения – в основном возведено. Остались мелкие отделочные штрихи...»

Кончался XIX век, и изобретатель гальванометра Кельвин имел все основания быть довольным. Как видим, современная своему времени наука всегда верна себе. Ни Кельвин, ни коллеги Вильяма Джеймса по Гарвардскому университету не сумели заглянуть в ближайшее столетие, начало которого отмечено теорией относительности и квантовой механикой. А кто возьмется предсказать наиболее значительные открытия в области физики, которым предстоит увидеть свет в XXI и в последующие века?

По словам доктора философских наук А.М. Мостепаненко, «развитие физики происходит не путем простого накопления знаний, а в процессе формирования и развития все более полных физических картин мира. Когда определенная физическая картина мира уже сформировалась и наука добилась больших успехов в описании явлений, возникает иллюзия того, что она окончательная и охватывает все основные фундаментальные закономерности природы. Так было в периоды успеха механистической и электродинамической картин мира, такие тенденции имеются и сейчас, в рамках современной кванторелятивистской картины мира. Однако со временем оказывается, что такие надежды неосновательны. Новые физические открытия не укладываются в старую систему представлений о реальности. В конце концов наступает смена представлений, которая ощущается исследователями как революция в физике, в корне меняющая, по выражению Макса Борна, весь стиль физического мышления» (А.М. Мостепаненко, «Пространство и время в макро-, мега- и микромире», М., 1974).

В качестве одного из последних примеров постепенного перехода псевдознания в знания можно привести идею о возможности управления ходом времени.

«В нашей философской литературе долгое время было распространено мнение, что допущение необычных свойств пространства и времени, таких, как многомерность пространства, обратимость времени и т.д., несовместимо с материализмом». Но время идет, и вот уже «проблема времени и пространства приобретает все большее естественнонаучное и общемировоззренческое значение. От дальнейшей ее разработки во многом зависят перспективы развития как научного познания, так и научного материалистического мировоззрения» (А.М. Мостепаненко, «Пространство и время в макро-, мега- и микромире»).

В статье, посвященной многострадальному Бермудскому треугольнику, ставится вопрос о возможности попадания в зону с иным ходом времени, в зону, из которой можно было бы провалиться в прошлое или попасть в будущее, иначе говоря, в другое измерение. Послушаем доктора физико-математических наук профессора К.П. Станюковича:

«Мы не умеем управлять ходом времени. Но это не значит, что никто во Вселенной не умеет им управлять. Теоретически это возможно. Однако для изменения хода времени требуется гигантское напряжение потенциала гравитации» («Комсомольская правда», 13 января 1979 г.).

Наперекор пессимистам и скептикам человечество решит и эту проблему.

Итак, свойства времени и пространства не являются раз навсегда Данными и неизменяемыми. И вот уже задаются вопросы, создающие Дискомфорт для здравого смысла:

И, тем не менее, эти вопросы ставятся на повестку дня современного естествознания и философии.

Широко известно положение Энгельса о том, что «с каждым составляющим эпоху открытием даже в естественноисторической области материализм неизбежно должен менять свою форму» (К. Маркс, Ф. Энгельс Соч., т. 21, с. 286).

Вроде все известно, но... одни рождены ползать, другие ждут соответствующего указания от начальства, а иные заражены «хронической болезнью» человеческого разума, названной Реми Шовеном «синдроме» сопротивления будущему».

Обсуждая вопросы единой теории элементарных частиц, которая должна была служить предсказанию новых частиц материи, предвидению их строения, Нильс Бор сказал: «Нет никакого сомнения, что перед нами безумная теория. Вопрос состоит в том, достаточно ли она безумна для того, чтобы быть правильной». Для выдвижения безумных теорий требуется особое качество – дерзость мысли. У отрицателей реальности НЛО дерзость проявляется только в критике, направленной против людей, пытающихся привлечь ученый мир к серьезному изучению проблемы.

Кто имеет «достаточно сильную образованность»?

Последние два года выдались особенно неудачными для любителей посудачить о том, чего не может быть.

Сильные удары по борцам с «псевдознаниями», в данном случае с парапсихологией, являющейся не чем иным, как «ядовитым отбросом буржуазной идеологии»*, нанес член-корреспондент АН СССР А.Г. Спиркин (см.: «Советская Россия», 1 октября 1978 г.; «Советская Россия», 6 января 1980 г.; «Труд», 12 марта 1980 г.; «Техника – молодежи», 1980, №3). В журнале «Техника – молодежи» (1980, №3) помещена статья К. Арсеньева о Д. Давиташвили и Б. Иванове, усилившая головные боли у любителей поговорить о лженаучном.

* Из книги специалиста по борьбе с «отбросами» В. Львова «Фабриканты чудес», 1974, с. 301.

В.И. Сафонову посвящена статья в «Строительной газете» (16 мая 1980 г.).

Репортаж Л. Колодного о Д. Давиташвили и комментарий академика Ю. Кобзарева можно прочесть в «Комсомольской правде» за 16 августа 1980 г.

О Н.С. Кулагиной – в журнале «Студенческий меридиан», 1980, №8.

Что же получается?

Говоря о биополе и экстрасенсах, мы говорим об экстрасенсорном восприятии (ЭСВ). И уж, само собой, как о факте. А что говорят борцы с «псевдознаниями»?

«Для меня ЭСВ – это бессмыслица, и потому я не вижу необходимости в опытах для доказательства лженаучности парапсихологии. Но можно ли априори отрицать что бы то ни было? Очевидно, можно. Правда, лишь в том случае, если признаешь абсолютную справедливость каких-то принципов. У меня такие принципы есть» (Послесловие А. Китайгородского к книге Ч. Хэнзела «Парапсихология», М., 1970).

Были бы принципы...

Не оставил без внимания парапсихологию и ведущий популярной телевизионной передачи «Очевидное – невероятное» С.П. Капица:

«Мы в СССР в меньшей степени, чем люди в других странах, испытываем недоверие и страх к науке. Но и мы встречаем интеллектуалов, рядящих в новомодные одеяния давно пережитую мистику. Интерес к телепатии, парапсихологии, на мой взгляд, объясняется лишь отсутствием достаточно сильной научной образованности» («Советская Россия», 1 января 1980 г.).

И я в СССР. И испытываю недоверие (без страха) к С.П. Капице, стремящемуся из очевидного сделать невероятное. Я верю академику, Герою Социалистического Труда Ю. Кобзареву, который пишет о телекинезе следующее:

«Ленинградка Н.С. Кулагина знаменита главным образом своей способностью вызывать движение легких предметов приближением к ним своих рук («телекинез»). Удалось установить, что и при целительстве, и при телекинезе руки Н.С. Кулагиной генерируют акустические импульсы. Эти импульсы могут восприниматься на слух и регистрироваться звукозаписывающей аппаратурой» («Комсомольская правда», 16 августа 1980 г.).

Вы представляете? В то время как одни ученые восторгаются вслух своей «достаточно сильной научной образованностью», другие изучают неизвестное, проводят эксперименты, регистрируют звукозаписывающей аппаратурой акустические импульсы, генерируемые руками экстрасенса при телекинезе.

Поаплодируем первым. Стоя, конечно.

Поклонимся молча вторым, намечающим для отечественной и мировой науки новые рубежи.

В журнале «Техника – молодежи» (1978, №8), говоря о кожном «зрении» Р. Кулешовой, Ю.Б. Кобзарев отмечает: «Я убедился, что существуют и некоторые другие, не менее удивительные явления, например телекинез. Многие ученые отмахиваются от таких явлений или заявляют, что их вовсе нет, что это лишь фокусы, которые пока не удается разоблачить.

На мой взгляд, человек, заявляющий, что он не может распознать, фокус это или явление природы, когда ему предоставляется полная возможность наблюдать и ставить любые эксперименты, не может считаться ученым-экспериментатором. К счастью, таких людей не так уж много; большинство просто отмахивается, ссылается на занятость и т.п. Но, увы, есть деятели науки, которые активно борются против признания существования не объясненных еще явлений, выступая под флагом борьбы с «лженаукой» в печати и по телевидению».

Нужно ли удивляться, что группа работников одного из тбилисских таксопарков, обратившаяся в редакцию программы «Очевидное – невероятное» с просьбой объяснить природу наблюдавшегося ими загадочного объекта, умевшего бесшумно лететь, зависать и поворачиваться под прямым углом, ответа не получила?

И правильно. Отвечать на подобные письма всегда рискованно.

Что же было в Тбилиси? Рассказывает К.П. Боярский:

«8 марта 1980 года в 2 часа 10 минут ночи после окончания работы я вместе с тов. Цанава шли сдавать в диспетчерскую путевые листы. Проходя мимо здания начальников колонн, я увидел в воздухе над въездом в гараж раскаленные, трущиеся друг о друга провода. Я спросил Цанава, что это может быть, но он, не видя их, обратил мое внимание на необычный летательный аппарат, при виде которого мы оба ужаснулись. Этот аппарат держал курс в нашу сторону. Он летел на высоте 60 метров без звука. Длина его была примерно 20...25 метров, скорость до 60 км/час. Темного цвета. Передняя часть напоминала нос самолета, далее шло утолщение, а задняя часть составляла 11/2 задней части автобуса ЛАЗ. Внутри задней части аппарата происходило хаотическое движение раскаленных докрасна шаров, столкновение которых сопровождалось выбросом в воздух раскаленных нитей. Часть их, длиной 40...50 сантиметров, сгорала внутри хвостовой части, другие вырывались наружу на один метр. Снизив скорость, аппарат завис над нами, взял чуть влево, а затем вправо, залетел в середину стоянки машин, потом резко повернул влево и развил такую скорость, что молниеносно исчез из поля зрения.

Я.сказал Цанава, что лучше не рассказывать никому о том, что мы видели, – все равно нам никто не поверит. Мы вошли в диспетчерскую, ничего никому не рассказывая о случившемся. После нас вошли водители (в том числе Давитая и Топчиев), которые рассказали о том, что охранники Гогоберишвили и Ходури показали им летательный аппарат. Тут мы не выдержали и рассказали о том, что видели сами.

Этот же аппарат видели также водитель Ардазишвили (в третьем районе поселка ТЭВЗ) и Саркисян (на Глданской дороге, когда аппарат пролетел над ним, машина задрожала и мотор заглох).

По просьбе своих товарищей я написал в редакцию «Вечернего Тбилиси», откуда получил письмо (№517-13 от 9 апреля 1980 г.), в котором указано, что ответ надо ждать из Гидрометеоцентра. Не поняв, какое отношение имеет виденный нами летательный аппарат к Гидрометеоцентру, мы обратились в редакцию телепрограммы «Очевидное – невероятное». Ответа не получили до сих пор».

Нам остается только поблагодарить К.П. Боярского и его товарищей за то, что они не испугались возможных насмешек и издевок, на которые так щедры обладатели «достаточно сильной научной образованности». Как это ни печально, но создалась «научная» ситуация, при которой требуется большое гражданское мужество, чтобы заявить во всеуслышание о наблюдении загадочных летательных аппаратов, презирающих абсолютную справедливость дорогих сердцу А. Китайгородского принципов.

Можно предположить, что в конце концов современный нам человек уступит место поколениям, владеющим телепатией, телекинезом, способностью диагностировать заболевания в самом их начале и излечивать их без применения медикаментов, а в крайнем случае – методами, присущими филиппинской медицине, «...примерно к 2020 или 2030 годам ожидается разработка методов непосредственной регистрации знаний в человеческом мозге, методов лекарственного повышения интеллектуальных способностей человека и даже передачи мыслей без помощи звуковых или зрительных сигналов» (А. Белявский, В. Лисичкин, «Тайны предвидения», М., 1977).

Можно предположить также, что человечество будущего, руководствуясь гуманными соображениями, изолирует людей, мешающих прогрессу путем замалчивания фактов, призванных способствовать развитию науки.

«...когда умирал очередной самодержец Франции и престол занимал новый, – читаем в книге доктора философских наук А. Сухотина «Парадоксы науки», – на площадях Парижа разносилось: «Король умер. Да здравствует король!» Потому что престол не должен был оставаться пустым. И, взойдя на него, очередной претендент становился таким же королем, как и прежний.

Конечно, в науке иная обстановка, чем в обращении с коронованными особами. Но и здесь старые научные законы обязаны уступит! место новым. Вместе с тем теория, разрушающая прежнюю истину, оказывается столь же истинной. То есть если парадигма состарилась, ее стремятся преодолеть, провозглашая одновременно: «Да здравствует парадигма!» Только обращено это уже к новому знанию» (с. 43).

Не является ли таким новым знанием общая теория природы члена-корреспондента АН БССР А.И. Вейника? А.И. Вейник пишет:

«В работе кратко излагается общая теория (ОТ) природы, удовлетворяющая критериям корректности (внутренней непротиворечивости), адекватности (соответствия всем известным опытным фактам, включая накопившиеся в прежних теориях аномалии) и перспективности (возможности предсказывать новые явления, недоступные для прежних теорий). Основные положения ОТ подтверждены экспериментально. В ней находят объяснение все известные, кажущиеся загадочными и непонятными, явления, в частности связанные с проблемами парапсихологии, CETI (связь с внеземными цивилизациями), НЛО (неопознанные летающие объекты), или так называемых летающих тарелок. Теоретические предсказания ОТ открывают перед наукой и технологией новые необозримые перспективы».

«В основание ОТ положена новая парадигма, несовместимая со старой, – объективизм, детерминизм, необходимость. Такая замена парадигмы с неизбежностью влечет за собой смену теории, то есть научную революцию» (А.И. Вейник. «Общая теория природы и НЛО». Минск, 1980, рукопись).

Можно было бы предположить, что идеи А.И. Вейника будут внимательно рассмотрены учеными, но это только «можно было бы»... Зачем рассматривать что-то новое, противоречащее нашему удобному теперешнему?

 

Глава 11. Одиноки ли мы во вселенной, если существуют НЛО?

Оглавление

 

Дата публикации:

6 марта 2000 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика