Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Культура. Техника. Образование
Начало сайта / Раритетные издания / Культура. Техника. Образование

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Безумные идеи

Время, хранимое как драгоценность

Генри Форд. Моя жизнь, мои достижения

Превращение элементов

Среди запахов и звуков

Ученые – популяризаторы науки

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Культура. Техника. Образование

Василий Шубин

7. Культурное пространство инженера – альтернатива противостоянию гуманистических ценностей и технического прогресса

Современная инженерная деятельность отчуждена от человеческих целей и носит преимущественно дегуманизированный характер. Кризис инженерной практики и инженерного образования – это кризис традиции рассматривать человека не как цель; а как средство, ибо все же длительное время задачей высшей технической школы было не развитие личности и формирование ее культурного пространства, а подготовка специалистов. Чисто функциональный подход к человеку как к производительной силе и носителю профессии неизбежно порождал такое же функциональное отношение к природе как к сырьевому ресурсу.

Ныне дегуманизация затронула как инженерное образование, так и инженерную деятельность. Усилия, направленные на преодоление кризиса в обеих сферах должны привести к формированию качественно новой личности инженера, неотъемлемыми чертами которой должны стать: строгий учет, самоорганизованность, высокий интеллект и глубокие знания, профессиональная мобильность, ответственность за последствия собственной деятельности, стремление к саморазвитию, творческая интуиция, экологическая воспитанность, чувство долга перед своим народом и человечеством. Поэтому хотелось бы подчеркнуть следующие моменты:

Формирование культурного пространства инженера предполагает синтез общенаучных и общетехнических знаний с культурой эпохи, соединение специальных, то есть профессиональных знаний с миром человеческих ценностей, взаимопроникновение знаний о природе и технике со знаниями о человеке и смысле его бытия. Иначе говоря, если подвести итог, гуманитаризация инженерного образования – это очеловечивание общенаучных и общетехнических дисциплин. Но гуманитаризация не цель, а средство. Что дает гуманитаризация студенту? Расширение его кругозора, формирование гуманистического, то есть антитехнократического мировоззрения, формирование не узкотехнического, а творческого мышления, формирование национального патриотического сознания. Что дает гуманитаризация для преподавателя? Помогает заинтересовать студентов и учащихся в изучении общенаучных и общетехнических дисциплин, повышает авторитет преподавателя в глазах студентов и учащихся, ибо эрудиция, творческое горение в работе, широта мысли и гражданская активность всегда привлекательны.

Таким образом, гуманитаризация инженерного образования призвана создать предпосылки к соединению технической и гуманитарной культуры в одной личности, а достичь этого невозможно без овладения историко-техническими и историко-научными знаниями, дающими богатые возможности для формирования гуманистического мировоззрения и творческого стиля мышления.

Изначальная цель техники – служить человеку. В наше время как никогда становится актуальными слова древнегреческого мыслителя Протагора: «Человек – мера всех вещей». В век глобальных проблем и обострившихся отношений между природой и обществом требуется новый стиль инженерного мышления, учитывающий гуманистические ценности. Последнее требует повышения культурного уровня инженера, сочетания глубоких профессиональных знаний с гуманитарным образованием. Технократические подходы уже нанесли немало вреда социальной практике.

Изучение истории науки и техники, выявление мировоззренческих проблем в любой специальной дисциплине, стойкий интерес к литературе и искусству, формирование гражданской активности и политической культуры – все это слагаемые процесса гуманитаризации инженерного образования. Особенно полезны в учебном процессе примеры из жизни творцов науки и техники, не замыкающихся на своей специальности. Максвелл и Больцман, Менделеев и Мечников, Пуанкаре и Планк, Эйнштейн и Бор, Шредингер и Гейзенберг, Вавилов и Вернадский обладали блестящими литературными способностями, огромной эрудицией и философской направленностью мышления. «Для гениального предрасположения, – любил повторять Больцман, – необходимо еще общее образование» (Больцман Л. Статьи и речи. М., «Наука», 1970, с. 238). А Эйнштейн неустанно подчеркивал, что узкая специализация превращает ученого в ремесленника.

В настоящее время все чаще подчеркивается необходимость внедрения в учебный процесс историко-научной и историко-технической проблематики. В рамках гуманитаризации высшей школы в технических вузах имеет место практика чтения факультативных курсов по истории культуры, науки, техники, транспорта. Технократическое мышление само по себе не исчезает. Одним из средств, противодействующих его сохранению, является изложение естественнонаучных и инженерных дисциплин в контексте личных исканий творцов науки и техники, в связи с эпохой, противоречия которой обуславливали определенный интеллектуальный климат, с выявлением мировоззренческих и методологических проблем. Такой уклон в преподавании не только способствовал бы преодолению узкотехнического мышления, но и выявлял бы потенциальные воспитательные возможности научно-инженерных предметов.

Таким образом, обстоятельное изучение истории науки и техники может стать подлинной школой духовного самообретения. Иначе невозможно преодолеть главный недостаток многих представителей современного инженерного корпуса, а именно, отсутствие панорамного видения своей собственной деятельности и фетишизацию технического прогресса. Такие специалисты, лишенные гуманитарных ориентиров, упускают из виду человека, а это и есть технократизм. Известная абсолютизация роли технического прогресса, свойственная техническому вузу, – это его «профзаболевание», лекарством от которого является гуманитаризация образования и, в частности, такой компонент этого процесса, как изучение истории науки и техники. Ведь научно-техническая революция идет туда, куда направляет ее человека; а человек – это инженер. Кроме того, силой, противоборствующей узкому профессионализму, выступает высокая общая культура инженера, позволяющая преодолевать рационалистические установки технической мысли и отрешаться от прагматизма технической деятельности. Реалии конца нынешнего века таковы, что инженер должен ориентироваться не просто на материальное производство, а на «технология разума», на культуру.

Какой вклад может внести современная высшая техническая школа в процесс онтологизации культуры? К сожаления, пока минимальный. Вся наша педагогика пронизана позитивистским духом с его культом научности, и в высшем и особенно в высшем техническом образовании утвердилась административно-нормативная рациональность, чуждая самоисканию и творчеству, вне связи с культурной и этнической средой, а стало быть мало способствующая формированию личности, что и является целью культуры.

Видимо, все-таки начинать надо с гуманитаризации всего высшего образования и особенно высшего технического. Под гуманитаризацией мы понимаем не просто чтение так называемого гуманитарного цикла дисциплин, а формирование потребности в ассимиляции мировой культуры с целью слияния в человеке в единое целое его рациональной, нравственной и эстетической способности. Такая слитность является, как в свое время подчеркивал Кант, залогом утверждения в человеческом обществе «социальной общительности», для обозначения которой Кант употребляет термин Humanität. По мнению Канта, культура является конечной целью природы, ибо она позволяет разумному существу ставить любые возможные цели. Однако цели могут быть и злые, поэтому он предупреждает о реальной ситуации, когда наука, техника и даже искусство, выведенные из под нравственного контроля, могут служить средством для удовлетворения человеческих вожделений к славе, богатству и власти. Никакие самые хорошие законы не заменят доброту человека, а она и является сердцевиной Humanität. Кант пишет: «Пуризм циника и умерщвление плоти отшельником, ничего не дающие для общественного блага, – это искаженные формы добродетели и непривлекательны для нее; позабытые грациями, – они не могут притязать на Humanität (Кант И. Сочинения в 6-ти томах. Т. 6, М., «Мысль», 1966, с. 530). Немецкий мыслитель постоянно подчеркивает – и в своих предостережениях он оказался абсолютно прав – что само по себе знание и умение (как бы мы сейчас выразились – цивилизация) не гарантируют наличия добродетели и «...выдавать ее только за фишки, не имеющие никакой цены... – это высшая измена человеческому роду» (Кант И. Сочинения в 6-ти томах. Т. 6, М., «Мысль», 1966, с. 38).

Отождествление культуры с информацией, иначе говоря, только с эрудированностью, таит для высшего образования громадную опасность.

В начале XIX века немецкий философ и педагог И.Ф. Гербарт опубликовал свой труд «Общая педагогика, выведенная из цели воспитания», в котором была обоснована концепция «воспитывающего обучения». Развернутую критику ее впервые дал Д.И. Ушинский, верно подметив, что последователи такой педагогики «налегают» на книжные знания в ущерб нравственному чувству и практической деятельности. И действительно, социальная и научно-техническая практика нищего столетия дала слишком много свидетельств тому, что формировать только ум просто опасно. Ведь истоки технократизма кроются не только в феномене все расширяющейся техносферы, но и в рационализме и сциетизме как способе освоения мира через науку в ущерб эмоциональной и нравственной стороне психики. Экстраполяция идеалов и норм технической цивилизации на весь мир культуры как раз предполагает бурный рост информации, культ научно-технических знаний, однако при этом игнорируются опыт истории, анализ тупиков сциентистской культуры, драматизм личной судьбы творцов науки и техники.

Такая тенденция в культуре и, в частности, в образовании сложилась под влиянием сциентистского мировоззрения, утвердившегося в Европе в последние три столетия. И в результате на сегодняшний день практика высшего образования далека от идеала, особенно это касается технического образования, которое в современном его виде ориентировано на приобретение специального знания и не способствует преодолению отчуждения студентов от культуры.

Сейчас очевидными стали источники технократизма и сциентизма: ведомственные интересы и низкий уровень гуманитарной культуры. Основные направления повышения этого уровня, как мы пытаемся доказать, – это:

Гуманитаризация образования – это, в конечном счете, его гуманизация, «очеловечивание» технических наук, но это может быть реализовано лишь через выявление их вклада в общечеловеческую культуру, через раскрытие смысложизненных аспектов инженерной деятельности. Надо понять опасность как идеологизации, так и технократизации образования. В человеке дано единство рациональной и чувственно-эмоциональной сторон. Преимущественное использование только рассудочной стороны атрофирует чувство и волю. Тем самым такое обучение помогает создать ущербную техногенную цивилизацию, о наступлении которой предупреждал русский мыслитель И.А. Бердяев в работе «Человек и машина»: «Машина и техника наносят страшное поражение душевней жизни человека, и прежде всего жизни эмоциональной, человеческим чувствам, душевно-эмоциональная стихия угасает в современной цивилизации» (Бердяев Н.А. Человек и машина. // Журнал «Вопросы философии», 1989, №2, с. 156).

Формированию культурного пространства инженера необычайно сильно мешают шаблонные, стереотипные, нацеленные на механическое заучивание дидактические средства. При такой обстановке может формироваться только репродуктивное мышление, лишенное поиска, ориентации на новизну, постановку проблем, оторванное от забот, целей и идеалов личности. Проблемность означает незаконченность, открытость познания, чуждость превращения теории в догму. В любой науке имеются строгие и даже аксиоматические истины, но незыблемость этих истин не означает их завершенности. Нам кажется, что задача преподавателей-теоретиков как раз в том и состоит, чтобы развивать, уточнять эти истины применительно к современной научной и общественной реальности, к требованиям современного этапа научно-технической революции. Особенно это относится к фундаментальным научным концепциям, в которых каждый факт теории двойственен, противоречив, он совмещает в себе прочное, бесспорное знание и еще нереализованные возможности познания, и в этом смысле он не может считаться исчерпанным в своей глубине, своих связях. Требование проблемности в том и состоит, чтобы в любом вопросе стать на ту точку, где стыкуются сегодняшней и завтрашний день науки и практики, где знание точное и доказанное, всеобщее и необходимое сталкивается со знанием вероятностным и гипотетическим. В этом состоит диалогическая, диалектико-жизненная природа человеческого познания.

Первый путь формирования панорамного мышления в процессе изучения истории науки и техники – это выявление противоречий в научном и техническом знании, анализ его как знания становящегося и порождающего все новые и новые проблемы, которые разрешаются в ходе общественно-исторической практики.

Другой путь – выявление нереализованных возможностей в познавательном процессе, что позволяет преодолеть догматическое восприятие научных идей как набора догм, а истории науки как линейного процесса, чуждого борьбы школ и направлений. В науке и технике реализуются далеко не все пути, и ярким примером этого является борьба концепций Фарадея – Максвелла и Ампера, которые строились исходя из разных физических картин мира. Предложенная Ампером научная программа рассматривалась сообществом ученых того времени не как физическая теория, а воспринималась лишь как математический аппарат, за которым не обнаруживается физический аналог. Культура эпохи, стало быть, отбирает из науки адекватные ее духу концепции, но это вовсе не значит, что закрытые пока пути не смогут никогда реализоваться.

О третьем пути в свое время И. Кант писал: «...слушателя нужно не вести за руку, а руководить им, если хотят, чтобы в будущем он был способен идти самостоятельно» (Кант И. Сочинения в 6-ти томах. Т. 3, М., «Мысль», 1965, с. 600). Проблемный метод изложения учебной дисциплины в сочетании с историческим подходом, выявляющим логику науки, позволяет, на наш взгляд, развивать самостоятельность и гибкость мышления, без чего невозможно формирование творческого мышления и культуры инженера.

Традиционное понимание культуры, как совокупности духовных ценностей, сейчас активно переосмысливается. Расширение понятия культуры идет по линии ее онтологизации, что проявляется в целом ряде новых мотивов. Во-первых, в культуру вносится качество человеческого бытия, то есть имеет место антропологизация культуры. Возникло осознание того, что культура есть прежде всего мера человеческого в человеке, степень развития в индивиде сугубо человеческих качеств. Такой подход требует преодоления веберовской парадигмы экономического рационализма в понимании социума и человека.

Во-вторых, онтологизация культуры выражается в ее экологизации. Понятно, что культура должна быть соединена с человеческими ценностями, однако для их нормального функционирования нужна соответствующая среда. Создание культурной среды, в которой расцветает культурное творчество, и есть экология культуры. Без наличия этой «ниши» культура глохнет и пышным цветом расцветает антикультура. Что губит культурно-экологическую нишу или, иначе, среду обитания человека культурного? Многое, но в наше время прежде всего излишняя коммерциализация культуры, выход культуры на товарный рынок. Этим самым снимаются запреты на любые проблемы, и наступает вседозволенность. Нужны внеэкономические типы рациональности, нужны запреты, ибо без них культуры нет. Культура без императивов есть хаос, она не функциональна как среда человеческих качеств. Культура должна быть открытой системой лишь для таких ценностей, которые способствуют самосохранению и развитию общества. Там, где все дозволено и все оправдано не будет ни вины, ни совести, ни долга, ни ответственности и вместо экологии духа утвердится бытие поколений, пораженных духовной радиацией.

В-третьих, онтологизация культуры предполагает ее этнизацию, соединение культуры с народом, с бытием этноса. Вне этой связи, без проникновения в быт народа, культура гаснет, утрачивает свою укорененность. Именно беспочвенничество прокладывает пути к космополитизму. Коммерциализация культуры, подогреваемая снятием всякой нравственной цензуры и погоней за наживой, угрожает проникновению антикультуры в быт народа, что неизбежно ведет к утрате его самоидентификации.

 

8. Информационное общество и технократическая мифология

Оглавление

 

Дата публикации:

10 июня 2001 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика