Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Культура. Техника. Образование
Начало сайта / Раритетные издания / Культура. Техника. Образование

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Архимед

Законы Паркинсона

Магнит за три тысячелетия

Популярная информатика

Среди запахов и звуков

Ученые – популяризаторы науки

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Культура. Техника. Образование

Василий Шубин

5. Инженерная деятельность на рубеже тысячелетий: потребность в синтезе технической и гуманитарной культуры

Длительное время в нашей инженерной деятельности по существу отсутствовала установка на культуру, а без культуры технический прогресс невозможен. Утвердившееся сциентистское мировоззрение самого человека воспринималось как вещь, как функция производства. Технократизм, подобно раковой болезни, разъедает все тело культуры и становится тормозом научно-технического прогресса, ибо сковывает всестороннее развитие человека. Опрокинутое только на себя, отчужденное от человеческих, то есть гуманистических ценностей, сциентистко-технократическое мировоззрение теряет ориентиры технического прогресса и исходит из представлений о будущем, как развернутом настоящем. Революционные сдвиги в технике и технологии не предвидятся, что и имело место в нашей стране. Между тем технологическое отставание приводит к фетишизации какого-либо технического новшества и не более. Так было в свое время с необоснованными подходами на внедрение АСУ, в них видели панацею от всех бед, забывая то обстоятельство, что не всякая информация есть благо. В порывах необузданного энтузиазма АСУ чуть ли не обожествлялись. Считалось, что введение в процесс управления вычислительной машины само по себе великое благо. Однако, нередко АСУ оборачивается увеличением нагрузки сотрудников – им приходится заполнять массу бумаг. Да, информация может быть вредной, когда она излишне засоряет, утяжеляет процесс управления. Никакая информационная техника не в состоянии ставить проблемы, но деформировать интеллект человека может при её неразумном использовании.

При всех положительных чертах информации обществу не следует упускать из виду и возможные опасности. Западноевропейская философия техники уже их заметила.

«Человек, – считал немецкий философ К. Ясперс, – уже не может освободиться от воздействия созданной им техники. И совершенно очевидно, что в технике заключены не только безграничные возможности, но и безграничные опасности» (Ясперс К. Современная техника. // Новая технократическая волна на Западе. М., «Прогресс», 1986).

Ещё выразительнее об этом читаем у французского социолога Ж. Эллюля: «Мы живем в техническом и рационалистическом мире. Мы все лучше распознаем опасности этого мира. То, что бессознательно предлагают нам футурологи – это радикально технизированный мир, из которого убрали только явные, вопиющие неудобства техники; это абсолютный триумф технического рационализма под прикрытием мечты» (Эллюль Ж. Другая революция. // Там же, с. 147). Символично высказывание американского футуролога Л. Мемфорда: «Научные и технические средства полностью рациональны, но конечные цели безумны» (Мэмфорд Д. Техника и природа человека. // Там же, с. 237). Его соотечественник Х. Сколиновски приходит к выводу: «Скорее техника должна быть подчинена человеческому императиву, чем человек подчинен техническому» (Сколимовски К. Философия техники как философия человека. // Там же, с. 249). Приведенные высказывания мыслителей тех стран, которые гораздо больше технизированы, чем наша, должны стать напоминанием о необходимости учитывать опыт, в том числе и негативный, технически передовых стран. Инженер в своей деятельности должен видеть в этом опыте прежде всего механизмы, с помощью которых можно было бы избежать власти техники над человеком.

Цель инженерной деятельности – создание технических средств, то есть материальных объектов, заменяющих производственные функции человека и облегчающих труд или повышающих его производительность. Зародившись в Новое время, инженерная деятельность ориентировалась на получение прибыли и господство над природой. То и другое формировало инженера-технократа. Сейчас наступает перелом в самом понимании инженерной деятельности. Рождение техники информационных процессов приводит к автоматизации умственного труда. В этих условиях наиболее эффективным оказывается не погоня за сиюминутным успехом, а ориентация на достижения науки, что требует не только компьютеризации, но и фундаментализации инженерного образования. Но, главное, приходится отказываться от потребительского отношения к природе, что означает преодоление принципа господства над природой. В этих условиях особенно актуальной становится проблема формирования культуры инженерного мышления, без которой невозможна ориентация инженерной деятельности на возвышение человека. Наш век дал слишком много фактов, когда в условиях тоталитарных режимов использование достижений науки и техники приобретало антисоциальное, технократическое направление. Не случайно К. Ясперс расценил НТР как эпоху негативных преобразований, сулящих в перспективе «власть разрушительных сил и мрак небытия». Техницизм, по его мнению, разрушает духовные ценности, нивелирует личность, и люди превращаются в маски, лишенные почвы, отзвуков своего бытия (Ясперс К. Современная техника. // Там же, с. 121). На смену враждебным силам природы пришла враждебная человеку техника и технология и перед человечеством стоит проблема освобождения от власти техники. Техника информационных процессов может стать дорогой к свободе, но при условии, если очередная новинка не будет превращаться в «божество», а станет рассматриваться как средство реализации человеческих целей.

XX век можно по праву называть веком инженерии. Техническая база общества уже не может функционировать без инженерного труда. Стремительное расширение техносферы порождает на рубеже тысячелетий такие проблемы, о которых раньше и не подозревали. Техника претерпевает во истину революционные изменения и это в значительной степени связано с возникновением и совершенствованием техники информационных процессов. Этот качественно новый этап в развитии техносферы общества в западной социологии техники был обозначен как «новая технологическая волна». Результаты ее воздействия на общественную жизнь налицо, а последствия пока непредсказуемы. В гносеологическом плане радикально меняется техническая картина мира как совокупность зафиксированных в сознании человека средств труда и способов действия для достижения цели по очеловечиванию природы. Это изменение связано с ломкой традиционных представлений о технике, поскольку в технике информационных процессов уже моделируются интеллектуальные функции человека. В социальном плане под воздействием революционных сдвигов в технике и технологии формируется качественно новый тип цивилизации, получивший название «информационного общества». Последнее обстоятельство особенно диктует потребность радикальных изменений в подготовке инженерных кадров. Ибо компьютерная революция, породившая технику информационных процессов в массовом виде, воистину взывает к гуманизации и индивидуализации обучения. Это связано с тем, что автоматизация и вычислительная техника впервые в истории создает для человека возможность обратить внимание на самого себя, так как в условиях формирующегося информационного общества дальнейший научно-технический прогресс прежде всего зависит от овладения ресурсами самого человека, от его развития и саморазвития. Информационная техника впервые так четко выявила сущность техники как определенных опредмеченных творческих сил человека. Стало понятно, что современный инженер, конструктор в условиях нового витка научно-тохнической революции не может эффективно работать без знания инженерной психологии, эргономики, технической эстетики, логики.

Современный научно-технический прогресс характеризуется необычайно интенсивным проникновением в бытие мира и человека. Надо понять четко, что техническая деятельность существовала всегда, инженерная же появилась лишь тогда, когда совершенствование техники уже не могло основываться только на традиции, ловкости рук и смекалке. Потребовалась ориентация на науку, то есть целенаправленное использование научных знаний, методов, которые опредмечивались бы в новой технике и технологии. Но платой за данную ориентацию стало возникновение сциентистского стиля мышления в ущерб духовно-нравственной стороне в инженерном образовании, а точнее сказать единая культура раскололась на гуманитарную и техническую, утратив былую тотальность.

Мировоззрение проявляется через стиль мышления, который представляет собой не что иное, как деятельную форму мировоззрения специалиста. Профессиональный стиль мышления есть устойчивая целостная система мировоззренческих регулятивов, которыми специалист руководствуется в своей работе. Это – мировоззрение в его деятельностной методологической форме, то есть проявление мировоззренческих установок в действии, на практике.

Профессиональное мышление есть способ, склад умственной деятельности, наиболее приспособленный к решению задач, находящиеся в сфере компетенции данной профессии. Имеют место четыре типа профессионального мышления:

В свете отмеченных стилей мышления инженерный стиль мышления выступает как такая форма общественного сознания, которая отражает взгляды данного общества на технику и технологию и социальные последствия их применения. Инженерное мышление есть проявление инженерной деятельности, продуктом которой выступают знания, необходимые для создания и функционирования человеко-машинных структур. Вне общей культуры, отчужденная от гуманистических ценностей, инженерная деятельность оборачивается технократизмом, излишней алгоритмизацией человеческой мысли, формализмом и. пренебрежением человеческими ценностями. Но культура мышления, как и культура в целом, формируется в социальной среде, в том числе и в ВУЗе, и не в последнюю очередь благодаря освоению опыта прежних поколений инженеров, творцов науки и техники. В этом смысле изучение истории науки и техники – эффективное средство формирования инженерной культуры и подготовки студента к инженерной длительности.

Надо наконец-то понять на горьком опыте лавины аварий и катастроф, обрушившихся на нас в последние годы, что именно в узкопрофессиональном стиле инженерного мышления, лишенного системности и социально-гуманитарного компонента, то есть в вульгарном эмпиризме, скрыты корни непредсказуемого, бесконтрольного развития техники, угрожающей бытию человека. Между тем, технический поиск, рождаемый конкретной технической потребностью, и инженерное творчество часто сводят исключительно к разработке идеальной модели технического объекта вне социально-нравственных ценностей. Техническое творчество, как и всякое другое, должно быть подчинено человеческим императивам, иначе оно становится самоцелью и обслуживает технократические устремления. Таким образом, инженер должен быть и профессионалом и гуманистом!

 

6. Научно-техническое творчество как феномен культуры

Оглавление

 

Дата публикации:

10 июня 2001 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика