Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Книги / Люди и биты. Информационный взрыв: что он несет
Начало сайта / Книги / Люди и биты. Информационный взрыв: что он несет

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Безумные идеи

Как люди научились летать

Люди и биты. Информационный взрыв: что он несет

Парадоксы науки

Луи де Бройль. Революция в физике

Этюды о Вселенной

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Люди и биты. Информационный взрыв: что он несет

Николай Тимофеевич Петрович

Вулкан уже пылает

Домашний вулканчик

Завтра ответственный научный доклад. Хочется выйти к аудитории во всеоружии. Обрисовать слушателям только наружную, сверкающую на солнце часть «айсберга», а остальную, скрытую под водой, большую, подготовить и иметь в запасе. Она, «подводная», всегда придает уверенность, выручает на вопросах.

Но куда же подевались заметки прошлых лет по этой теме, вырезанные из журналов статьи, собственные расчеты? Еще и еще раз бегло перебираю свой архив, силюсь вспомнить, куда их засунул, внешний вид, когда пользовался последний раз. Но усилия тщетны. Уставший за день мозг отказывается помогать, вспомнить, искать. Хочется спать.

Что же делать? Неужели нельзя заставить себя работать?! Можно! Горячий, прохладный, ледяной душ. Сто глубоких вдохов-выдохов в лоджии по Н. Амосову. Тонус явно поднялся.

В бодром порыве стаскиваю в одну кучу все свои накопители информации. Это тетради и тетрадочки с записями, многочисленные папки с вырезками из газет и журналов, старые портфели, набитые проспектами выставок, тезисами конференций, дарственными статьями коллег, туго набитый ящичек картотеки, который давно не пополнялся, пачки разрозненных заметок на листочках из письменного стола, записные книжки с заметками на семинарах, симпозиумах, коллоквиумах...

«А был ли мальчик?» Был! Мне уже казалось, что я вспомнил, как он выглядел.

На полу посреди комнаты образовалась живописная куча. Мой домашний информационный вулканчик. Ложусь на ковер у кучи и начинаю спокойно, методически сортировать по темам, выбрасывать уже ненужное и искать материалы к докладу.

К утру большая куча трансформировалась в десяток мелких тематических, а главных материалов к докладу так и не обнаружил.

Где же они? Взяли «на денек» аспиранты? Они обычно возвращают, если вообще это делают, только после защиты. Заложены в какую-либо книгу? Но в какую? Погребены в информационной свалке на работе?

Мечта о сверкающем на солнце айсберге гибнет. Голова, через которую за ночь пропущена вся лава домашнего вулканчика, копившаяся добрый десяток лет, разбухла и вот-вот треснет. В глазах мелькают хаотические цветные полосы, как у цветного телевизора с нарушенной синхронизацией.

Надо срочно снимать доклад. Звоню ректору.

Доклад был снят, а я тут же между кучами погрузился в тяжелый сон.

Меня окружила толпа бит-гангстеров: нули и единицы, плюсы и минусы, точки и тире, ДА и НЕТ, черные и белые клетки. Я держу в руках кусок красивой кожи, а они ухватились за нее кто руками, кто зубами, пытаются ее отнять, отрывают куски. Может, отдать им ее? Нет! Да ведь это время моей жизни! Это шагреневая кожа. Надо сражаться. Ее площадь уменьшается катастрофически.

Как справиться одному с этой толпой? Но вот в толпе появились биты-доброжелатели. Они стали подбадривать меня. Оттеснять гангстеров. Вступать с ними в рукопашные схватки. Отрывать их от шагреня. Наконец с их помощью мне удалось спрятать свое кожаное время жизни за пазуху. Его перестали укорачивать гангстеры. Кто же эти мои доброжелатели? Очень они мне знакомы.

Я проснулся. Приоткрыв глаз, увидев рядом свои информационные кучки, я вспомнил сон и все понял. Я вырвался из окружения ненужной мне информации, которая укорачивает жизнь. А доброжелатели и были той необходимей информацией, которую я искал к докладу.

Но что же делать с кучками? Распихать их снова по портфелям, папкам, ящикам, полкам? Нет уж! Нужна иная система общения с информацией. И первая задача – навести порядок в своем домашнем вулканчике. Ясно, что все это должно быть сосредоточено в одном единственном месте, в одной точке пространства, четко классифицировано по тематике и быть всегда под рукой. Но ведь куча велика! Кубометр! Надо все устаревшее, неоригинальное, дублирующее уничтожить. Сдать в макулатуру.

А остальное, ценное? И как я не догадался раньше! Надо выбросить картотечку в стандартном узеньком ящичке и соорудить новую большую. Вместилище всех накапливаемых интересующих меня материалов.

Поперечное сечение хранилища можно взять равным сложенному пополам стандартному листу бумаги для печати на машинке. По площади он в 6 раз больше стандартной библиографической карточки. На нем можно записать не только название статьи или книги, но и выписать нужные данные из нее, свои комментарии, что-то изобразить графически (для экономии времени) и т.д.

Кроме того, сложенный пополам лист по размеру почти совпадает с общими и школьными тетрадями. Значит, все это можно ставить в единую картотеку!

Идешь, например, на симпозиум или лекцию, захватываешь одну тонкую школьную совсем не обременительную тетрадку. Записываешь то, что тебе потребуется, помечаешь, где и когда это было, и ставишь в нужный раздел картотеки. Как просто.

Да ведь это элементарный НОТ, и картотеки подобного формата разработаны. Беда в том, что в продаже их нет. Придется сооружать самому.

Заполнять ящик оказалось значительно сложнее, чем его сделать. Темы переплетались, нахлестывались, не разделялись четко... Пришлось начать с составления на большом листе бумаги информклассификации домашнего вулканчика.

К вечеру все материалы, исключая изрядный информхлам, заняли свои места. Я наслаждался простецким и удобным решением. Уместилось все необходимое: записки, конспекты, вырезки, тезисы докладов, статьи, черновые наброски, записные книжки... Даже для писем, которые нужно сохранить, нашелся отсек. Завершал картотеку раздел с большим знаком вопроса на перегородке. Это были всякие интересные материалы, никак не укладывающиеся в мою классификацию. По-видимому, он неизбежен. Нельзя придумать конечную, все охватывающую схему..

Но любоваться усмиренным вулканчиком мало. За ним надо следить. Удалять мертвую информацию. Как выбрасывают испорченную пищу. Пополнять новой, текущей. При появлении новых интересов вводить новые разделы.

Эксплуатация этого неуклюжего ящика дала заметную. экономию времени и сил. Надо только в конце дня уделять ему хотя бы 10 минут: заносить накопившиеся за день новинки, брать на заметку «занозы», засевшие в извилинах. После совершения этого информобряда сразу чувствуешь облегчение: толпа бит перекочевывает из головы в хранилище.

Итак, с домашним вулканчиком я как-то совладал. Но ведь мировой вулкан отнюдь не дремлет. Свалку новых материалов на работе и дома не всегда удается разгрести. Часть из них перекочевывает со стола на пол, на стулья, на подоконник. Но от этого не легче.

– А ЭВМ? Говорят, что они вот-вот бесстрашно примут всю эту лаву на себя?

– То есть вы предлагаете махнуть на эти свалки рукой и ждать, когда ЭВМ принесут «на блюдечке с голубой каемочкой» необходимую именно вам рафинированную, классифицированную, исчерпывающую информацию. Боюсь, что принявшие сегодня такую стратегию могут задохнуться от завала с ног до головы материалами и одновременно полностью дисквалифицироваться.

Известную поговорку о надежде на бога можно трансформировать для нашей ситуации: «На ЭВМ надейся, а сам не плошай». Ведь в ближайшие 5...10 лет революции в информсервисе на базе ЭВМ еще не произойдет.

– Что же делать?

– Этот же вопрос я задал себе и начал знакомиться с тактикой и стратегией, применяемыми другими.

Математик, профессор X. поделился своим опытом читать любое печатное слово «по диагонали», то есть охватывать единым взглядом сразу всю или почти всю страницу и, скользя по ней взглядом, улавливать главное.

Я начал тренироваться. Самое трудное – это «выключить» себя из всей Вселенной, как бы загнать себя на пустынный унылый необитаемый остров, где нет никакого разнообразия и ничто не отвлекает, а есть только вот этот текст, который через минуту отберут, и ты должен успеть ухватить его суть.

– И удается «превратить» себя в Робинзона Крузо?

– Его остров не подходит. Там пышная растительность, бабочки, цветы, шум волн океана... Слишком много отвлекающих факторов. Легче всего «переселить» себя на пустынный остров рано утром, когда просыпающийся мир еще не ворвался к тебе. В это время экономия времени получается большая. За один час можно разгрузить большой завал.

Оригинальному и очень эффективному методу «отбрасывания» сомнительной информации нас научил талантливый конструктор К., которого, увы, уже нет среди нас.

Он все наши расчеты, статьи, отчеты начинал смотреть с конца, с выводов и заключений. Если автор стоящий, то он должен четко формулировать в конце свой новый результат. Если этого нет, то стоит ли читать работу?

Эта читка с конца тоже дала экономию времени. Беда только с математиками. Они обычно не любят делать выводы. Стоящие в конце их работ интеграл, неравенство или уравнение они и считают сжатыми до предела выводами. Это так, но, чтобы их понять, надо читать статью.

Научный сотрудник М. из НИИ поделился своим опытом. Основным фильтром, задерживающим ненужную информацию, была его... жена. Они вместе кончали институт и вместе работали. Жена была как раз из тех энциклопедистов в своей области, которых я упоминал выше. Вектор. инерции ее не беспокоил. Она еще в институте почему-то решила, что творить новое не женское дело. И несмотря на отличные способности и знания, как про нее говорили, «сияла только отраженным светом». Могла прекрасно произвести проверку чужих идей, найти ошибку в расчетах, но от собственного творчества уходила.

Жена просматривала весь поток информационных материалов, отбрасывала ненужное и мусор, давала предельно спрессованную информацию мужу о ценных работах. Таким образом, М. был в курсе всех новых идей, успешно использовал их в своих разработках и быстро достиг высокого научного потенциала.

Профессор института связи С. применяет такой метод. Он ведет «досье» на авторов, публикующих работы в интересующей его области. И разделил их на три сорта. Первый – носители новых идей, методов, подходов. Второй – компиляторы, обзорщики, уточнители третьих и четвертых знаков после запятой в результатах других авторов. Третий – ни то ни се, топкое болото, трясина для читателя.

При сортировке авторов ему очень помогает издаваемый периодически в США Sciens Citation Index (SCI). Хорошая научная работа, как комета, оставляет после себя светящийся хвост и позволяет установить его протяженность и светимость.

– Разве это возможно?

– Оказывается, да. Как правило, чем чаще ссылки на данную работу других авторов, тем она значительнее, тем больше ее «хвост». Если у кометы он направлен назад, то у хорошей работы это послесвечение несется вперед. Ее цитируют более поздние авторы, развивающие и продолжающие эту работу. SCI и дает такую справку.

– И как же он пользуется своим научным досье?

– Очень просто. Первый сорт немногочислен, и с ним можно справиться. Второй он не читает. Трясину поручает терзать своим аспирантам.

Я стал применять в той или иной мере все эти методы и некоторые свои находки. Кучи материалов заметно уменьшились. Они уже перестали быть для меня угрожающими, непобедимыми вершинами.

Наиболее ценное вечером отправлялось в метровый ящик, в свой отсек. Теперь не надо было мучительно помнить, где сделана запись – тетрадь, записная книжка, листочек, обрывок газеты... и где эта запись хранится в пространстве – стол, полка, портфель, карман.

Еще больше удалось уменьшить информационные кучи, применив коллективный метод борьбы. Для этого были привлечены в первую очередь аспиранты, соискатели и все жадно, в поте лица ищущие яркие темы для диссертаций. Все они мечтают создать в науке комету с ослепительным хвостом. А кто об этом не мечтал? Они мигом разгрызают информорешки. К сожалению, во многих орешках вкусных зернышек не оказывается.

Далее потоки свежей лавы мы стали обрабатывать коллективно, рассортировав их по направлениям. На еженедельном семинаре мы все не только обменивались найденными в орешках зернами, но и вели по ним горячие дискуссии. Если «разгрызатель» не добрался до сути дела, то это сразу вскрывалось на вопросах. Их ставили, забывая про всякую дипломатию, и загоняли беднягу в позорный тупик. На следующем семинаре он, естественно, брал реванш.

В процессе этой индивидуальной и коллективной работы с информацией плодотворным оказалось ее разделение на ранги. Например, при разработке новых систем связи мы пользовались таким разделением:

Ранг 1. Новые способы «погрузки» информации на несущее колебание (это наиболее революционный элемент).

Ранг 2. Новые диапазоны волн для передачи информации (открывают новые неожиданные возможности).

Ранг 3. Новые способы кодирования сигналов (уменьшение вероятности ошибок).

Ранг 4. Новые методы обработки сигналов на приеме (приближение к потенциальным возможностям).

Ранг 5. Более точные математические модели систем связи (сближает теорию и практику).

Ранг б. Оценка помехоустойчивости и скорости передачи в системах связи (решающие показатели).

Ранг 7. Экспериментальные исследования систем связи (аппаратурные и на ЭВМ).

Ранг 8. Уточнение известных результатов.

Ранг 9. Получение известных результатов новыми методами.

– Что же дает такое деление, кроме траты времени на определение ранга той или иной работы?.

– Экономия времени и сил при обработке информации существенна, если уделять внимание источнику информации обратно пропорционально номеру ранга.

– Но ведь для определения ранга работы надо ее досконально изучить?

– Вовсе нет. Как мы уже говорили, достаточно прочесть введение (постановка задачи), пробежать работу «по диагонали», прочесть заключение (полученные результаты) для определения ее ранга. Если введение и заключение, мягко говоря, туманно, то это сразу указывает на низкий ранг статьи. Кроме того, часто фамилия автора, как уже отмечалось, подсказывает ранг его работы.

Но стоило нам чуть-чуть поддаться текучке, отменить пару семинаров, не успеть обработать вовремя доставшуюся тебе долю информации, как потоки лавы снова начинали угрожать.

На все явно не хватало времени. Оно становилось все более дефицитным товаром. Если даже физики придумывают способ замедлить вращение Земли и удлинить сутки, как некоторые наивно полагают, то все равно ничего не выиграешь. Ведь суток станет меньше в прожитой жизни.

А кто и что все-таки поедает эти 16 свободных от сна часов? Утром кажется, что впереди огромный день. Так много можно. сделать! Колоссальное чистое поле времени. Вечером убеждаешься, что оно было крохотным и сделать удалось сущую мелочь. Надо установить личности этих гангстеров – похитителей времени и предать их всенародному безжалостному суду.

Но, чтобы их установить, надо вести учет расхода времени каждому его владельцу, вести кропотливо, каждый день, каждый час, каждую минуту. Да ведь есть же опыт такого учета! Есть уникальная, вероятно, единственная в своем роде за всю историю человечества личность, которая вела такой учет в течение почти 60 лет жизни.

– Персонаж какого-нибудь фантастического романа под названием «Гобсек Времени»?

– Совсем нет. Личность реальная, известная – это профессор А. Любищев. Он нашел потайную дверь к этому таинственному Времени и подружился с ним.

– Почему таинственному? Тысячи лет люди его измеряют – это ведь спокойная, равномерно текущая река.

Опять ошибка. Течение этой реки загадочно меняется. Вот, например, исповедь одного счастливца: «В часы любви время исчезает – исчезает почти буквально, его не ощущаешь, оно перестает быть. И вместе с тем каждая секунда насыщена такими бездонными переживаниями, что время как бы останавливается и от одного удара пульса до другого проходит вечность».

А как часто мы пытаемся любым способом побыстрее «убить» время, а оно тащится, как дряхлая кляча, и плюет на наши окрики и удары кнутом.

У А. Любищева не было отходов времени. Не было этой кучи стружек, заваливающих станок расточительного токаря. Всякий отрезок и отрезочек его был благом и использовался для поставленной цели.

– Что же это была за цель?

– Цель благородная: служение нашей науке. Вот как он ее определил в 1918 году, когда ему было 20 лет:

«Я задался целью со временем написать математическую биологию, в которой были бы соединены все попытки приложения математики к биологии».

Задача была гигантская, и на много десятилетий обгоняла уровень биологии и даже математики тех дней. А. Любищев понимал это и для увеличения своих возможностей и победы над временем создал свою СИСТЕМУ. Знавшие его люди утверждают, что он прожил не одну, а целых две жизни.

Суть СИСТЕМЫ проста: точный, почти поминутный учет расхода времени и неразрывно с этим связанное планирование своего времени, плюс рациональные методы научной работы.

По «расходным ведомостям времени» составлялись месячные, затем годовые отчеты. И так из года в год. Вот одна из записей в годовом отчете.

«Всего в 1966 году учитывалась работа первой категории – 1906 часов, против плана 1800. По сравнению с 1965 г. превышение на 97 часов. В среднем в день 5,22 часа или 5 часов 13 мин».

Работы первой категории – это творчество, движение к намеченной цели. Эти ежедневные 5 часов 13 минут даже в среднем поражают до глубины души. Ведь по СИСТЕМЕ это не брутто, а нетто, чистая творческая работа без всяких отвлечений, без потерь золотого времени.

Изучая чужие работы, автор СИСТЕМЫ обязательно не только их конспектировал, но и тут же делал критический разбор. Так он создал огромный фонд – библиотеку своих и чужих мыслей по пути к цели. Туда же вошла его огромная переписка с нашими и зарубежными учеными. СИСТЕМА и это учитывала. Вот запись:

«1969 г. Получено 419 писем (из них 98 из-за границы). Написано 283 письма. Отправлено 69 бандеролей».

Фонд находился в образцовом порядке и «давал» любую справку. Многие статьи и доклады формировались без труда из материалов фонда.

Двигаясь в транспорте, А. Любищев изучал языки. Владел немецким, английским, французским. Гуляя на природе, он накапливал о ней данные, нужные для поставленной цели. Жил в провинции, в скромной обстановке,. чтобы не отвлекаться суетой больших городов.

Благородное дело сделал Д. Гранин, придав широкой гласности жизнь и систему А. Любищева. Нельзя только согласиться с названием его книги «Эта странная жизнь». То ли где-то опустили кавычки над словом странная, то ли это подстройка под всех нас, не умеющих ценить время. Мне кажется, А. Любищев достоен лучшего названия книги о нем. Например, «Эта удивительная жизнь».

– Ну а как с целью? СИСТЕМА позволила ее достичь?

– К сожалению, нет. Глыба была не по силам в те времена. Да и сейчас еще, несмотря на колоссальные успехи биологии, наука все еще находится на пути к решению его задачи.

Но он был пионер. Он прорубил первые, самые трудные просеки. Д. Гранин называет его предтечей. Используя его работы, последователи достигнут цели. Хотя ход развития биологии вносит коррективы и в саму цель.

– Не иссушила ли душу эта непрерывная работа – быть учетчиком своего времени?

– Отнюдь нет. А. Любищев успевал читать художественную литературу на разных языках, увлекался историей,. музыкой, спортом, философией... Скорей, обратное – он прожил вдвойне счастливую жизнь, наполненную творчеством, ясностью цели, подвижничеством во имя ее.

Знакомство с СИСТЕМОЙ А. Любищева подтолкнуло и нас начать учет времени, учет той кучи стружек, которые; мы безжалостно топчем ногами. И конечно, к размышлениям над этой проблемой.

Стало ясно, что волевые усилия беречь время может дать только четкая жизненная цель. Человек без цели, что лодка без руля и ветрил. Он во власти потока, текучки. Ему: тоже нужно время, но для решения отдельных, частных вопросов. Если он их решил, то он снова не зависит от времени, может его как угодно «убивать». И вот когда вдруг появляется цель – во что бы то ни стало решить научную задачу, стать мастером своей профессии, стать балериной! Большого театра, написать увлекательный роман, побить олимпийский рекорд... то до слез жаль напрасно потерянного времени, и начинается погоня за ним. Становишься! почти героем в борьбе за время. Обрываешь пустые разговоры. Выключаешь в золотые утренние часы телефон. Не читаешь первое попавшееся под руку, а четко фильтр уешь. Появляется увлеченность, сосредоточенность.

Вспоминаю ситуацию, когда я был «задавлен» целью. Приходилось экономить каждую минуту. Все расчеты и литературу носил с собой в небольшом дорожном чемоданчике.

Сидя на нем, я прекрасно работал и в переполненном тамбуре электрички, и в вагоне метро, абсолютно не ощущая помех.

В последние десятилетия среди похитителей нашего времени появилась заметная фигура. Это – голубой экран.

 

Телевизор – друг или враг?

Оглавление

 

Дата публикации:

4 августа 2001 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика