Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Среди запахов и звуков
Начало сайта / Раритетные издания / Среди запахов и звуков

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Во главе двух академий

Доктор занимательных наук

Магнит за три тысячелетия

Пионеры атомного века

Ум хорошо...

Яды – вчера и сегодня

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Среди запахов и звуков

Мариус Плужников, Сергей Рязанцев

История болезни Демосфена

«Наши мысли бегут несравненно быстрее, нежели наш язык, коего медленный, тяжелый и всегда покоренный правилами ход бесконечно затрудняет выражение», – писал М.М. Сперанский в «Правилах высшего красноречия» (1775 год).

А теперь поговорим о заикании. Заикание одно из наиболее сложных и длительно протекающих речевых нарушений. Оно характеризуется расстройством темпа, ритма и плавности речи. Речь заикающегося человека сопровождается заминками, остановками, повторениями отдельных звуков, слогов, слов. Заикающимся также свойственно введение в речь добавочных слов («ну», «вот», «значит»), сопутствующих речи движений (кивки, подергивание, зажмуривание, покачивание), подмена трудных слов легкими, стремление избегать трудных речевых ситуаций.

История изучения заикания имеет многовековую давность. Мы уже писали о том, как лечил заикание Демосфена его врач и учитель Неоптолем. Демосфен заплатил своему врачу 10 000 драхм за лечение и, приложив к делу собственную настойчивую волю и психологическую проницательность, достиг излечения, представив собою блестящий и достойный подражания пример для всех заик.

Самый тяжелый симптом заикания у Демосфена составляла дыхательная судорога, сопровождавшаяся характерным признаком – разрывом слов на части. Те странные движения лопатками, о которых говорит Плутарх, указывают, вероятно, на существование судорог в трапециевидной мышце, являющейся спутником голосовых судорог. Таким образом, у Демосфена была комбинированная форма дыхательного и вокального заикания. Для наглядного ознакомления со свойствами своей болезни Демосфен заказал зеркало в рост человека и наблюдал свои судороги и жесты во время припадков и свои ненормальные движения, сложившиеся в привычку под влиянием болезни.

Особое внимание Демосфена было обращено на устранение ненормальностей дыхания. У многих авторов установилось мнение, что Демосфен имел слабую грудь и старался развить ее соответственными упражнениями. Но смысл их был не в развитии легких, а в регулировании дыхания и правильном применении его к потребностям речи. Демосфен усложнил дыхательные упражнения тем, что старался произносить фразы при условиях, затрудняющих работу артикуляции: он наполнял грудь воздухом, после чего старался произносить длинные периоды речи. Он тренировал работу речи и дыхательного аппарата, произнося стихи на ходу, при подъеме на крутые возвышенности, при шуме морских волн, которые своей изменчивостью должны были вносить в его упражнения еще более сложные препятствия, близкие к тем, какие производит шум людской толпы. Как известно, резкий шум может заглушить нашу речь до такой степени, что мы сами перестанем ее слышать и окажемся в положении глухого, который следит за своей речью, руководствуясь только мышечным чувством. С этой же целью Демосфен клал в рот мелкие камешки, которые должны были усложнять функцию мышечного чувства. Все изложенные приемы можно назвать упражнением, или гимнастикой речи. При описании болезни Демосфена обычно этим приемам придают наибольшее значение, как будто бы единственным средствам, при помощи которых он вылечился от заикания. Однако же это не совсем так.

Большое внимание в комплексе лечения Демосфена уделялось не только механическим упражнениям, но, главным образом, психогенной тренировке.

Демосфен имел типичный характер заикающихся людей, был крайне впечатлителен и робок, вследствие этого отличался тихим голосом и неуверенностью в себе. Подобно многим заикам, он при обычных условиях мог свободно говорить только то, что знал почти наизусть. Великий оратор произносил свои речи только после тщательной подготовки и без этого не решался выступать на арене. Если случалось, что слушатели аплодисментами вызывали его сказать речь, он никогда не выходил, если не был предварительно приготовлен, хотя это считалось большим неуважением к публике. Впрочем, при сильном возбуждении он мог говорить экспромтом совершенно свободно, что также свойственно некоторым заикам. Подобно всем заикающимся, Демосфен сильно падал духом при неудачах, и его врач Неоптолем обратил прежде всего внимание именно на эту черту.

Важная сторона психотерапевтических воздействий состояла в том, что Демосфен старался приучить себя говорить в обществе людей и свои упражнения по гимнастике речи делал нередко в присутствии постороннего лица. Другая сторона психотерапевтического лечения состояла в подражании образцу. Демосфен избрал для себя образцом Перикла и старался, подражая его внешним ораторским приемам, мысленно войти в роль образца. Интересно, что этот метод вошел в современный арсенал лечения заикания.

Вероятно, Демосфен использовал еще один прием современных психотерапевтических методов лечения заикания: упражнения по беззвучному мысленному произнесению слов. Таким предположением можно объяснить себе пребывание оратора в темной пещере с обритою головой, на что указывал в своем сочинении Плутарх. Покой, уединение, темнота и тишина, то есть полное устранение зрительных, слуховых и мышечных раздражителей должны были обеспечить оратору работу мышления, которую он, по всей вероятности, облекал преимущественно в словесные образы. И действительно, Плутарх называет эти пещерные сеансы Демосфена упражнениями в ораторском искусстве.

Таким образом, на примере Демосфена мы видим, каких успехов добивалась античная медицина в лечении заикания. К сожалению, в последующий период, вплоть до конца XIX века, научной разработки проблемы заикания не проводилось.

Откроем книгу известного русского психиатра Ивана Алексеевича Сикорского «О заикании», изданную в Санкт-Петербурге в 1889 году. Уже самые начальные строки этой книги звучат весьма пессимистически. Вот что пишет профессор Сикорский: «Мы не впадем в преувеличение, если скажем, что невроз, известный под именем заикания, в настоящее время мало интересует врачей и клиницистов не только у нас, но и за границей... Отсутствие интереса к изучению заикания ярче всего доказывается тем фактом, что большая часть врачей настоящего столетия (напомним, что речь идет о XIX столетии. – М.П. и С.Р.), писавших о заикании, сами страдали этим неврозом, и вероятно, только это и побудило их к изучению заброшенного в науке вопроса». (В примечаниях в подтверждение этой мысли приводится обширный список ученых, страдавших заиканием: Шультесс, Вуазен, Беккерель, Эрве де-Шегдан, Серр д'Алэ, Меркель, Винкен, Коэ – (М.П. и С.Р.). Наконец, в практическом отношении заикание еще и теперь относится к числу тех весьма немногих болезней, лечение которых большею частью находится в руках людей, лишенных медицинского образования».

И действительно, лечением заикания в XIX веке занимались в основном беззастенчивые авантюристы. Наиболее наглыми обманщиками являлись известные в то время Ширман и Геллерман. Ширману в 1829 году был предъявлен иск перед судом исправительной полиции в Париже за продажу тайного средства против заикания, которое состояло из круглого кусочка дерева и капли масла и продавалось по 20 000 франков.

А вот что писал современник Геллермана, известный немецкий врач Отто (1832 год): «...приезжий подмастерье, страдавший заиканием, обратился за помощью к Геллерману, жившему некоторое время в Гамбурге и практиковавшему там свое тайное средство против заикания. Они условились, и лечение началось следующим образом. Прежде всего Геллерман предъявил новому пациенту свидетельство, удостоверяющее его великую опытность и искусство в лечении, и показал тут же на столе кучу благодарственных писем от счастливых пациентов.

Потом Геллерман посадил бедного провинциала на стул, поставил ему между ног плевательницу и велел все время царапать ногтем нижнюю поверхность языка, чтобы показалась кровь. Час спустя лечение было объявлено оконченным; Геллерман велел пациенту говорить и справился, лучше ли ему. После этого лечение продолжалось еще час таким же способом. Затем жертву обмана уверили самым положительным образом, что подобное лечение уже многим помогало, как это очевидно из всех удостоверений, которые там лежат. Бедный подмастерье вынул свой кошелек, расплатился и ушел, не получив ни малейшего облегчения».

И этот самый Геллерман в 1829 году получил привилегию на беспошлинное приготовление в России в течение 6 лет изобретенной им машинки для лечения заикания. Этому же самому Геллерману русским правительством было дано разрешение заниматься лечением заикания в России и выдано 10 000 рублей вознаграждения «за полезное открытие».

Сильнейшим толчком к оживлению научного интереса к проблеме послужило открытие госпожою Ли нового способа лечения заикания. Сама история открытия этого способа, на несколько десятилетий завоевавшего симпатии врачей и больных Европы и Америки, напоминает детектив. Жена американского врача, преждевременно овдовевшая и лишенная средств к жизни, госпожа Ли была гостеприимно принята в семью Иэтса, одна из дочерей которого, девушка 18 лет, страдала заиканием, что крайне огорчало ее родителей. Ли решила, что лучшим доказательством признательности к семье, приютившей ее, может быть избавление от заикания одного из ее членов. Ли прочла о заикании все, что содержала английская литература, но, не найдя ответов на занимавшие ее вопросы, стала с истинно женской настойчивостью наблюдать за свойствами и проявлениями болезни. Наконец ей удалось изобрести систему упражнений речевых органов, при помощи которых получилось полное излечение. Проверив рациональность нового метода на многих, страдающих заиканием, Ли решилась основать в 1825 году в Нью-Йорке институт заикающихся и в течение двух лет вылечила более 150 больных.

Метод Ли, или «метод вокальной гимнастики», быстро нашел приверженцев по обе стороны океана. Но метод этот долгое время был засекречен, привилегия его использования должна была покупаться правительствами многих стран. Если мы будем описывать все перипетии внедрения «метода Ли» в Европе, старания ее эмиссаров по охране тайны и происки ее противников, то получится увлекательный авантюрный роман.

Ажиотаж, вызванный открытием Ли, продолжался до 1841 года, когда на смену ему пришел новый сенсационный метод лечения заикания. 7 января 1841 года знаменитый берлинский хирург Диффенбах сделал свою первую операцию по вырезанию части мышц языка у 13-летнего мальчика, страдавшего заиканием. Вскоре он сделал еще две подобные операции. Успех операций показался блестящим: оперированные немедленно заговорили без всякого заикания. Вскоре начался самый настоящий бум оперативного лечения заикания, в борьбе за приоритет сражались хирурги Германии и Франции, стали производить подобные операции и в других странах.

В России к новому методу отнеслись скептически, и поэтому в нашей стране не было проведено ни одной подобной операции. Причины такого отношения можно понять из письма профессора Заболоцкого из Парижа, опубликованного в 77...80-м номерах «Санкт-Петербургских Ведомостей» за 1841 год: «...я имел полную возможность следить за успехом и неудачами этой операции, от самого появления ее здесь до настоящего времени... Можно резать те или другие мышцы языка, а состояние больного не исправится, ибо заикливость зависит не от одного только укорочения или удлинения языка. Но можно возразить, что есть верные примеры уменьшения или совершенного излечения этого недостатка после операции – и я сам знаю 4 примера заик, излеченных здесь операцией совершенно. Но зато, с другой стороны, большая часть оперированных остается почти вовсе неизлеченными. Это самое доказывает, что эта операция не может быть приложена во всех случаях заикливости».

Наш соотечественник оказался наиболее прозорливым: невроз нельзя вылечить только оперативным путем. Вскоре это поняли повсеместно, хирургический метод лечения заикания полностью себя дискредитировал. С этого времени начинается упадок в учении о заикании, и к концу XIX века проблема эта достигла того плачевного состояния, о котором писал И.А. Сикорский. А как же быть с нашумевшим «методом Ли»? Метод этот также не выдержал проверки временем. По существу, он представлял собой лишь разновидность речевой гимнастики, известной еще Демосфену. Естественно, определенные рациональные зерна в этом методе были некоторые упражнения используются и сейчас, но лечение заикания невозможно без изучения вызвавших его причин.

Планомерное изучение заикания было начато лишь в XX веке. В настоящее время существует несколько теорий заикания. Большинство исследователей считает, что в основе заикания лежит патологический рефлекторный акт, развившийся после психической травмы на общем невротическом фоне. Различают два вида заикания: эволюционное и симптоматическое, или вторичное.

Эволюционное заикание, возникающее в возрасте от 2 до 5 лет, в период формирования речи, может иметь как острое, так и постепенное начало. Формирование заикания складывается из двух факторов – индивидуальной предрасположенности и психической травмы. Под индивидуальной предрасположенностью понимают слабый, неуравновешенный тип высшей нервной деятельности, что проявляется в нарушениях сна, плаксивости, пугливости. В этих случаях достаточно внезапного изменения обстановки, появления резких звуков, чтобы у ребенка появились запинки в речи. Более сильные воздействия, вызывающие реакцию испуга, могут вызвать даже потерю сознания с последующими судорожными проявлениями в речи. С возрастом заикание усложняется речевыми уловками, добавочными словами («ввот, «з-зна-чит», «т-так-с-сказать»), сопутствующими движениями и нарастающей робостью перед речью. Такой тип формирования заикания, острый, психогеннореактивный, называется невротическим и иногда обозначается термином «логоневроз».

Другой тип эволюционного заикания, неврозоподобный, чаще имеет постепенное начало и нередко отмечается с момента становления фразовой речи. Для таких больных, помимо заикания, характерно косноязычие, быстроговорение, недостаточность модуляции голоса. В целом для больных этой группы характерно более позднее развитие речи и признаки нарушения психической деятельности уже в детском возрасте. С возрастом появляются черты тугоподвижности мыслительной деятельности, неврологические обследования обычно выявляют признаки поражения центральной нервной системы.

Симптоматическое, или вторичное, заикание встречается при различных видах патологии речи, о которых мы писали в предыдущей главке, например, при косноязычии и при различных заболеваниях – черепно-мозговой травме, эпилепсии, энцефалитах.

Можно ли полностью вылечить заикание? Прежде чем ответить на этот вопрос, я хотел бы обратить ваше внимание на заметку, опубликованную в газете «Московские новости» от 12 февраля 1989 года. Называется она «Дитя достижений» – Наташа Уманская». «Наташа Уманская участвовала в конкурсе, проходившем в прошлом году в Великобритании. Конкурс этот устраивается для детей, которые сумели превозмочь свой недуг или болезнь. Наташе, победительнице этого конкурса, удостоенной звания «Дитя достижений», будет вручен в Лондоне приз «За самоотверженный труд». Наташа с помощью педагогов Московского института общей и педагогической психологии в короткий срок смогла полностью избавиться от заикания».

Значит, заикание все-таки излечимо? Да, но этому предшествует большой труд врачей и пациентов. В СССР начиная с 20-х годов последовательно разрабатывается комплексный медико-педагогический метод лечения заикающихся. Особенности его применения во многом зависят от возраста заикающегося (ребенок, подросток или взрослый). В комплексном методе объединены следующие разделы реабилитационной работы с заикающимися: перевоспитание всей личности с помощью педагогических и психотерапевтических приемов, исправление речевого дефекта, развитие речи и мышления, музыкальная логоритмика (ритмичное произношение различных фраз под музыку), лекарственное лечение, направленное на снижение невротических и неврозоподобных расстройств. Наиболее эффективно проводить лечение на ранних этапах заболевания.

Таким образом, в настоящее время появились условия для борьбы с заиканием. И может быть, будущие Демосфены смогут найти своих Неоптолемов, о чем свидетельствует недавний пример Наташи Уманской.

 

Легенды и правда о чревовещателях

Оглавление


Дата публикации:

12 марта 2002 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика