Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Механизм ответственной власти
Начало сайта / Раритетные издания / Механизм ответственной власти

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Вода знакомая и загадочная

Законы Паркинсона

Квантовый мир

Превращение элементов

Ум хорошо...

Яды – вчера и сегодня

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Механизм ответственной власти

Валерий Мишин

7. Построение механизма Ответственной власти

В основе механизма Ответственной власти – три ключевых элемента. Первый – это программа развития страны, второй – руководитель правительства, принявший на себя ответственность за ее выполнение, третий – это народ. Непосредственно перед народом выставляют свои варианты программы преобразования их разработчики – кандидаты в будущие правители. Народ выбирает одну из них, соглашаясь тем самым вложить свои силы в ее осуществление, а при неудаче собственным благополучием заплатить за ошибочный выбор.

Такая схема должна применяться последовательно сверху вниз для государства в целом, для его региональных и местных структур власти. Она должна охватывать и отраслевые структуры управления. В данной работе рассмотрение ограничивается только одним – общегосударственным уровнем.

Наполеон говорил, что автор победы в сражении не тот, кто предложил его план, а тот, кто взял на себя ответственность за его выполнение и сумел воплотить в жизнь. Правда, в большинстве случаев Наполеон совмещал в себе и автора плана, и его исполнителя, но уже давно у военных план разрабатывает штаб, а осуществляет – командующий. Поэтому тот, кто будет ответственным за разработку, не должен (а реально, скорее всего, и не сможет быть ее единоличным автором). Но это от него и не требуется: при разработке ему достаточно выступать «адвокатом дьявола», который будет удалять из программы все нереальное.

Так как программы будут оцениваться по единственному критерию – конечному ожидаемому результату, то нет необходимости изначально стеснять их разработчиков в выборе целей и методов достижения этих целей, а также как-либо ограничивать в средствах создания программ. Они должны иметь возможность использовать любую информацию, привлекать любых специалистов (вот где специалисты как раз к месту).

Если речь идет о прямых выборах не людей, а программ и они представлены так, что об ожидаемых результатах их выполнения народ может судить сам, то отпадают вообще все вопросы, связанные с предварительным отбором вариантов программ, экспертизой и т.п. и, вообще, вопрос об обязательном участии в апробировании программ каких-либо специалистов.

От соблазна представить недоработанную, сомнительную, популистскую программу автора и будущего ответственного руководителя удержит угроза расплаты в случае провала (на должности главы правительства он ведь будет выбран автоматически). Авторы программ обязательно будут применяться к возможностям развития страны: иначе не сделать программы реальными, конкретными, не уберечь от провала. И каждый из них должен будет стремиться сделать свою программу максимально, насколько это только возможно, эффективной по конечным результатам. Иначе более привлекательной для народа окажется одна из альтернативных программ – другого кандидата.

Такая система требований к программам обеспечит оптимальное сочетание опыта лучших управленцев – потенциальных правителей с заинтересованными желаниями граждан – всех и каждого. Выполнение желаний – не все. Они, по крайней мере для большинства, будут ограничиваться непосредственными потребностями, ближайшими интересами. Но, как отмечал владелец японской «Сони корпорейшн» Акио Морита («великий капиталист»)*: «Искусство менеджера – нечто неуловимое, о чем не всегда можно судить по итогам квартала. При прекрасных текущих итогах можно погубить все предприятие, если не делать капиталовложений ради будущего».

* Мельников В. Сделано в Японии // Инженер, 1999, №5, с. 45...43.

Для того чтобы среди представляемых программ не было легковесных или недоработанных, от ее автора-руководителя разработки, достаточно потребовать при выставлении программы на референдум указать меру ответственности, которую он, пока еще анонимный будущий глава правительства, согласен понести за неудачу программы. Это предъявляет ряд дополнительных требованиям к руководителям разработок программ, о которых будет говориться в следующем разделе.

Сами программы должны представлять, в конечном счете, сводку тех результатов, которые должны быть достигнуты к точно установленному сроку ее выполнения, изложенные на языке жизненных интересов избирателей. Основывание программы на интересах простых людей вовсе не означает ее профанированность, «запяточность». Наоборот. Наполеон Бонапарт говорил: «Я могу обмануть ученых, военных, дипломатов, государственных мужей, но я не могу обмануть домашнюю хозяйку, которая каждый день ходит на рынок»*. Следовательно, «жизненность» как критерий оценки программ обладает наивысшей мощностью и эффективностью. Почти полное игнорирование такого вида требований в сегодняшних программах только доказывает это.

* См. Комаров В. Прямые иностранные инвестиции и антиконкурентная политика. // ЭКО, 1999, №8, с. 46.

Язык и образный строй программ должны рассчитываться не только на понимание, но и на прочувствование. Иначе нельзя и говорить о ее принятии малообразованными слоями населения. Вот почему утверждение: «высшая власть – власть над разумом» – неверно.

Это принципиально. Только программа, изложенная в понятиях непосредственных жизненных интересов и отражающая чувства людей, может не бояться простых избирателей. При выполнении всех перечисленных требований будут обеспечиваться и условие разнообразия программ, а, напомним, это – необходимое условие прогрессивности*.

* Требование адресовать программу не только разуму, но и чувству вовсе не ново. Исходя из этого, строятся, например, избирательные компании кандидатов в президенты США. Но не следует и преуменьшать революционности этого требования в сочетании с введением ответственности за результат. Итог сложной, многокомпонентной деятельности руководителя государства не может быть получен в виде однозначной оценки типа «да-нет», кроме как через чувства людей. С одной стороны, это потребует глубоких психологических и социологических исследований ожиданий масс еще на стадии подготовки программ. С другой – создания условий для развития социальной и духовной грамотности. Ведь в нашей стране сегодня даже понятие уровня жизни – нечто смутное, а о понятии качества жизни почти никто и не слышал. Какое разнообразие интересов и желаний потенциально заключено в людях, им самим тоже еще предстоит узнать. Необходимо будет углубление гуманитарного образования в школе; должны быть созданы условия и развернут весь спектр самодеятельных объединений, обществ и клубов. А сейчас даже общество защиты прав потребителей – элемент государственной структуры. Поэтому все возможности и трудности адресации программ развития не только умам, но и сердцам даже трудно представить. Они будут раскрываться постепенно.

Таким образом, программа деятельности правителя должна содержать:

1) набор целей, достижение которых удовлетворяло бы желания различных социальных групп. Описание целей должно быть понятным для адресатов, и допускать однозначную оценку их достижения;

2) наказание, предлагаемое для себя правителем за невыполнение программы.

Далее слово «программа» в тексте всегда предполагается имеющим такой смысл.

Потребуются, конечно, определенные усилия и время для того, чтобы приучить избирателей к своей новой роли в структуре власти и своей ответственности за выбираемое будущее.

Конкурсный отбор проектов развития страны через референдум означает принципиальное изменение отношений государства и рынка. Предлагаемый механизм Ответственной власти – не альтернатива механизму рынка, а напротив – его расширение и совершенствование. Он превращает руководителей государственного управления в объекты свободных рыночных отношений, заменяя борьбу за власть аукционом программ развития, где ценой является мера ответственности, и, тем самым, государство органически включается в рынок. Основание для их противопоставления исчезает.

Разделение государства и рынка или подчинение одного из них другому, позволяет темным силам манипулировать государством: снизу – путем подкупа его служащих, злоупотребляя нормированием рынка, сверху – самому государству, – злоупотребляя свободой рыночных отношений, манипулировать ею. В конечном счете, страдают и государство и рынок. Но больше всего страдает народ.

Интересно, как против этой стороны ограничения государства прошли апологеты свободы рынка, такие как столь модный в недавнем прошлом лауреат Нобелевской премии, пресловутый Фридмен? И как, вообще, можно было в искусственном, принудительном ограничении регулирующих функций государства увидеть торжество свободы?

Переход от выбора людей к выбору программ – принципиальное изменение и в самой системе демократии.

Управляющие и управляемые, принимая систему Ответственной власти, в идеале, соглашаются на сотрудничество как стороны общественного договора. Результаты этого договора будут определяться уровнями возможностей и способностей обеих сторон. Поэтому они обе будут заинтересованы в том, чтобы этот уровень был как можно выше и рос. Вот тут-то образование и профессиональная квалификация перестанут быть «остаточными», а станут предметом всеобщего интереса и заботы. Хотя потребуются, конечно, определенные усилия и время для того, чтобы приучить избирателей к своей новой роли в структуре власти и своей ответственности за выбираемое будущее. Необходимо приучать людей к пониманию механизма власти, к сотрудничеству с ней через участие в управлении. Необходим период ликбеза для изменения массового сознания и морали.

Свобода взаимоотношений сторон договора исчезает в момент его подписания. Для народа – потому, что он должен подчиняться воле правителей, для правителей – потому, что к достижению цели – выполнению договора – их принуждает не только долг перед народом, но и угроза возможной расплаты в случае провала. Однако предлагаемый механизм власти не станет работать, если расплата за невыполнение программы не будет неизбежной. Тогда проекты могут оборачиваться простым обманом – тем, что мягко называют популистскими обещаниями, которые сейчас в таком ходу у кандидатов на высшие посты в иерархии власти. Наказание неудачного премьера, чей проект проваливается при выполнении, – это не личное наказание. Его цель – обеспечить честность вождей по отношению к народу и гарантию выполнения договора между правителями и народом в настоящем и будущем. Поэтому ответственность руководителей за невыполнение своих программ должна быть суровой и наступать неотвратимо как рок.

Если интересы части эгократии при выполнении программы развития будут задеты всерьез, то она использует любые возможности, чтобы разрушить или обойти договор. На это будут работать все худшее в аппарате действующей власти и ее спецслужб, развращенное многовековыми традициями своекорыстного произвола и бездеятельности. Будет из кожи лезть все самое продажное, что содержит в себе судебная власть и средства массовой информации.

В этом случае нельзя полагаться и на объективность самого народа. Его уговорят, разжалобят, обманут, запугают. В конце концов, подтасуют результаты. Нужна независимая сила, которая могла бы гарантировать реализацию принципа ответственности в случае провала программы развития.

Управлять такой силой и олицетворять ее должен не зависимый и не связанный с исполнительной властью человек – гарант прав и интересов народа (как его называть для нашего изложения не существенно). Он должен быть наделен соответствующими полномочиями, и это должно быть его основной обязанностью.

Управляемая им сила должна быть независима от исполнительной власти. Просвещенный и вооруженный народ? Такого сейчас пока нет. Значит, остается только армия.

Обращение к армии в данном случае не означает призыва к военной диктатуре. Диктатура – это произвол. А здесь речь идет о четко ограниченной функции на ограниченное время – обеспечении неотвратимости законной ответственности правителей. Условия наступления ответственности оговорено заранее, и армия здесь выступает, только как исполнитель закона – сила твердая, неподкупная и неумолимая. Как рок!

Армия самим своим существованием обязана благополучию страны: нищую страну никто завоевывать не станет, а свои природные богатства такая страна сама будет отдавать за гроши. Армия ей вообще не нужна, ей нужна только полиция, которая и должна использоваться как вооруженная сила внутри страны. Армия требуется только для защиты богатств страны от внешних покушений.

Поэтому в оперативном отношении армия может быть выведена из подчинения правительству (в США такое руководство армией осуществляет не министр обороны, а Комитет начальников штабов). Армия должна воспитываться, в верности стране, а не ее властителям. Это положение известно как принцип «армия вне политики».

Многие примеры переходных военных правительств, как будто, подтверждает это. Полковники разной степени черноты брали власть, армия подавляла коррумпированный беспредел разложившейся бюрократии, после чего власть передавалась новому гражданскому правительству (хотя, возможно, просто другим эгократам). Но на определенном этапе здесь армия, безусловно, играла очистительную и стабилизирующую роль.

Надо также иметь в виду, что ограничение функций армий во внутренней жизни страны только гарантией нормального порядка смены власти имеет и принципиальное значение. Пропадет сильнейший для исполнительной власти искус восполнять свои недоработки в политике и экономике силой оружия. Примером может служить расстрел российского «Белого дома».

Однако если программа принималась путем референдума, и если оценка выполнения программы будет проводиться так же, то противникам замены правителя придется выступать против народа в поддержку человека, который боится быть признан банкротом. Это невыигрышная позиция.

Кроме того, вероятность острого конфликта при смене правлений не так и велика. Ведь никто не будет требовать от правителей невыполнимых обязательств, они принимают эти обязательства свободно, в том числе, с учетом интересов и возможностей существующего аппарата управления.

Конечно, может быть, что правитель столкнется с саботажем эгократии. Но и этого можно избежать. Портить отношения со всей эгократией правителям вовсе не к чему. Предлагаемая система Ответственной власти позволяет вводить изменения с любой постепенностью. Так, чтобы процесс селекции в среде управленцев проходил достаточно мягко и действовал, в основном, путем самоочищения аппарата управления.

 

8. Правители

Оглавление

 

Дата публикации:

22 апреля 2001 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика