Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Кризис глобальной экономики
Начало сайта / Раритетные издания / Кризис глобальной экономики

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

В поисках «энергетической капсулы»

Загадки простой воды

Обычное в необычном (Энциклопедия чудес. Книга первая)

Плеяда великих медиков

Луи де Бройль. Революция в физике

Яды – вчера и сегодня

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Кризис глобальной экономики

Василий Колташов

Часть 2. На пульсе кризиса

Содержание

Кризис и политические перемены в России | ЕГЭ вреден для экономики России | Стабилизация висит на волоске? | Китай остается без рынков | Стабилизация повредила экономике

Время плохого рубля

После девальвации рубля в начале 2009 года, он надолго перестал быть надежной валютой для сохранения сбережений, полагали в ИГСО. Решившись единожды обвалить национальную валюту, власти могли сделать это вновь, стоило только ценам на нефть опять опуститься. В такой ситуации новые потери от размещения денежных средств в рублях могут составить более 30%.

Инфляция в рублевой зоне оставалась значительно выше, чем в США и старых членах ЕС. Велика была вероятность повторной девальвации в 2009 году, если бы цены на углеводороды продолжили падение. Рубль сделался валютой высокого риска для сбережений. Деятели правительства заявляли, что падение стоимости углеводородов станет причиной дополнительного понижения курса рубля. Близкие к власти экономисты старались убедить общественность в закономерности, а не искусственности такого процесса.

С помощью девальвационных механизмов предполагалось вновь сдерживать падение рентабельности сырьевых корпораций. За экспорт сырья вновь должны были при плохой ситуации на рынке заплатить не зарубежные покупатели, а россияне, получающие зарплату в рублях, имеющие рублевые сбережения или денежные капиталы. Искусственное ослабление национальной валюты в ходе специальной банковской операции начала 2009 года способствовало ускоренному росту потребительских цен. Покупательная способность заработков трудящихся снизилось, за счет чего и достигается экономия для экспортирующих компаний.

Ожидание сохранения достигнутого в ходе первой девальвации курса рубля нельзя было считать обоснованным. Оно противоречило избранной властями антикризисной политике: реагировать на снижение сырьевых цен уменьшением заработков рабочих.

Последствия девальвации рубля в декабре 2008 года – январе 2009 года продолжали сказываться на экономике России в течении всего 2009 года. В ходе девальвации произошло главным образом ослабление рубля относительно американской и европейской валют. Рубль потерял 30%. Однако рублевые цены на потребительские товары не достигли сразу уровня, обусловленного падением курса национальной валюты. Одновременно девальвационное падение доходов население лишь начало сказываться в виде сокращении продаж, роста просроченных платежей банкам, ухудшения положения предприятий ориентированных на внутренний рынок.

Весной 2009 года снижение реальных доходов потребителей сильнее отразилось на российской промышленности, кредитной и сервисной сферах экономики. Форсированное в результате зимней девальвации сокращение внутреннего рынка привело к значительному росту безработицы, банкротству многих небольших и средних компаний. Повторная девальвация могла сделать положение еще более сложным. Меньшая обеспеченность товарами рубля в результате сужения потребительского рынка грозила обернуться быстрой неконтролируемой инфляцией.

Подобная перспектива откладывалась стабилизацией, но не отменялась. Единственной альтернативой для российской экономики оставался отказ от экспортно-сырьевой ориентации и переход к стратегии укрепления внутреннего рынка, защищенного протекционистскими барьерами. Только рост товарной обеспеченности рубля на внутреннем рынке был способен сделать его надежным.

Новая революция менеджмента началась?

Кризис вынудит компании рационализировать управление. В прошлое уйдут громоздкие аппараты и неэффективные методы руководства. К таким выводам пришли в ЦЭИ ИГСО, оценив характер воздействия кризиса на систему менеджмента. Изменениям предстояло подвергнуться способам подбора персонала. Требования должны были повыситься. Многим офисным работникам предстояло переквалифицироваться, став промышленными рабочими.

Накануне экономического кризиса многие компании располагали необоснованно большими офисными штатами. Чрезмерность управленческого звена предприятий объяснялось общим недоверием их руководства к основной массе наемных работников, не оплачивавшихся достойно. Насаждался тотальный контроль и жестко-иерархическая подотчетность. Кризис обнажил общую неэффективность подобной системы и слабый профессиональный уровень главных фигур в ней.

С окончанием периода хозяйственного подъема перед компаниями встал вопрос об устранении лишних административно-управленческих кадров. Переход к увольнениям совершился стихийно. Персонал начали сокращать в рамках курса на экономию, но далеко не вследствие стремления компаний действительно поднять эффективность своей работы. Российские офисы опустели, но система менеджмента не изменилась. Старые управленческие методики, со ставкой на аппаратное подавление личности, продолжали господствовать. Никаких серьезных выводов из кризиса еще не было сделано.

Руководители российских компаний утверждают, что сокращению подвергается наименее полезный персонал. На деле большинство фирм производили урезание штатов по той же схеме, по которой отстраивали собственные бюрократические пирамиды прежде. Рабочие места в офисах часто сохранялись за наиболее лояльными, но далеко не самыми грамотными кадрами. По-прежнему считалось, что лояльность людей обеспечивается их способностью безоговорочно принимать идеологию фирм, а не удовлетворением материальных и творческих интересов работников. Результаты кризисного уплотнения нельзя было в 2008...2009 годах назвать удовлетворительными.

Допустившие стратегические ошибки топ-менеджеры действовали так, как и прежде. Психологический климат в компаниях ухудшался. Работоспособность людей снижалась, несмотря на стремление старших и средних руководителей все более повышать персональную нагрузку. Рационализации не наблюдалось, хотя многие предприятия стремились пополнить свой штат наиболее грамотными кадрами. Бюрократическая система компаний расшатывалась. Неэффективные руководители оставались на высоких постах, производя дальнейшие дезорганизующие увольнения. Управленческое звено продолжало терять эффективность. В сознание офисных служащих продолжал разрушаться миф об особой собственной социальной роли. Стиралась психологическая грань между индустриальными и офисными рабочими.

Наступившая финансовая стабилизация лишь способствовала сохранению старой системы управления. Однако дальнейшее развитие кризиса делало ее ломку неминуемой.

Спонтанный курс на протекционизм

Мировая экономика спонтанно брала курс на всеобщий протекционизм. В ближайшие годы установка заградительных барьеров для иностранных товаров должна была получить все большее распространение. По мнению ЦЭИ ИГСО лидером в поднятии протекционистских барьеров становились США. При этом американское правительство продолжало настаивать на открытости чужих рынков для продукции своих компаний.

Внутренний рынок Соединенных Штатов продолжал в 2009 году сжиматься, сокращая возможности для сбыта европейских, китайских и других зарубежных товаров. Власти США стремились сократить убытки своих компаний, настаивая на необходимости «покупать американское». Уменьшение спроса происходило также в Европейском Союзе. Российским экспортерам стоило готовиться к новому падению цен. В ИГСО полагали, что во имя сохранения экспорта не только российское, но и власти других периферийных стран могут продолжить все более ослаблять национальные валюты. Однако стоило ожидать, что данная политика окажется гораздо менее результативной, чем зимой 2008...2009 годов. В дальнейшем отказ от вольного подхода к национальным валютам и доходам потребителей неминуем, а с порожденной им инфляцией придется серьезно бороться. Произойдет это, очевидно, уже на последней, наиболее глубокой стадии мирового кризиса.

Ухудшение ситуации на мировом рынке подталкивало правительства к большей защите собственных монополий. Протекционизм должен был усилиться в 2009...2010 годах, однако обещал остаться малоэффективным. Таможенные преграды устанавливались выборочно, чтобы не задеть иностранные производства местных корпораций. Защищая национальные производства, руководства стран старались не вступить в прямое противоречие с нормами ВТО. Поддержка могла носить скрытый и косвенный характер.

В ИГСО полагали, что в ближайшие годы для США сближение с Канадой и Мексикой неминуемо. Предполагалось, что кризис заставит Россию и соседние страны изменить отношение друг к другу. Таможенные барьеры должны были подниматься, а таможенные границы – раздвигаться. Рынкам предстоит расти вширь.

Риторика политиков мало изменилась в 2009 году. Свободный рынок оставался еще словесным идеалом, однако, процесс спонтанного перехода к новым экономическим правилам медленно, но получал развитие. Кризис ВТО углублялся.

Власти России продолжали в 2009 году ориентироваться на скорое присоединение страны к ВТО. По требованию этой организации спешно принимались новые законы, нередко абсурдные. Министр финансов Алексей Кудрин весной полагал необходимым ускорить переговоры. Тем не менее в 2009 году страна так и не смогла присоединиться к ВТО из-за обоюдной неуступчивости. Ожидаемый нефтяными экспортерами выигрыш от вступления в эту организацию так и не был получен. Угроза полного открытия страны так и осталась угрозой. Присоединение России к ВТО на более тяжелом этапе глобального кризиса грозило оказаться бессмысленным даже для сырьевых монополий.

Судьба алюминия

Финансовая стабилизация в мире не позволила реализоваться помимо нефтяного прогноза еще и прогноз ИГСО по алюминию. В начале 2009 года в ЦЭИ ИГСО ожидали, что мировые цены на алюминий продолжат снижаться, а Россия столкнется с дальнейшим сокращением производства этого металла. Предполагалась, что цена алюминия способна к лету опуститься ниже 1000 $ за тонну. Этого не произошло: в августе 2009 года алюминий стоил 1900 $ за тонну, несмотря на общее снижение спроса.

Другой прогноз ЦЭИ Института касался вероятного сокращения в 2009 году выпуска алюминия на 30%. В России существовала вероятность остановки многих предприятий. Причиной такого развития ситуации считалось ожидаемое дальнейшее сокращение промышленного производства на планете.

Как показали события производство первичного алюминия, одного из важнейших экспортных товаров России, снизилось за первую половину 2009 года по различным оценкам на 8...10%. Можно было ожидать, что второе полугодие не станет периодом серьезных улучшений для данной отрасли. Ряд предприятий с высокой себестоимостью производства алюминия вынужден был в первой части 2009 года (в период колебания цены в районе 1300...1700 $) снизить производства металла особенно заметно.

6 марта 2009 года на мировом рынке произошло снижение цен на алюминий. Средняя цена металла опустилась почти до 1300 $ за тонну. В январе его цена составляла примерно 1410 $ за тонну. В феврале она снизилась до 1330. $ На протяжении первой половины 2008 года алюминий являлся лидером ценового роста среди цветных металлов. В середине июля цена тонны алюминия достигла 3341. $ За август металл подешевел до 2700. $ В целом за вторую половину 2008 года он подешевел вдвое. Даже взяв вершину в 1900 $ за тонну, алюминий (как и нефть) не смог вернуться на прежние высокие позиции.

Россия – один из ведущих производителей алюминия в мире. По данным Геологической службы США из 39,7 млн тонн алюминия произведенного в 2008 году, на Россию приходится – 4,2 млн тонн. Она накануне кризиса опережала Канаду (3,1 млн тонн) и США (2,6 млн тонн), занимая второе место. Первенство в выпуске алюминия принадлежало Китаю. На его долю в 2008 году пришлось 13,3 млн тонн. За 2008 год глобальное производство первичного алюминия выросло на 3%. Однако в результате падения мировых цен на цветные металлы и сокращения спроса выпуск алюминия в мире начал падать.

Ценовый прогноз ИГСО по алюминию не потерял обоснованности в результате стабилизации 2009 года. Значительное падение мирового производства вполне способно привести в определенных условиях к существенному падению цен на алюминий, если только подготовляемое эмиссионной политикой США ослабление доллара не изменит значение цен.

Позитивные прогнозы

Стабилизация породила невиданный оптимизм чиновников и аналитиков. От рассуждений о скором завершении спада весной 2009 года мир пришел к осени к выводу об окончании рецессии. Об этом громогласно объявил президент США Обама. Ему вторили многие национальные руководители, также убеждавшие общественность в окончании «плохих времен» для экономики.

Позитивные экономические прогнозы безосновательны, настаивали в ЦЭИ ИГСО. Попытки обнаружить устойчивые признаки глобальных хозяйственных улучшений не имели перспектив ни в начале, ни в середине 2009 года. Глобальный кризис продолжит развиваться как в США, так и в других странах. Россию ожидало дальнейшее ослабление индустрии. Серьезный удар по сырьевым монополиям могло нанести новое падение цен на нефть. Оно казалось возможным еще до окончания года. Подготовляло его общемировое сокращение спроса.

Чем дальше, тем больше звучало умеренно-оптимистических оценок экономической ситуации в мире и отдельных странах. Российские чиновники заверяли, что кризис «находится под контролем». Зарубежные эксперты видели «положительные признаки» в стабилизации фондовых рынков. Для России важным симптомом позитивных перемен называется прекращение падения цен на нефть. Однако промышленный спад в стране не был остановлен. Реальное число безработных стремилось в начале весны к 8 млн человек.

На протяжении всего 2008 года завершение рецессии связывалось с ожидаемыми улучшениями в экономике США. Российские власти за первый год глобального кризиса втрое увеличили вложения в казначейские обязательства Соединенных Штатов. Их сумма с 32,7 млрд $ в конце 2007 года возросла до 116,4 млрд $ на конец декабря 2008 года. Туже политику проводил Китай, Япония и многие другие государства. Справиться с кризисом США не помогли ни привлеченные средства, ни эмиссия доллара. Однако эти усилия имели результат в улучшении ситуации в финансовой сфере. Произошло это вопреки высокой безработице в США (более 8% на март 2009 года), снижению импорта товаров и снижению объемов промышленного производства.

Объективно оценивать перспективы глобальной экономики в 2009 году можно было лишь как негативные. На фоне финансовой стабилизации оказывались возможно стабилизации отраслевые. Однако общая понижательная тенденция сохранялась. Общеэкономическая стабилизация в России была возможна лишь в результате перехода правительства к системной поддержке внутреннего рынка.

 

Кризис и политические перемены в России | ЕГЭ вреден для экономики России | Стабилизация висит на волоске? | Китай остается без рынков | Стабилизация повредила экономике

Оглавление


Дата публикации:

11 января 2010 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998