Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Кризис глобальной экономики
Начало сайта / Раритетные издания / Кризис глобальной экономики

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

В поисках «энергетической капсулы»

Как люди научились летать

Магнит за три тысячелетия

Парадокс XX века

Приключения великих уравнений

Химия вокруг нас

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Кризис глобальной экономики

Василий Колташов

Часть 2. На пульсе кризиса

Содержание

Время плохого рубля | Новая революция менеджмента началась? | Спонтанный курс на протекционизм | Судьба алюминия | Позитивные прогнозы

Нанотехнологии не вытащат экономику

В докризисный период в России как грибы после дождя множились популистские «национальные проекты». Самый «научно»-громкий из них был связан с технологиями, основанными на использовании наночастиц. Он был оформлен в государственную корпорацию РОСНАНО («Роснанотех»). Возглавлял это начинание Анатолий Чубайс. С наступлением кризиса встал вопрос об экономической и научной полезности деятельности РОСНАНО.

Выводы ИГСО оказались суровыми: «Государственные вложения в РОСНАНО не позволят России преодолеть кризис за счет выигрышей приобретенных благодаря нанотехнологиям. Вместо выхода на инновационный путь развития, страна получит крупные издержки на PR несуществующей технологической модернизации». Для реальных технологических прорывов России нужен был не один бюрократический проект, а масштабное инвестирование средств в фундаментальные научные разработки. Только целый ряд разнонаправленных научных прорывов был способен помочь стране преодолеть хозяйственный кризис, усугубляемый сырьевой ориентацией экономики.

Единственным связанным с новыми технологиями масштабным государственным проектом в России стало образование в 2007 году госкорпорации РОСНАНО («Роснанотех»). Предусмотренный государственной программой «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008...2010 годы» годовой объем финансирования начинаний связанных с нанотехнологиями составляет около 1 млрд $. Еще порядка 4 млрд $ государство внесло в РОСНАНО на этапе формирования корпорации. Основной прицел инвестиций – получение в среднесрочной перспективе коммерчески обоснованных разработок на основе мельчайших частиц.

По заверениям чиновников, конечной целью РОСНАНО «является перевод страны на инновационный путь развития». В связи с разрушительным воздействием мирового кризиса на экономику России, отечественные власти связывали с нанотехнологиями серьезные надежды. Эти надежды оказывались необоснованными, что абсолютно не означает бесперспективность научных наработок связанных с микроскопическими объектами.

Главной проблемой усилий по выработке нанотехнологий был и остается бюрократический характер государственных проектов. От ученых требуют прикладных решений, в то время как необходимы фундаментальные исследования, охватывающие широкий фронт научных вопросов. Нужен другой принцип финансирования науки, больший масштаб затрат и реальная автономия исследовательских центров. Административно-прикладной подход к науке не дает больших результатов.

В настоящее время все декларируемые РОСНАНО технологические проекты являются малозначительными. Ни одно из них не позволяет дать отечественной экономике импульс обновленного развития. Серьезных прорывов нет. Экономически значимых продуктов и технологий нет. Требуются длительные принципиальные разработки. РОСНАНО не стремится всерьез помочь науке. Но выжать из ученых нечто ценное и коммерчески пригодное без серьезных затрат на фундаментальные исследования не выходит.

Накануне кризиса власти сосредоточились на нанотехнологиях, как на популярном в мире направлении. При этом проект изначально носил в значительной мере PR-характер. Сырьевой ориентации экономики правительство менять не планировало и не планирует.

В 2009 году становилось ясно, что мировая экономика все острее нуждается в технологических прорывах. Попытки побороть кризис финансовыми мерами, ничего структурно не меняя, могли вызвать стабилизацию, но не привести к завершению спада. Для структурных перестроений экономики создающих условия для преодоления кризиса и выхода мирового хозяйства на рост требовались новые технологии в сфере производства.

Первостепенное значение имеют разработки в области энергетики. Кризис выявил несостоятельность прежней направленности на энергосбережение. Объективно обусловленная задача технологического обновления индустрии (включая широкое внедрение робототехники) требует поиска способов получения дешевой энергии в больших количествах. Нанотехнологии имеют прикладное, но не базисное значение для преодоления кризиса. Они будут востребованы, но не произведут принципиальных перемен в индустрии. Наивными выглядят планы российского правительства по переводу к 2020 году половины отечественных предприятий на новую технологическую основу. Кризис требует осуществления перемен гораздо быстрее.

Удвоение безработицы

Удвоение ВВП было декларативной целью России в 2000-е годы. Приход мирового кризиса сбивал планы хозяйственного роста. Вместо ожидаемого властями увеличения ВВП стране грозило двукратное увеличение числа безработных.

В 2009 году число безработных в России может возрасти в два и более раза, полагали в ЦЭИ ИГСО в начале года. Ожидалось увеличение хозяйственных трудностей. Неэффективной обещала оказаться антикризисная политика отечественных властей. Крах грозил целым отраслям; стабилизация спасла сырьевой экспорт. Предприятия ориентированные на внутренний рынок оказались в положении намного более сложном. Сокращения персонала обещали продолжиться и грозили привести к резкому увеличению числа безработных. По официальным данным количество безработных в стране прекратило расти, а осенью начало снижаться. В реальности произошло лишь замедление темпов увеличение безработицы.

Согласно данным Минэкономразвития, в 2008 году количество безработных в России повысилось до 5 млн человек, достигнув 6,6% экономически активного населения. За год число не имеющих работы граждан увеличилось более чем на 750 тысяч человек. Сведения властей нельзя было назвать точными. Многие предприятия сокращали штаты без положенного уведомления чиновников за два месяца до начала увольнений. Часто людей вынуждали уходить по «собственному желанию». Большое количество граждан, потеряв работу, не обращалось в службы занятости, поскольку проживало далеко от регионов прописки.

Не учитывала официальная статистика и иммигрантов, многие из которых являлись нелегальными.

На протяжении девяти предкризисных лет спрос на рабочую силу в России возрастал. Безработица отступала. Ситуация начала меняться летом 2008 года. Экономический рост остановился. Открылось лавинообразное падение на фондовом рынке, за год потерявшем 76%. Осенью развернулись массовые увольнения. Сокращения быстро перешли из финансовой, торговой и управленческой сфер в сектор реального производства. Наиболее ощутимые потери во второй части 2008 года понесла строительная отрасль. Пострадала добывающая, обрабатывающая и автомобильная промышленность. Согласно оценке ЦЭИ ИГСО в ноябре-декабре количество безработных увеличивалось на 3...5% еженедельно.

В ИГСО констатировали осенью 2008 года: «Ситуация в отечественной экономике ухудшается значительно быстрее чем в странах ЕС. Если темп хозяйственного спада не будет снижен, то по завершении 2009 года без работы может оказаться существенно больше людей, чем на конец 2008 года. Не исключено, что безработица в России подскочит более чем вдвое. Глобальный кризис только вступил во вторую фазу, начав поражать индустрию. Он не подойдет к концу в 2009 году. Исчерпанность ресурса удешевления товаров за счет низкоквалифицированного труда не позволит кризису завершиться до новой технологической революции и выработки принципов хозяйственного регулирования, адекватных переменам. Ресурс нефти исчерпан: мировая экономика нуждается в более дешевом источнике энергии». Даже общемировая финансовая стабилизация 2009 года, вызвавшая спекулятивный бум на биржах и нефтяном рынке, не могла отменить рост явной и скрытой безработицы.

Провозглашенный правительством России в начале 2009 года план поддержки крупнейших предприятий не являлся системным. Он не затрагивал средний и малый бизнес, а также не решал основной проблемы кризиса – проблемы поддержания сбыта. Доходы населения беспрепятственно сокращались, что оценивалось либеральными экономистами как благо. Внутренний рынок России продолжал двигаться к катастрофе, что гарантированно должно было повлечь рост безработицы, а со временем и массовые банкротства.

Отрицательное влияние на российский и мировой спрос оказывала международная девальвационная гонка. В ходе нее правительства стран периферии стремились быстрее девальвировать национальные валюты, чтобы поднять рентабельность, снизив издержки на рабочую силу. В результате падение потребительского спроса получало дополнительный стимул, что повсеместно подталкивало рост безработицы.

В 2009 году с учетом скрытой безработицы можно было сказать, что прогноз ИГСО в значительной мере реализовался. Доля трудоспособных россиян не имеющих постоянной работы составляла осенью не мене 12%. Официальная статистика не фиксировала подобных показателей, как официальные лица не желали признавать кризис продолжающимся. Формально занятых, но фактически не имеющих работы людей становилось все больше. В результате все чаще стали вспыхивать конфликты на предприятиях. Результаты 2010 года по безработице грозили оказаться хуже итогов подходившего к концу 2009 года. Стабилизация откладывала острые моменты кризиса. Откладывала она также еще большее увеличение числа безработных.

Эпоха без глянца началась

Кризис нес не только тягостные, но и позитивные перемены. Время популярности глянцевых изданий уходило в прошлое. Глянец терпел одновременно коммерческий и эстетический крах. Вместе с ним глобальный кризис обрекал на гибель потребительские стандарты, сложившиеся за три последних десятилетия и проповедуемые глянцем. Они должны были быть стерты мировой экономической трансформацией в ближайшие годы. Их место предстояло занять новому пониманию материальных потребностей, отвечающему изменившимся условиям жизни, а также общественным интересам.

2009 год должен был стать временем начала угасания глянцевой моды и преклонения перед гламуром. Прогрессирующий кризис двояко влиял на спрос. С одной стороны, сокращение рекламных заказов вело к банкротству большого числа глянцевых изданий. С другой стороны – темы модных журналов начинали выпадать за рамки интересов потребителей. Сокрушительный удар по глянцу наносила не моралистическая критика гламурной страсти, а крушение его материальной основы.

Сильного психологического отторжения глянцевых идеалов еще не было в 2009 году. Однако экономические перемены уже влекли закрытие изданий-динозавров. Проповедь гламурных потребительских ценностей становилась все менее осмысленной и все более безадресной. Мировой кризис стремительно сокращал ее базовую аудиторию.

В годы экономического кризиса должно было развернуться вытеснение глянцевой мифологии из общественного сознания. На смену погоне за гламуром предстояло прийти более рассудочной потребительской философии. Многие воспетые рекламой в предкризисные годы товары должны были потерять эстетическое значение. Такая судьба во многом ждала одежду, различные аксессуары, сотовые телефоны и автомобили. В мире должны были возникнуть новые отрасли, а с ними и новая продукция. Однако восприятие ее также не могло остаться прежним. Роль Интернета как источника информации значительно возросла уже за первые полтора года кризиса. Многим журналам и газетам предстояло превратиться в бумажные приложения сайтов, а электронные издания переставали быть вторичными по отношению к бумажным СМИ.

Во второй половине 2008 года в России и за рубежом закрылось множество глянцевых изданий. Прежде всего, пострадали журналы, воспевающие дорогие предметы потребления, модные развлечения. Среди переставших выходить отечественных изданий: «Gala» (глянцевый журнал о знаменитостях), «Car» (журнал об автомобилях), «Москва: инструкция по применению» (бумажная версия одноименной программы на ТНТ), «Trend», «Автопилот», «Молоток», «SIM», «PC gamer» и многие другие. Закрылись журналы о кино «Total Film» и «Empire».

Неожиданная нефть

Мировая экономика встретила 2009 год со значительно снизившимися ценами на углеводороды. Их падение было естественным и выражало наступление промышленной фазы кризиса. Исходя из ожидания ее развития, ЦЭИ ИГСО прогнозировал дальнейшее сокращение цен на нефть. Этот прогноз не реализовался.

Правительство США смогло улучшить финансовое состояние своих корпораций за счет вливаний огромных денежных средств. Падение производства замедлилось, как замедлилось общее развитие кризиса. Создалась ситуация относительного финансового благополучия монополий при продолжающемся сокращении потребительского спроса на планете. Фондовые рынки начали восстанавливать потери, а цены на сырье пошли вверх. Одновременно положение реального сектора оставалось сложным. Стабилизация являлась искусственной. Обуславливали ее лишь правительственные субсидии большому бизнесу.

В конце января 2009 года ЦЭИ ИГСО так оценивал ситуацию: «газовый конфликт между Россией и Украиной способствовал стабилизации мировых цен на нефть, но не отменил тенденции их дальнейшего падения. В ближайшие месяцы нефть марки Urals может опуститься до 30 $ за баррель. К лету цена экспортируемых из России углеводородов способна пройти отметку в 20 $ за баррель». В действительности нефть начала дорожать и, с некоторыми колебаниями, повторно перешла в августе 2009 года ценовый порог в 70 $ за баррель.

Вопреки обещаниям ряда экспертов, падение стоимости нефти не привело к завершению экономического кризиса к 2009 году. Миновав продолжительный период биржевых обвалов, осенью 2008 года мировая экономика вступила в фазу промышленного спада. Его лидерами оказались, прежде всего, страны индустриальной периферии, в том числе и Россия. Причина такой ситуации состояла в сокращении спроса в США и ЕС, где возможности поддержания потребления за счет кредитов подошли к концу. Объем мировой торговли снижался. Продолжала падать потребность в нефти и других видах сырья.

К лету 2009 года мировая индустрия понесла немалые потери. Сокращение производства в России колебалось, временами ускоряясь или замедляясь. Последнее позволяло официальным аналитикам в 2009 году не единожды сделать вывод о «скором прохождении дна» или «окончании спада» и даже «завершении рецессии». Однако воздействие кризиса на мировую промышленность не стало толчком для нового падения цен на нефть, как ожидали в ЦЭИ ИГСО. Сложилась парадоксальная ситуация: слабый спрос на углеводороды сопровождался ростом их рыночной стоимости.

Не страх дестабилизации поставок из-за международных конфликтов удерживал цены на нефть от нового падения. Их рост обеспечивался спекуляциями, возможными благодаря огромным государственным вливаниям в финансовый сектор. К концу 2009 года независимые аналитики оценивали объем субсидий, предоставленных большому бизнесу государствами планеты в 5...10 трлн $. Беспрецедентных размеров помощь дала финансовым корпорациям средства для спекуляций на сырьевых и фондовых рынках.

Благодаря доступным деньгам, прежде всего выдаваемым администрацией США, возрождалась докризисная ситуация. Вместе с тем удорожание нефти не могло положительно влиять на ситуацию в реальном секторе. Одновременно дорогие углеводороды поднимали кризисную нагрузку на трудящихся.

2008 год характеризовался обилием позитивных экономических прогнозов. Особенно выделялись на общем фоне заверения экспертов и чиновников в том, что мировые цены на нефть могут идти только вверх. Специалисты ИГСО одними из первых предупредили о предстоящем падении цен на углеводороды в связи с развитием кризиса (Доклад «Кризис глобальной экономики и Россия»). Они также описали последствия уменьшения экспортной выручки для российской экономики. 6 октября 2008 года ЦЭИ Института представил прогноз дальнейшего снижения стоимости углеводородов. Согласно нему, нефть к концу года должна была подешеветь до 40...50 $ за баррель. Этот прогноз оказался наиболее радикальным и наиболее точным в мире.

Искусственная заморозка развития кризиса в 2009 году не позволила реализоваться новому прогнозу относительно цен на углеводороды. События, казалось, опровергали даже ожидания аналитиков ЦЭИ ИГСО относительно общей перспективы углеводородов. В конце октября 2009 года цены на нефть поднялись до 80 $ за баррель. Однако какой бы взлет стоимости не ожидал «черное золото» в ближайшей перспективе, в конечном итоге кризис должен был вновь обрушить цены на нефть.

На книжном рынке грядут перемены

Кризис подготовлял изменения на книжном рынке. Первым последствием его было падение продаж. Однако в ИГСО полагали, что мировой спад заставит россиян больше читать, меньше приобретая при этом книг. Серьезные перемены должны были произойти в литературных вкусах общества.

На смену настроений читательской аудитории, как и на дальнейшее снижение продаж, должен повлиять мировой экономический кризис. Наибольшие потери предстояло понести развлекательному жанру. Складывались объективные предпосылки для сосредоточения спроса на серьезных произведениях, способных помочь людям разобраться в настоящем и определиться с будущим. Кризис должен был подтолкнуть миллионы россиян к поиску нового смысла жизни. Немалый интерес у читателей неминуемо должна была начать вызывать социальная проблематика, а также радикальная политическая и философская литература. Успеху в конкурентной борьбе на книжном рынке во многом предстояло зависеть от способности компаний адаптироваться к новым читательским вкусам.

Кризис к 2009 году уже ощутимо затронул книготорговую сферу экономики. Наблюдателями констатировался избыток у компаний нереализованных товаров при возрастающем дефиците платежных средств. После благополучных 2000...2008 годов ситуация выглядела особенно драматичной. В 2009 году можно было ожидать банкротства или упадка многих предприятий, а также дальнейшее сокращение рынка литературы.

Книги продавались все хуже, и ожидать перемен к лучшему не приходилось. Кризис только начинал сказываться на населении, которое не могло тратить по-старому. Даже 30% снижение стоимости аренды для магазинов не могло существенно улучшить положение книготорговых компаний. В ЦЭИ ИГСО полагали: «Рынок сожмется, а продавцы и производители должны будут перестроиться под новые, создаваемые под влиянием кризиса запросы аудитории, что получится далеко не у всех. Но те, кто займет консервативную позицию, понесут наибольшие потери».

Как показал 2009 год издательства и книготорговые фирмы не смогли быстро уловить изменения в настроениях аудитории. Исключение составляла литература, помогающая личности спрятаться от разрушительной реальности кризиса. Религиозная и мистическая книги шли впереди социальной и политической критики.

Издательства реагировали на экономический кризис преимущественно механически. Стратегическая перестройка в отрасли не была начата в 2009 году. Существовала угроза закрытия 30...45% магазинов страны. Цены на книги пока не снижались, но распродаж в 2009...2010 годах было не избежать. Товарный избыток оказывался налицо. Конкуренция на рынке обострялась.

Чтобы удержаться и поднять свой вес, от компаний требовалось уловить новые настроения людей. В ИГСО были убеждены: читать россияне станут больше, даже если первоначальное воздействие кризиса и породит падение интереса к литературе. В преддверии кризиса существовала ситуация, когда порядка 44% дееспособного населения вообще не брало в руки книг. Большинство тех, кто читал, обращались к примитивной развлекательной литературе. Под влиянием кризиса должен был возрасти интерес к серьезной, особенно поднимающей социальные проблемы литературе. Большим вниманием должны были начать пользоваться радикальные философские и политические произведения.

Издательства в 2009 году все осторожней подходили к выпуску новых книг. Предпочтение отдавалось проверенным на рынке до кризиса произведениям и направлениям. Некоторые издательства остановили выпуск левых серий. При наличии интереса аудитории книготорговые предприятия не брали на реализацию подобные произведения. Этот подход должна была изменить сама жизнь, новые объективные условия. Издательствам предстояло научиться искать новых авторов, способных дать ответы на волнующие людей вопросы.

Целому поколению писателей грозило оказаться отжившими, не интересными для публики. «Легкая литература» в значительной мере должна была потерять актуальность, социальные условия изменялись слишком сильно.

Мощное развитие ожидало Интернет-литературу, в значительной мере изолированную от издательств и мало их интересующую. Было не исключено, что издатели окажутся вынуждены активней искать новые книги и новых авторов через Интернет, а редакторам придется научиться читать рукописи перед утверждением или отклонением. Было вероятно также, что кризис потребует от издательств привлечения новых специалистов обладающих свежим взглядом на литературу и способных улавливать и поддерживать новые тенденции. От книготорговых компаний кризис требовал изменения подходов к формированию предлагаемого ассортимента. На первый план по требованию времени должны были выступить многие темы и работы ранее оценивавшиеся как малоперспективные.

Период экономического подъема хорошо повлиял на книготорговлю. За 2008 год объем книжного рынка в России существенно вырос. В 2007 году он оценивался приблизительно в 2 млрд $. По результатам 2008 года его объем увеличился до 2,5 $-3 млрд. Однако уже осенью обнаружились признаки стагнации, а затем и стремительного спада. Новогодний всплеск продаж оказался почти на треть меньше, чем год назад. Многие фирмы еще до новогоднего пика продаж перешли к сокращению персонала. Неприятной новостью стало закрытие ряда книжных магазинов, чего в 2007 году не отмечалось. В конце августа 2009 года было объявлено о предстоящем полном закрытии книготорговой сети «Букбери», часть магазинов которой закрылись еще задолго до этого.

 

Время плохого рубля | Новая революция менеджмента началась? | Спонтанный курс на протекционизм | Судьба алюминия | Позитивные прогнозы

Оглавление


Дата публикации:

11 января 2010 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998