Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Кризис глобальной экономики
Начало сайта / Раритетные издания / Кризис глобальной экономики

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Биологически активные

Законы Паркинсона

Квантовый мир

Плеяда великих медиков

Сын человеческий

Ученые – популяризаторы науки

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Кризис глобальной экономики

Василий Колташов

Часть 2. На пульсе кризиса

Содержание

Судьба металлургов | Эмиссия разгоняет цены | Массовые увольнения начались | Зачем России ВТО | Выждать: антикризисная политика России

Капиталы уходят в золото?

Золото и нефть продолжали держаться за руки. Однако факты быстро рассеяли первые иллюзии того, что удешевление углеводородов вернет экономике положительную динамику. Выходя из золота в надежде найти выгодное приложение, капиталы возвращались в него, чтобы вновь выйти на финансовый простор со старыми иллюзиями на новом витке падения нефти. И все же в ИГСО полагали, что тенденция ухода капиталов в золото будет иметь долгоиграющий характер.

В мире началось бегство капиталов в золото. На это указывал в начале осени рост его стоимости и продолжающееся сбрасывание акций на фондовых рынках. По мнению ЦЭИ ИГСО, возрастающее число инвесторов отказывалось от вложения средств в ценные бумаги, не считая их надежными. Кризис в мировой экономике все более оценивался как долгосрочное и усиливающееся явление. Сохранение капиталов получало приоритет, хотя и не сознавалось еще вполне.

2006...2007 годы были периодом активного биржевого роста, который продолжался в России и первую половину 2008 года. Капиталы все более концентрировались на фондовых рынках. Прямое инвестирование делалось менее выгодным, чем приобретение бумаг компаний считавшихся высокорентабельными. Подъем фондовых рынков выражал скрытое торможение мирового хозяйства, маскировал проблемы.

Когда в США лопнул кредитный пузырь, время биржевой стабильности закончилось. Теперь на первый план выходило спасение богатств, поскольку биржи падали, а валюты обесценивались – полагали в ИГСО. Чем сложнее должна была становиться ситуация в мировом хозяйстве, тем выше должна была подниматься стоимость золота, платины и серебра. Но уход капиталов в драгоценные металлы мог только усилить дефицит платежных средств в мировой экономике. Однако ЦЭИ ИГСО забегал вперед. Ситуация в мировой экономике еще не оценивалась компаниями настолько драматично, чтобы надолго прятаться в золото. Капиталы продолжали искать выгодное приложение.

В конце августа цена тройской унции (28,3 г.) золота составляла порядка 842. $ По сравнению с августом 2007 года золото подорожало почти на 30%. При этом ценный металл подешевел и с марта 2008 года, когда он стоил 1003 $ за унцию. Причиной снижения стоимости золота стало падение нефтяных цен. Возникли иллюзии, что удешевление нефти положительно повлияет на ситуацию в американской экономике. Однако падение стоимости нефти отражало обратную тенденцию: сокращение спроса по причине уменьшения реальных доходов трудящихся и продолжающееся замедление мирового хозяйства. Золото вновь начало расти. Потом оно вновь опускалось и вновь поднималось.

Дальнейшее ослабления мировой экономики должно было привести к кратному удорожанию золота. Его цена, на фоне теряющей покупательную способность американской валюты, могла в перспективе превысить 3000 $ за унцию. Интересно, что если корпорации все еще иронично оценивали подобную перспективу, то население уже приготовилось спасать сбережения. В конце августа новый скачок спроса привел к приостановке в США продажи монет: закончилось золото. В ювелирных магазинах страны активно раскупались изделия из драгоценных металлов.

Осенью «золотая лихорадка» охватила и Россию. К середине 2009 года по сравнению с серединой 2008 года добыча золота в России возросла более чем на 21%. Во многих странах люди стремились переводить свои накопления в золото. Так было не только в зоне доллара, но и на территории евро. В Греции даже появились анекдоты про «недалеких» критян, которые скупили на острове все золото и теперь прячут его в подвалах домов.

Кто покупал ценный металл поступал более разумно, чем те кто верил в скорое завершение кризиса. Правительства накачивали банки и фондовые рынки деньгами, но никаких серьезных улучшений не происходило. Покупка физического золота являлась более надежной, чем приобретение банковских бумаг на драгметаллы, которыми те могли и не располагать в декларируемых количествах. Приобретение золота всегда совершалось для долгосрочного сбережения и часто предполагало значительные потери. По сравнению с другими рисками они легко могли оказаться ничтожными. Драгоценные металлы в период кризисов, как правило, быстро дорожают. Однако при улучшении конъюнктуры цены на них резко снижаются.

Осень и инфляция в России

На Россию надвигалась осень, а вместе с ней должна была замедлиться или усилиться инфляция. Государственные чиновники обещали первое. Действительность подтвердила прогнозы ИГСО насчет второго. Предполагалось удорожание товаров народного потребления, прежде всего продуктов питания. Причиной нового скачка цен являлась образовавшаяся за три месяца обвала фондового рынка «излишняя» рублевая масса. Свой вклад вносила и по-прежнему неуемная государственная эмиссия. Инфляция развивалась под давление потерявших обеспеченность на бирже денежных средств, новеньких эмиссионных рублей, а также в результате падения продаж многих товаров. Дорожало то, что продавалось.

В наиболее острые моменты лета 2008 года акции дешевели на 5...8% в день. Отток капиталов из России составил за весь период падения не менее 30 млрд $. Цены на нефть снизились, а отечественная индустрия показала по итогам июля остановку роста. На этом фоне официальные данные 7,9% увеличения ВВП остались малоубедительным позитивом.

Население в сентябре ощущало кризис преимущественно в виде инфляции, прекращение роста зарплат еще не успело стать явным. Цены не растли пропорционально. Стоимость товаров, не пользующихся относительно стабильным спросом, поднималась незначительно. Однако предметы первой необходимости дорожали активней всего. Рост цен в первую очередь затрагивал продовольствие, бытовую химию и иные предметы домашнего обихода, горюче-смазочные материалы, запасные части для автомобилей и другой техники.

На протяжении последних лет правительство РФ активно проводило эмиссионную политику, стремясь сдержать рост оплаты труда. Только за 2007 год рублевая масса в экономике возросла почти на 60% (по официальным данным меньше). Оптимальным для растущего хозяйства считается годовое увеличение денежной массы на 3%. Допустимый предел составляет 8...10%. В результате накачки экономики рублем, попадавшим в нее мимо карманов рядовых потребителей, по итогам 2007 года инфляция в России резко возросла. В условиях открывшегося в 2008 году мирового кризиса ситуация оказалась еще хуже. Если бы вливание денег в экономику как минимум не превышало темпы прироста производимой продукции, инфляция не имела бы к концу лета такой угрожающий потенциал.

Осеннее ускорение инфляции помогала ослаблению отечественной промышленности, способствуя новым обвалам на фондовом рынке. Возможности должников продолжали сокращаться, а спрос на капиталы возрастал. Кредитные организации теряли возможность платить по долгам самостоятельно. Государство начинало помогать даже сырьевым гигантам. Не стремилось оно прийти на выручку только трудящимся, на плечи которых уже ложилась основная тяжесть кризиса.

Пресса в кризисе

Развивающийся в России хозяйственный кризис должен был вскоре серьезно повлиять на средства массовой информации. Хозяйственный спад ухудшал материальное положение россиян, что должно было привести к переменам в их интересах. Общее негативное воздействие кризиса на «индустрию» прессы должно было стать неравномерным и не абсолютным. Одни содержательные направления ожидал упадок, но другие могли поднять свой вес. При этом общее развитие кризиса привело к значительному сокращению средств массовой информации, действующих вне сети Интернет.

В России осенью продолжалось падение фондового рынка. С мая его потери составляли уже порядка 40%. Массовое сбрасывание ценных бумаг было вызвано удешевлением нефти и снижением продаж на внутреннем рынке страны, обусловленным в немалой степени инфляционным сокращением доходов населения. Банковская система продолжала накапливать проблемы. Возрастало число должников просрочивающих платежи. Строительная отрасль находилась в застое. Резкое снижение спроса на акции лишало компании возможности привлекать дополнительные средства. Падение рентабельности предприятий осложняло оплату банковских кредитов. В России складывались предпосылки общехозяйственного падения, роста безработицы и ускорения инфляции.

Дальнейшее развитие кризиса в России неминуемо должно было отразится на рынке прессы и рекламной отрасли. Первым вероятным следствием чего в ЦЭИ ИГСО считали снижение объемов продаж бумажных изданий из-за финансового ослабления потребителей. Потерять часть аудитории могли и электронные СМИ, включая телевидение и радио (особенно развлекательные станции). Прогноз не замедлил реализоваться. Как и ожидалось, с наибольшим оттоком читателей столкнулись глянцевые издания. Компании старались преодолеть затруднения в сбыте товаров за счет рекламы. Однако эффективность рекламы продолжала снижаться. В дальнейшем рекламы стало значительно меньше. Многие рекламные СМИ закончили крахом.

Кризис приведет к изменению приоритетов аудитории, считали в ИГСО. Общественные проблемы, экономика и политика, начинали привлекать больше внимания. Процесс этот шел медленно, хотя уровень критического восприятия информации поднимался. Люди начинали чаще сопоставлять получаемые сведения с собственным опытом. Интерес к развлечениям, популярной культуре и моде начинал снижаться. В дальнейшем, уже на более серьезной стадии кризиса, эти направления могли неожиданно столкнуться с мощным этико-эстетическим подпольем (наподобие субкультуры панка 1970-х годов) лучше сочетающимся с проблемным периодом в экономике.

Постепенно можно было ожидать возрождение интереса к независимой от правительства политической журналистике. Возрасти должна была потребность в серьезном анализе хозяйственных проблем страны. Процесс этот оказывался нелинейным: в периоды быстрого углубления кризиса наблюдались взлеты интереса к критическому анализу, в моменты стабилизации интерес оказывался значительно меньшим – больше внимания привлекал неизменный официальный позитив.

Кризис усиливал конкуренцию среди изданий. Во многих СМИ осенью оказались возможны сокращения штатов, отменялись гонорары для внештатных авторов. Для российской прессы кризис становился сложным периодом. Одни СМИ оказывались в сравнительно выигрышном положении, другие вынуждены были уйти с рынка. Кризис наносил мощный удар по корпоративным изданиям, они, страдали очень сильно. Компании, минимализируя расходы, сокращали свои медийные затраты.

Тяжелые времена для Microsoft

Крупнейшего производителя программного обеспечения, корпорацию Microsoft ожидали трудные времена. 2009 год, а, вероятно, даже конец 2008 года могли стать для компании периодом значительного снижения продаж. К такому выводу пришли в ИГСО осенью 2008 года. По оценке ЦЭИ Института, корпорация была способна в ближайшей перспективе столкнуться не только с сокращением прибыли, но и понести серьезные убытки. Причиной этого должно было стать прогнозируемое снижение спроса на компьютеры и платное программное обеспечение вследствие продолжающегося падения доходов большинства работников в мире.

Спустя год, осенью 2009 года эти прогнозы во многом подтвердились. Что касается снижения спроса на компьютеры, то в России он к тому времени резко снизился. Экспорт компьютеров в страну сократился за год к сентябрю 2009 года практически вдвое. Корпорация Microsoft, отрицавшая осенью 2008 года в лице российского отделения приближение тяжелых времен, должна была начать к ним готовиться.

По итогам 2007 года чистая прибыль Microsoft, после уплаты всех налогов, составила 14,1 млрд $. Сравнительно с 2006 годом она возросла на 26%. Тогда прибыль компании достигла 12,06 млрд $ при обороте в 44,28 млрд $. В 2005 году рост рентабельности корпорации равнялся 12%. По официальным данным в 2008 финансовом году Microsoft удалось поднять продажи на 18%. Однако наблюдатели отмечали, что достигнутые успехи стали следствием неимоверных усилий.

Реализованные Microsoft с 2007 года по осень 2008 года 180 млн копий Windows Vista вызвали массу претензий к корпорации со стороны пользователей. Windows Vista получила оценку худшей операционной системы в истории Windows. В результате нажим со стороны конкурентов возрос, а многие пользователи стали задумываться об отказе от программной продукции Microsoft. Больше шансов появилось у программ на основе Linux. Развитие кризиса должно было со временем только увеличить эти шансы.

Несмотря на возмущения потребителей, корпорация была намерена в 2009 году поднять свою рентабельность и дойти до оборота в 67,3 $-68,1 млрд. Однако вопреки официальному позитиву рыночная капитализация Microsoft с 32 июля 2007 года снизилась к 4 августа 2008 года на 11,5%, с 260,36 млрд $ до 230,4 млрд $. Не оценивая перспективу как безоблачную, руководство корпорации приняло решение усилить рекламное воздействие на потребителей. Такой способ, как показал уже 2009 год, не оказался достаточно результативен.

До конца 2008 года компанией планировала израсходовать на рекламу 300 млн $. За счет этого Windows Vista должен был стать более привлекательным для покупателей, а продажи программного обеспечения поставить новый рекорд. Ничего подобного не произошло. Виной тому стали не неудачные рекламные ролики корпорации и даже не проблемы самого продукта, а общехозяйственные перемены в мире. Ослабление потребителей становилось долгоиграющим фактором. Постепенно должны были измениться как приоритеты, так и психология. Мировой экономический кризис готовился вскоре похоронить иллюзию безотносительной стабильности компьютерного и программного рынка.

В ИГСО полагали, что люди со временем массово начнут рассматривать программную продукцию как бесплатную и продаваемую вопреки техническим возможностям копирования. На новые компьютеры просто могло не найтись денег. В России этот прогноз реализовался особенно остро.

Основная причина роста продаж программного обеспечения Microsoft в 2007...2008 годах было увеличение мирового спроса на компьютеры, особенно на компактные переносные модели. За 2007 год продажи компьютеров возросли на 15%. Windows Vista был привязан к реализуемым компьютерам и продавливался вопреки желаниям потребителей. Не менее 1/3 пользователей заменяли в 2008 году Windows Vista на Windows XP или другое программное обеспечение. Кроме множества технических недостатков, новый Windows отличался высокой стоимостью.

Мировой экономический кризис должен изменить ситуацию в сфере программного обеспечения и интеллектуальной собственности. Копирование информации должно стать свободным. В интересах общественного развития путы интеллектуальной собственности требуется сбросить.

Сколько будет стоить нефть?

Главное снижение мировых цен на нефть в сентябре было еще впереди. Оно только подготовлялось развитием глобального кризиса, считали в ЦЭИ ИГСО. В результате существенного сокращения объемов промышленного производства на планете стоимость барреля нефти способна была уже к началу 2009 года опуститься до 40 $-50. Для экономики России такое удешевление углеводородов оказывалось чревато тяжелыми последствиями. Возрастала вероятность резкого ускорения кризисных процессов в отечественном хозяйстве.

Мировые цены на нефть достигли максимума 11 июня 2008 года. Стоимость углеводородов составила 147,27 $ за баррель. По оценке политиков и большинства экспертов цена барреля нефти до конца года должна была достичь 200. $ При ограниченности возможностей увеличения добычи, повышенный спрос на углеводороды должен был подталкивать цены вверх. Министерство финансов РФ считало снижение стоимости нефти возможным не ранее 2011...2012 годов. Подчеркивалось, что даже в отдаленной перспективе ожидать существенного удешевления углеводородов не приходится. Вопреки прогнозам нефть начала быстро дешеветь. В августе баррель упал ниже 115, $ к концу сентября опустился к 90. $

Падение цен на нефть привело к изменению оценок выдаваемых российскими аналитиками. В период роста стоимости углеводородов считалось: дорогая нефть гарантирует финансовое будущее России. Как только нефть начала дешеветь, популярным сделалось утверждение, что снижение стоимости углеводородов положительно отразится на мировой экономике, прежде всего на хозяйстве США. Пусть нефть немного подешевела, в результате Россия только выиграет – говорили многие аналитики. Однако в расчет совершенно не принималась причина падения цены на нефть. Она состояла в кризисном сокращении потребления, что отражало активное поражение кризисом глобальной индустрии.

Вопреки ожиданиям, мировой экономический кризис не завершился в течение лета. Экономика США не проявила признаков скорого выздоровления. Летнее биржевое падение продолжилось в сентябре, став еще более масштабным. Открылась волна банкротств ведущих американских финансовых институтов. Кризис развивался, а это гарантированно влекло новое падение цен на нефть. Как только мировая индустрия перешла к существенному сокращению производимой продукции, падение углеводородов произошло вновь. Они опустились сначала до 70, $ а затем оказались по некоторым маркам нефти ниже 60. $

В мире росла безработица, сокращалось промышленное производство и объем мировой торговли. Уже к началу 2009 года баррель нефти мог опуститься до 40 $-50. В перспективе, под давлением кризиса углеводороды способны были подешеветь еще более, дойдя до 20 $ за баррель (уровень 2002 года). В правительстве России обсуждали перспективы нефти, но считали, что дешеветь она не будет. Об этом чиновники не раз заявляли публично, часто в канун нового падения стоимости углеводородов. Все это походило на самоуспокоение. Прогноз ЦЭИ ИГСО вызвал немалый интерес, но с ним никто не хотел соглашаться. Лишь когда цена на нефть перешагнула 65 $ порог, либеральные аналитики вдруг осознали, что нефть и вправду продолжит дешеветь.

В условиях нового обрушения нефтяных цен, экономику России ожидало опережающее другие страны погружение в кризис. ИГСО прогнозировал в сентябре: «Государство вынужденно будет перейти от налогового стимулирования сырьевых корпораций к прямому их субсидированию. Возрастут проблемы в банковском секторе и отечественной индустрии. Начнутся массовые сокращения персонала. Значительно ускорится ослабление внутреннего рынка и возрастет инфляция. Фондовый рынок продолжит терять инвесторов, требуя все больших государственных вливаний». Проблемы начались уже при снижении стоимости углеводородов до 70...80 $ за баррель.

Сырьевые монополии стали быстро терять способность стабильно платить по долгам. Правительство оказалось вынужденным протянуть нефтяным монополиям золотую руку помощи. Только мировая финансовая стабилизация 2009 года облегчила положение крупного российского капитала и позволила возобновиться спекуляциям нефтью, что вновь подняло цены на нее.

 

Судьба металлургов | Эмиссия разгоняет цены | Массовые увольнения начались | Зачем России ВТО | Выждать: антикризисная политика России

Оглавление


Дата публикации:

11 января 2010 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998