Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Раритетные издания / Яды в нашей пище
Начало сайта / Раритетные издания / Яды в нашей пище

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Вода знакомая и загадочная

Грюндеры и грюндерство

Магнит за три тысячелетия

Популярная информатика

У истоков дизайна

Химия вокруг нас

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Яды в нашей пище

Вольфдитрих Эйхлер

61. О так называемой «нулевой толерантности»

Я отнюдь не считаю, что установление пороговых величин не имеет смысла, а также ни в коем случае не утверждаю, что пища с остатками вредных веществ в рамках допустимых норм обязательно представляет опасность. Но я остаюсь при своем мнении, что эти «допустимые нормы» устанавливаются произвольно и имеют значение лишь как опорные точки для сравнительных оценок. Поэтому соблюдение таких норм для продуктов питания вовсе не гарантирует, что в организм не попадет все-таки нежелательное (а возможно, и опасное) количество токсикантов.

Это станет особенно ясным, если мы учтем, что в случае особо чувствительных индивидуумов (грудных младенцев, маленьких детей, а также больных и выздоравливающих взрослых) следует исходить из так называемой «нулевой толерантности». Это означает, что в соответствующих продуктах питания не должно быть никаких остатков биоцидов. В действительности же гигиенист на практике исходит из того, что такие продукты (по Rüdt, 1978) «не должны содержать более 0,01 мг/кг каждого пестицида. Эта величина примерно соответствует предельным возможностям аналитических методов».

К этому следует добавить, что есть такие вещества, которые оказывают вредное воздействие и в значительно меньших концентрациях. Кроме того, пороговая чувствительность аналитических методов может быть весьма различной в зависимости от природы выявляемого токсиканта.

Если еще можно понять прагматизм Рюдта, то все иллюзии сразу исчезают, когда читаешь в работе Хипе (Hiepe, 1981) о том, что для «практической нулевой толерантности» допускаются три ступени:

Группа I – допустимый уровень 0,1 мг/кг Группа II – допустимый уровень 0,02 мг/кг Группа III – допустимый уровень 0,004 мг/кг

Понятно, что абсолютная нулевая толерантность иллюзорна, тем более что вся окружающая нас среда содержит следы самых различных веществ; и я бы только приветствовал решение не говорить в случае подобных компромиссов ни о какой «нулевой толерантности», так как несведущего потребителя это понятие может ввести, мягко говоря, в заблуждение относительно того, что он получает.

Я солидарен с Пауленцом и Аккерманом, которые считают, что термин «нулевая толерантность» не годится ни для научного, ни для бюрократического обихода. Кроме того, по их мнению, «существующая в ФРГ установка» считать остаточные количества, составляющие менее 1/10 наименьшей из принятых допустимых величин, «не заслуживающими внимания» не учитывает специфических токсических свойств ряда биологически активных веществ.

62. Проблема сроков выдержки

Если в «допустимых величинах» есть элемент субъективности (поскольку эти величины не могут быть объективно обоснованы), то сроки выдержки (т.е. период времени от последнего применения пестицидов до начала сбора урожая) можно четко определить эмпирическим путем: это тот срок, когда разрешается проводить в последний раз обработку каким-либо пестицидом, для того чтобы ко времени сбора урожая в данном продукте не была превышена (заранее заданная!) допустимая норма остатков. В этом случае все сомнения в том, не была ли завышена при этом последнем применении доза пестицида (или не имела ли место передозировка незадолго до того, при его предыдущем применении), отпадают. Опасность связана с тем, что сроки выдержки вообще могут не соблюдаться.

В качестве примера можно привести сообщение о случаях отравления фосфорорганическими средствами защиты растений в Ливане, когда для всех применяемых видов системных инсектицидов были установлены сроки выдержки не менее 30 дней, но практически этим никто не руководствовался, и даже за день до уборки урожая производили очередное опрыскивание.

63. Проблематика охраны труда

Строго соблюдая правила безопасности, можно в известной степени защитить себя от вредного действия пестицидов. Тот факт, что рабочие, занятые в производстве пестицидов, в целом страдают от них меньше, чем технический персонал, их применяющий, объясняется, по-видимому, двумя моментами: во-первых, производственный процесс более упорядочен и легче поддается контролю, поэтому надлежащие меры по охране труда осуществить проще; во-вторых, фабричные рабочие, как правило, более дисциплинированны, чем сельскохозяйственные.

При несоблюдении инструкций по охране труда вред от пестицидов может быть значительным. А часто встречающиеся на упаковках слова «при правильном применении безопасно» приводят к тому, что малоосведомленный человек воспринимает в этом призыве только ключевое слово «безопасно». Если это правда, что все рабочие, занятые на производстве кепона (хлордекона) в США, заболевают раком печени, то, вероятно, это объясняется и тем, что никто не знал о его сильном канцерогенном действии. Такие примеры нужны для того, чтобы еще раз подчеркнуть необходимость соблюдения особой осторожности во всех случаях.

Часто можно слышать о том, что контакт с инсектицидами приводит к импотенции. В такой общей формулировке это вряд ли соответствует истине; конкретные данные о нарушениях потенции в результате воздействия такого рода веществ мне неизвестны. Поэтому здесь следует учитывать два обстоятельства: во-первых, любое отравление приводит к нарушению каких-либо функций, а ведь ничто так не страшит мужчину, как ослабление потенции; во-вторых, ни один мужчина не склонен признавать снижение потенции побочным явлением, связанным с процессом старения, – каждый ищет какую-нибудь внешнюю причину, и у того, кто работает с инсектицидами, в этом повинны, разумеется, только они. Может быть, и так, но это еще не доказательство.

Во многих случаях на практике возникает еще одна дилемма, из которой я не вижу иного выхода, кроме заключения договора о высокой страховке по старости: иногда применение инсектицида требует ношения маски из марли, а между тем в закрытой кабине трактора, как и в пекарне, температура так высока, что делает работу в маске почти невозможной.

Для охраны труда, особенно труда заводских рабочих, установлены – по аналогии с допустимыми нормами остатков ядохимикатов в продовольственных продуктах – максимальные допустимые величины их концентраций в воздухе на рабочем месте. Но эти максимально допустимые концентрации часто весьма различны в разных странах, что видно из приводимой ниже таблички (величины даны в мг/м3, по Stürmer):

 США (1978)ФРГ (1979)Швеция (1978)СССР (1977)
Свинец
(неорганический)
0,150,10,10,01
Диоксан1801809010
Гептахлор0,50,50,01
Линдан0,50,50,05
Стирол4204201705

64. Роль технологии при использовании пестицидов

Для точных токсикологических исследований берут только чистые вещества, так что в этом отношении мы располагаем весьма надежными данными, тем более что сейчас любая официальная инстанция, разрешающая применение пестицидов, либо требует тщательной токсикологической проверки, либо проводит ее самостоятельно. Такие точные сравнительные данные исключительно важны. Однако их одних недостаточно, чтобы оценить все свойства изучаемых ядохимикатов, существенные с точки зрения охраны окружающей среды, и показать это – одна из главных задач моей книги. Наряду со многими другими аспектами большую роль здесь играет и технология.

Как воздействие на вредных насекомых, так и загрязнение окружающей среды могут решающим образом зависеть от способа внесения инсектицида. Это касается не только применения отравленных приманок, но и селективных методов, таких, как использование липких лент для мух и осветленного лака на панелях. Точно так же и внесение пестицидов в гранулах может радикально изменить ситуацию в отношении загрязнения среды.

В технологии внесения пестицидов за последнее время достигнут определенный прогресс, но встречаются и изменения к худшему. Например, посев протравленных ртутью семян с помощью сеялки не представлял почти никакой угрозы для диких гусей; но когда с целью дальнейшей рационализации сельского хозяйства в одном районе стали разбрасывать протравленное ртутью семена с самолета, это привело к массовой гибели диких гусей, привлеченных лежащими на рыхлой пахотной земле семенами. Использование самолета для внесения пестицидов неизбежно затрудняет отграничение тех площадей, которые подлежат обработке. Одно из последствий этого – многочисленные случаи гибели пчел в местах, находившихся поблизости от обработанных участков; чтобы ее предотвратить, приходилось в обширном районе закрывать ульи в дни обработки полей с самолета.

65. Несчастные случаи и выяснение их причин

Если не говорить о так называемой багдадской истории (см. разд. 15), то отравления метилртутью, включая и «болезнь Минамата», – это все так называемые «нормальные» случаи: их нельзя рассматривать как следствие прямого нарушения инструкций по применению пестицидов. Но именно поэтому они заслуживают самого пристального внимания, так как в нашем распоряжении очень мало точных данных о том, какое непосредственное воздействие оказывают пестициды на человека при их применении согласно инструкциям.

С другой стороны, о несчастных случаях известно достаточно много. Это относится и к попыткам самоубийства путем умышленного приема ядов, и к случаям с детьми, которые по незнанию пробуют хранящийся в бутылках яд. Изготовители прячутся за спасительной формулировкой «при правильном применении безопасно». Не говоря уже о том, что неспециалист вообще редко применяет подобные средства «правильно» (т.е. в соответствии с инструкцией), даже и тот, кто специально занимается борьбой с вредителями, порой не может избежать соблазна использовать более высокие концентрации, чем это указано в инструкции. И почему это вдруг «безопасное» средство должно стать опасным, если его применить чуточку побольше? И почему непременно возникнет какой-то риск, если попробовать применить этот препарат против другого вредителя вместо названного в инструкции? И к чему все эти раздумья – ведь при любых негативных последствиях фирма-изготовитель всегда может доказать, что средство применялось «не по инструкции».

Вот классический пример того, что может произойти, – случай, свидетелем которого я был несколько лет назад в молодежном лагере отдыха. Была середина лета, комары не давали житья, и начальник лагеря поручил шоферу привезти «что-нибудь от комаров». В аптеке ближайшего городка шофер приобрел большое количество распространенного в то время в домашнем обиходе раствора ДДТ с гептахлоргекса-ном против мух, комаров и других насекомых для опрыскивания (после надлежащего разбавления водой) стен в жилищах. Это было самое неподходящее средство для лагеря, какое только можно придумать: даже если опрыскать им палатки, это нарушит пропитку, и они станут пропускать влагу. Тем не менее флаконы с инсектицидом были розданы отдыхающим, и никто, разумеется, не прочитал, что написано в наклеенной на флаконе инструкции о применении этого средства (кстати, на большинстве флаконов ее просто невозможно было прочесть, так как просочившиеся капли жидкости сделали бумагу прозрачной); каждый думал, что поступает правильно, натирая этой жидкостью кожу (с врачом лагеря никто даже не посоветовался).

Пестициды повинны в значительной степени не только в возникновении профессиональных заболеваний у сельскохозяйственных рабочих – от пестицидов к тому же и умирает ежегодно много людей. Только в США в 1956 г. было зарегистрировано 152 случая смертельного отравления пестицидами. По данным 1983 г., в развивающихся странах ежегодно от отравлений гербицидами и инсектицидами умирают в среднем 7000 человек. Помимо этого, во всем мире около полумиллиона человек страдают от трудно излечимых заболеваний, связанных с отравлением пестицидами.

66. История с саранчой

Одна крупная химическая фабрика специализировалась на производстве средств борьбы с пустынной саранчой. В связи с этим нужно было испытывать активность препаратов, и для этой цели биологические лаборатории фирмы разводили в большом количестве пустынную саранчу. Разведение пустынной саранчи не представляет трудности: ее кормят кочанным салатом. И вот однажды вся лабораторная популяция насекомых погибла. Как известно, пустынная саранча – довольно ценный экспериментальный объект. Поэтому необходимо было разобраться в причинах гибели, применив в случае надобности и методы криминалистики. Разыскали крестьянина, у которого накануне был куплен кочанный салат на рынке во Франкфурте-на-Майне. Этот крестьянин сажал кочанный салат как вторичную культуру под вишневыми деревьями, а вишню опрыскивал препаратом Е 605.

Что касается саранчи, то с нею все было ясно. Неясно, что бы было, если бы скончался человек, отведав такого салата. Почти все, кому я рассказывал эту историю, считали маловероятным, чтобы в таком воображаемом случае препарат Е 605 был признан вероятной причиной смерти, не говоря уже о том, чтобы причинную связь удалось доказать.

67. Различия в размерах опасности

То, что и сравнительно небольшое загрязнение окружающей среды ртутью может иметь катастрофические последствия и что по меньшей мере некоторые из концевых звеньев пищевых цепей находятся под угрозой исчезновения, достаточно убедительно показал вынужденный шведский «эксперимент». С другой стороны, отнюдь не каждый биоцид способен нанести столь серьезный вред.

Наверное, бывает, что какой-нибудь биоцид накапливается в организме до известного предела, а излишек выводится, не принося вреда организму. Не исключено, что это может вести к своего рода сенсибилизации в том смысле, что, например, птицы «инстинктивно» перестают употреблять пищу, которая содержит слишком много данного токсиканта. Для такого предположения есть конкретные основания.

В моей книге главный акцент сделан на поведении пестицидов в пищевых цепях. Наряду с этим отражены и другие важные аспекты, например канцерогенность; мутагенность и тератогенное действие были затронуты лишь попутно. Для испытания инсектицидов на мутагенность Уоллес и его сотрудники (Wallace et al., 1976) разработали надежный тест на мышах (при этом они пришли к выводу, что мутагенный эффект ДДТ не очень значителен).

68. Можно ли изменить технологию?

Когда использование фенилртути в шведской бумажной промышленности было признано причиной «ртутной катастрофы» в стране и биологи предложили изменить технологию производства бумаги таким образом, чтобы совсем отказаться от применения ртути, представители промышленности заявили, что сделать это невозможно, так как нет иного способа предотвратить развитие плесени на бумажной массе, идущей на экспорт. Однако вскоре был разработан метод подсушивания массы, позволяющий консервировать ее без ущерба для качества бумаги. Вывоз бумажной массы обходится теперь даже дешевле, так как вес ее уменьшился в результате удаления воды, которая раньше утяжеляла продукт и удорожала его транспортировку.

Этот пример типичен, и он подтверждает опыт многих других (и не только шведских) исследователей в области охраны окружающей среды: промышленность всегда говорит «нет», когда речь идет об отказе от технологии, признанной вредной для человечества, но когда подходят к этому серьезно, разработка новой технологии, исключающей вредные воздействия, оказывается для промышленности сущим пустяком.

Так же обстоит дело и с проблемой очистки сточных вод. Когда промышленные стоки недостаточно очищены, с фирмы взимают штраф; однако до тех пор, пока стоимость очистного сооружения больше, чем годовая сумма обычных штрафов, все попытки действовать убеждением имеют мало шансов на успех. Но я знаю случай, когда традиционный штраф неожиданно увеличили в 10 раз: руководство фирмы очень быстро приступило к постройке очистных сооружений для промышленных стоков, работа шла в три смены – и все для того, чтобы в Одер поступала более чистая вода.

Здесь я воспользуюсь случаем еще раз убедительно показать, что можно изменить и способы применения инсектицидов. Возможности механизации позволяют рационализировать процедуру, но все это обычно рассматривают лишь с точки зрения экономии. Однако при возрастающем поступлении токсикантов в окружающую среду на первый план выступает уже угроза здоровью человека, а не вопросы экономии. Именно под таким углом следует рассматривать, например, все возможности применения отравленных приманок, прежде чем решаться на распыление или разбрызгивание какого-либо препарата в помещениях.

Когда еще практиковалось обрызгивание жилых помещений ДДТ для борьбы с комнатными мухами, меня тревожило то, что это делалось и в тех случаях, когда в комнате летали всего две-три мухи. Мое предложение прибегать в таких случаях к старому испытанному средству –

липкой бумаге – было решительно отвергнуто соответствующими консультантами на том основании, что этот способ «несовременен:».

69. Оздоровление окружающей природной среды после ограничения применения биоцидов

В 1965 году в Швеции было полностью запрещено применение метилртути для протравливания зерна (разрешалось использовать для этой цели только алкоксиалкилртуть). Результаты проявились уже в 1966 году в резком уменьшении содержания ртути в организме голубей-вяхирей. Спустя еще один год понизилось содержание Hg у ястребов. Через три года после вступления в силу запрета на метилртуть количество этого вещества в организме у многих видов птиц, у которых оно было раньше сильно повышено, уменьшилось почти до нормы, и популяции этих видов стали быстро оздоравли-ваться.

Менее благополучно обстояло дело с метилртутью в водных пищевых цепях в Швеции. И после запрета в 1965 г. ме-тилртути количество Hg в шведских водоемах (грехи прошлого!) оценивалось в 500 тонн. Так как биогенное метилирование ртути происходит медленно, превращение этих 500 тонн ртути в воде в метилртуть продолжалось бы еще несколько десятилетий. Это означает, что птицы, питающиеся рыбой, такие, как большая поганка, и после прекращения поступления ртути в воду еще в течение многих лет будут по-прежнему в большом количестве получать ртуть. Я хотел бы, чтобы этот горький опыт Швеции послужил предостережением о грозящей опасности – о том, что причиненный окружающей природной среде ущерб не может быть возмещен простым запретом, что в некоторых случаях этот ущерб касается широкого круга объектов и в будущем эти последствия часто оказываются много тяжелее, чем предполагалось вначале. В этом отношении с биоцидами дело обстоит примерно так же, как и с радиоактивными отходами ядерных технологических процессов.

У человека содержание ртути в волосах очень быстро снижается, как только он перестает есть рыбу, но не за счет удаления ртути из тех волос, в которых она отложилась (этого вообще не происходит), а за счет вновь подрастающих волос. Подвергнув анализу один-единственный волос с вашей головы, наверное, можно было бы поставить, скажем, такой диагноз: «семь месяцев назад вы съели рыбу, содержавшую ртуть, а до того и после вы больше не ели такой рыбы».

Институту биологии почв в ФРГ удалось получить бактериальные препараты, способные обезвреживать паратион. Эти препараты можно применять в тех случаях, когда паратион обнаружится где-либо в значительных количествах, например в транспортных контейнерах, в промышленных стоках или при загрязнении почвы в результате транспортной катастрофы. В экспериментах 100%-ный эффект действия этих препаратов отмечался через 16 часов.

Я уверен, что научные исследования позволят сделать в будущем такие открытия, которые помогут компенсировать ущерб, нанесенный окружающей нас среде разного рода токсичными веществами. Ведь не всегда же эти исследования будут так сильно отставать от «взрывной волны» загрязнения?

70. Проблема воды

Из ядов, регулярно попадающих в организм человека, 70% поступает с пищей, 20% из воздуха и 10% с водой. То, что вода стоит здесь на последнем месте, еще не причина для радости. Скорее это говорит о том, как мало осталось от требований высшего качества, которые когда-то предъявлялись к питьевой воде.

Правда, конкретные условия могут быть весьма различными. Но это делает общую картину еще более зловещей. В ГДР уже есть такие местности, где семьи с маленькими детьми ежедневно получают воду для приготовления пищи детям от расположенного поблизости завода минеральных вод. В ФРГ уже сегодня примерно 5% всего населения снабжается такой питьевой водой, в которой концентрация некоторых азотных соединений не соответствует нормам, установленным в законодательном порядке. В настоящее время ни одна водопроводная станция на Рейне не соблюдает установленных Европейским сообществом предельных норм загрязнения галоидированными веществами. На окраине Дарм-штадта в грунтовых водах очень высоко содержание тяжелых металлов, поступающих туда из промышленных стоков химического завода фирмы «Мерк». В некоторых городах ФРГ, например в Дюссельдорфе, питьевая вода используется с восьмикратным оборотом. Бывает, что кофе варят на минеральной воде.

В ГДР ежегодно в расчете на одного жителя потребляется в среднем 1000 м3 воды (при средней величине для всего мира 12 000 м3), – это одна из самых низких норм потребления воды в сравнимых государствах мира (пожалуй, в таком же положении находится и Венгрия). Бытовое потребление воды в деревне в ГДР составляет 25 л в день на одного жителя, а в Берлине – уже около 250 л. Более точные цифры для Берлина (1981 г.): в старых постройках 40...70 л, в модернизированных квартирах 110...115 л, в новостройках 125 – 135 л.

Соответственно этому довольно высока и стоимость воды. В ГДР она составляет в среднем 17 марок за 1 м3, а в некоторых местах, где промышленность потребляет много воды – даже 160 марок.

Если в Швеции в настоящее время водоснабжение даже отдаленных деревень достигло едва ли не самого высокого уровня в мире, то это объясняется искусной капиталистической перестройкой шведской промышленности. Во время корейской войны шведская промышленность получила за счет поставок стали большие прибыли, а после ее окончания быстро перестроилась на охрану окружающей среды, и, в частности, образцовое водоснабжение страны было подготовлено промышленным развитием и соответственно пропагандировалось.

С точки зрения охраны окружающей среды большую тревогу вызывает загрязнение рек, озер и морей промышленными стоками, содержащими различные токсиканты, в связи с чем снова и снова совсем не зря упоминается Рейн. Особенно загрязнены воды Рейна солями и тяжелыми металлами. В 1976 г. среднегодовое содержание хлоридов составило здесь 230 мг/л (предельно допустимый уровень – 200 мг/л). Есть основание ожидать дальнейшего повышения загрязненности, поскольку доля тяжелых металлов с 1976 г. увеличилась, и сейчас, по приближенным оценкам, Рейн ежегодно выносит в море 3150 т хрома, 1520 т меди, 12 300 т цинка, 120 т кадмия, 70 000 т ртути, 1900 т свинца и 205 т мышьяка.

Цифры могут быть различными в зависимости от источника. Согласно другому опубликованному сообщению, с водами Рейна к границам Нидерландов ежедневно выносится 33 000 т солей, 15 500 т сульфатов, 10 500 т кальция, 4500 т магния, 4500 т нитратов, 17 500 т натрия, 400 т марганца, 50 т нитритов, 50 т цинка, 14 т свинца, 12 000 т нефти, 110 т ртути. Таким образом, приводимые цифры не всегда следует принимать как точные и достоверные.

Но это только одна сторона загрязнения Рейна, и она довольно легко обозрима. С другой стороны, практически не поддаются количественной оценке 60 000 различных химических соединений, содержащихся ныне в водах Рейна, и ежегодно к ним добавляются еще 150...220 новых веществ. Не удивительно, что водопроводные станции, в задачу которых входит очистка загрязненной речной воды и превращение ее в питьевую, не могут уже распознать многие вредные примеси и выявить их наличие.

Сегодня и океаны настолько загрязнены, что их биопродуктивность падает. Это в особенности относится к внутренним морям. Итальянские предприятия ежедневно спускают в Средиземное море около 600 тонн отходов – не говоря уже о нефтяных танкерах, промывающих свои танки в открытом море. В прибрежной зоне у Генуи морская вода содержит, например, в 10...12 раз больше бактерий и ядовитых веществ, чем это допускается нормами. Предсказывают, что через 50 лет Средиземное море станет с биологической точки зрения мертвым, если уже сейчас не будут предприняты меры против его прогрессирующего загрязнения.

В СССР вода и воздух загрязнены намного меньше, чем в других странах, и есть еще нетронутые запасы поверхностных вод. Но это не значит, что здесь не существует проблемы загрязнения воды. Подсчитано, например, что загрязнение сточными водами возросло за период с 1968 по 1980 г. в 6 – 7 раз. Если ежегодно Волга отдает Каспийскому морю примерно 253 км3 воды (что составляет 6% стока всех рек страны), то в 1950 г. это было еще вдвое больше, чем вся страна потребляла за год, а 30 лет спустя – уже втрое меньше этого количества.

С целью экономии воды и сохранения ее чистоты в Советском Союзе проводятся четыре комплекса мероприятий:

  1. Улучшение очистных сооружений – ко всем предприятиям предъявляются жесткие требования, касающиеся введения в строй самых современных устройств.
  1. Усовершенствование технологии очистки сточных вод.
  2. Уменьшение необходимых количеств потребляемой воды путем изменения технологии производства (на некоторых предприятиях сейчас, например, требуется всего 0,94 м3 воды на 1 тонну нефти вместо 30 м3 по старой технологии).
  3. Введение замкнутого цикла использования воды – с поступлением отработанной воды после охлаждения и очистки снова в производственный процесс. К 2000 году этот принцип должен быть осуществлен повсеместно.

Несколько лет назад весь мир облегченно вздохнул, узнав, что общая потребность человечества в белке может быть покрыта за счет использования продукции мирового океана. Технически это не так сложно. Тем временем, однако, загрязнение океанов сильно увеличилось, и есть опасение, что казавшееся до сих пор вполне возможным получение белка из морей станет неосуществимым в будущем.

Устрашают и прогнозы в отношении Балтийского моря, тем более что оно мельче Средиземного. Поэтому простые мотивы самосохранения потребовали того, чтобы страны, выходящие к Балтийскому морю, заключили надлежащее соглашение об охране его вод.

Отмеченное за последние годы загрязнение Боденского озера Дамен и Хейсс (Dahmen, Heiss) объяснили тем, что «за два десятилетия озеро постарело примерно на 10 000 лет, если сравнивать ход событий с темпами его естественной эволюции». Женевское озеро все больше превращается в клоаку. ПО очистных сооружений вдоль берега длиной в 167 км недостаточны для того, чтобы закрыть доступ в озеро ртути, кадмию, свинцу, хрому, цинку и другим веществам. Поступление фосфора (главным образом с моющими средствами и бытовыми сточными водами) привело к катастрофически интенсивному развитию водорослей. Рыбные запасы озера уменьшаются.

В промышленно развитых странах бытовые отходы почти на 99% состоят из воды. Это огромное количество воды требуется только для того, чтобы удалить 0,1% твердых загрязнителей. Особую проблему создают ватер-клозеты, так как спускаемая в них вода составляет 90% всей воды, расходуемой жителями индустриальных стран. Из-за этого каждый житель в таких странах потребляет ежедневно 400 литров воды, в то время как без канализации он обошелся бы 40 литрами. В Швеции изобретен туалет с морозильным устройством; возможно, это будет выходом из столь бедственного положения с водой.

Американские исследователи, изучавшие дезинфекцию питьевой воды хлором, высказали обоснованное подозрение, что органические вещества, содержащиеся в воде в следовых или даже более значительных количествах, могут, присоединяя хлор, превращаться в канцерогенные или сходные с ними соединения. По этой причине в настоящее время начали использовать для дезинфекции воды двуокись хлора или озон; однако в обоих случаях требуется существенно изменить технологию, а новая технология не только значительно сложнее, но и дороже (Haux).

С целью профилактики кариеса в некоторых местностях в воду добавляют фтор, но при этом на основе органического материала образуются полигалогенированные углеводороды. Чтобы избежать образования этих токсичных побочных продуктов, было предложено пользоваться для той же цели озоном. Но если озон получают из воздуха, то в техническом масштабе и здесь не избежать появления побочных продуктов, например образования окислов азота, которые реагируют с растворенными и взвешенными в воде веществами. Поэтому следует уделить серьезное внимание образованию и действию побочных продуктов процесса озонирования воды. Известным выходом представляется получение озона из чистого кислорода, поскольку в этом случае не образуется окислов азота.

Примерно к 1960 г. Москва-река в г. Москве была загрязнена настолько, что в ней погибала рыба и к поверхности мутной воды поднимались болотные пузырьки. Первая из принятых тогда мер состояла в том, что всем предприятиям было вменено в обязанность осуществлять очистку промышленных стоков, так как до сих пор они часто спускали неочищенные сточные воды в 45 притоков в пределах города. Далее, чтобы вновь сделать Москву-реку действительно чистой, пришлось вычерпать ил со дна реки и заменить сильно загрязненные отложения слоем чистого свежего песка толщиной от 5 до 50 см. Но и этого оказалось мало; стали улавливать и очищать в первичных отстойниках дождевые стоки города, выносившие прежде уличную грязь в реку. В результате этого река Москва стала сейчас одной из самых чистых рек Европейского континента. Содержание кислорода в реке в границах города колеблется между 9 и 11 мг/л. Снова появились виды рыб, которые живут только в чистой воде.

Темза тоже на пути к тому, чтобы снова стать чистой рекой. Впервые за 150 лет в 1982 г. в ее нижнем течении вновь были пойманы лососи. Уже в прошлом столетии Темзу называли зловонной клоакой, в 1965 г. она считалась мертвой рекой, однако в 1982 г. в ней уже обитали 104 вида животных. Для ее оздоровления потребовались 100 тыс. фунтов стерлингов. Между прочим, появились хорошие шансы на выживание и у самоубийц: в настоящее время ежегодно из 140 утопающих удается спасти более половины, в то время как еще десять лет назад почти все они погибали от отравления.

В 1981 году один эксперт швейцарской службы обеспечения питьевой водой высказался примерно в том духе, что поверхностные воды Швейцарии все еще более чисты, чем грунтовые воды ФРГ.

Химический концерн «Сандоз» построил совместно с фирмой «Сиба-Гейги» в Хюнингене под Базелем (Швейцария) большое очистное сооружение. В результате в этом участке Рейна можно стало снова купаться (предпринята даже попытка выпустить в воды Рейна молодь лосося). Причиной этого были многочисленные нападки общественности на базельскую химическую промышленность, имевшие место в последние годы. В целом затраты на это строительство составили всего лишь 11% от всех затрат фирмы «Сандоз» на охрану окружающей среды!

Быстро распространившееся применение соли для таяния снега (каждую зиму на автодорогах ФРГ и на тротуарах разбрасывается 1,5 – 2 млн тонн соли) привело к повышенному содержанию хлоридов в почвах и грунтовых водах. В грунтовых водах Мюнхена содержание хлоридов выросло в среднем с 20 до 45 мг/л. (Как известно, засоление почвы ведет к отмиранию деревьев вдоль дорог.)

Атмосферные осадки не вымывают рассыпанную зимой соль из лунок вокруг деревьев. Напротив, она накапливается из года в год в прикорневой зоне деревьев, растущих вдоль дорог. В конце концов деревья перестают расти, их листья буреют уже летом и затем отмирают. Деревья еще можно спасти, если с помощью ионообменного раствора удалить соль из прикорневой зоны. Из самого дерева, правда, удалить вредные вещества уже нельзя, но после обработки указанным способом дерево снова растет и дает здоровые темно-зеленые листья.

Соль как средство против гололеда на сельских дорогах стала, по-видимому, очень опасной прежде всего для клестов. Мид (Meade, 1942, цит. по Münch) сообщает о массовой гибели белокрылых клестов (Loxia leucoptera) в результате применения хлористого кальция на дорогах. По данным Мюнха (Münch, 1985), в результате поедания соли (очевидно, в гранулированной форме) клесты Loxia curvirostra гибли на дорогах непосредственно от отравления или утрачивали подвижность и попадали под колеса машин.

 

Главы 71...80

Оглавление


Дата публикации:

17 марта 2008 года

Электронная версия:

© НиТ. Раритетные издания, 1998