Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Научные журналы / Техника - молодёжи
Начало сайта / Научные журналы / Техника - молодёжи

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

В поисках «энергетической капсулы»

Как люди научились летать

Квантовый мир

Парадоксы науки

Смотри в корень!

Физики продолжают шутить

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Парапсихология – трюк или реальность?

Фрагменты выступлений подготовил Александр ПЕРЕВОЗЧИКОВ

Похоже, что и на этот вопрос, поставленный свыше 200 лет назад, скоро будет получен ответ. И хотя затянувшийся спор между представителями академического и – как бы это поточнее выразиться? – альтернативного подходов в науке еще продолжается, он начал приобретать конструктивный характер.

В откровенном, остром подчас обсуждении парапсихологических (назовем и это тщательно избегаемое до недавнего времени слово, хотя его и поясняют статьи в 19-м томе БСЭ и «Философском словаре»!..) проблем участвовали физики, медики, философы, психологи. Среди них академик Б.В. Раушенбах, доктор физико-математических наук И.М. Коган, доктора философских наук Д.И. Дубровский и Л.И. Баженов.

Д.И. Дубровский: «Преодолеть спокойствие духа»

Почему у нас мало работ, в которых рассматривались бы загадочные явления психики? На Западе накоплена гигантская литература по парапсихологии. Сотни монографий, тысячи статей, масса специальных изданий. Причем участвуют в них не только «чистые» парапсихологи, но и видные ученые, зарекомендовавшие себя в своей области знания. Чтобы на высоком профессиональном уровне изучать эти вопросы, нужно сделать обзор этой гигантской информации, критически ее систематизировать.

Здесь важны два обстоятельства, которые актуализируют проблему самопознания и самосовершенствования личности. Во-первых, усиливается разрыв между степенью познания человеком самого себя и внешнего мира, что создает угрозу будущему состоянию общества; во-вторых, нельзя совершенствовать общество, не совершенствуя индивидов. Генеральный путь такого совершенствования проходит через самопознание, самовоспитание, саморегуляцию. И еще аспект обусловливает необходимость пристального внимания со стороны философов к уникальным возможностям человеческой психики. Философия призвана исследовать не только общее, массовое, ординарное, но и единичное, уникальное, экстраординарное. Она должна последовательно проводить принципы научного мировоззрения при изучении загадочных явлений человеческой психики. Такие явления встречаются повсеместно. Вот пример: взгляд человека несет большую эмоционально-информационную нагрузку, однако механизм, передачи информации остается неясным, неисследованным.

Наука пока не может дать основательного объяснения некоторых феноменов человеческой психики, но из этого вовсе не следует, что данные феномены заведомо нереальны, что это – мистика или ловкие трюки. Поэтому неверно представлять дело таким образом, что критерии реальности должны всегда и во всем совпадать с критериями науки. Последовательное развитие подобной, точки зрения ведет к сциентизму догматизму.

Каковы же основные методологические проблемы, связанные классификацией загадочных явлений психики? Увы, здесь пока преобладает физикалистский подход, сразу перекрывающий пути продуктивного изучения феноменов. Их рьяные отрицатели, строящие из себя первейших защитников науки, исходят чаще всего из чисто физических критериев существования, которые действительны лишь в области физики и совершенно не работают в области психики. Вот почему центральной является проблема выбора критерия существования. Признавая нечто существующим или несуществующим, мы (чаще всего неявно) используем некий набор критериев, от которых зависит принятие решений. Однако – вот парадокс! – специального их анализа не проводится.

Что же представляют собой эти критерии? Чаще всего «окрошку» из философских принципов и положений здравого смысла, принципов физики и многого другого. Поскольку эти комплексы очень плохо упорядочены, а главное – открыты, неполны, их жесткое использование весьма проблематично.

Такова, я думаю, одна из главных методологических проблем, возникающих в связи с исследованием загадочных явлений психики. Далее возникает вопрос: как соотносится наше знание и незнание в области изучения самих себя? Самые рьяные отрицатели, демонстрируя свою ограниченность, прокламируют полное знание того, чего они не знают. Если я задумываюсь не только над тем, что знаю, но и над тем, чего не знаю, передо мною открывается бездна неизведанного – я, так сказать, имею некое полное знание о своем незнании. Философская сторона этой проблемы интересна тем, что она раскрывает диалектику знания и незнания.

Ныне мы находимся в двух ситуациях сразу. В проблемной ситуации «знания о незнании» и в допроблемной – «незнания о незнании». Последняя устанавливается, когда мы, скажем, смотрим в прошлое. Никто не знает о позитроне, но никто и не знает, что он ничего о нем не знает.

Самое интересное – это переход от допроблемной ситуации – когда у меня нет никаких вопросов! – к проблемной. Когда я четко устанавливаю свое незнание... Когда у меня возникают вопросы. В этот миг я преодолеваю стадию спокойствия духа...

Здесь и созревает допроблемная ситуация. Начинают говорить о каких-то феноменах, которые, плохо описываются и не признаются научным сообществом. Возникает некая тревожащая неопределенность... Вот пример. В конце прошлого века одному психиатру вдруг пришло в голову, что его пациенты-шизофреники почему-то рождаются в самое холодное время года. С декабря по март. Он сделал об этом сообщение. Ученые-коллеги его обозвали таким-сяким астрологом, мистиком, спиритуалистом... И он, как говорится, замолчал. Надолго. Потом ту же закономерность обнаружил другой психиатр. И тоже сделал сообщение. И снова ученое общество отвергло его, навесив привычные клейма. Потом на третьего, четвертого – тех, кто публично заявлял о своем открытии.

Интерес к проблеме то вспыхивал, то угасал в течение полувека. Лет 15 назад были организованы по-настоящему системные исследования – в память ЭВМ ввели сведения, собранные о всех больных шизофренией за последнее столетие. Результаты: большинство родились в самое холодное время года. С декабря по март... Допроблемная ситуация, то бишь стадия неопределенности, переросла в ситуацию проблемную. И стало почвой для развития геомагнитобиологии – новой, очень важной отрасли знания.

Многие философы высокомерно настроены по отношению к подобной эмпирике, для них она не стимул для размышлений, а нечто не достойное внимания, заведомо нефилософичное и т.д.

Почему-то наши умы и, соответственно, наука так странно организованы, что, когда я, допустим, признаю, что телепатия или телекинез существуют, это вызывает у моих оппонентов бурную реакцию негодования... А когда я размышляю о других явлениях, еще более таинственных, чем парапсихологические, то это почему-то считается возможным и вполне приемлемым, для науки.

Еще один пример из моей коллекции фактов: предсмертная ремиссия у больных шизофренией. Есть такая злокачественная форма шизофрении, когда у человека разрушаются клетки мозга. Процесс идет необратимо. Но за пять минут до смерти к больному возвращается сознание. Он узнает отца и мать, ориентируется во времени... и умирает.

Это кажется фантастикой и уж никак, конечно, «не лезет» в парадигмальные рамки науки. И хотя таких фактов очень много, они обычно вытесняются научным сознанием. Они и есть, и как бы их нет. Разве подобная ситуация не представляет большой интерес, не требует специального научного анализа? Лишь при философском, методологическом осмыслении этих проблем возникает вывод, стимулирующий самосовершенствование: мы очень мало знаем о себе. В нас самих заключены такие феномены, о которых мы не только ничего не знаем, но даже не знаем, что мы их не знаем. Как это ни парадоксально звучит.

Короче говоря, область парапсихологических экспериментов нельзя заведомо ограничивать. Они должны вестись систематически, на академическом уровне, если мы хотим быть на уровне мировой науки. Думаю, здесь есть много перспективных, стратегических научных направлений.

Критика парапсихологии, плюрализм мнений в науке – вещь нормальная. Амбициозность – этот продукт бюрократического государства – не дает развития цепной реакции альтернатив, непременному условию нормального духовного развития. Увы, у нас еще есть мэтры науки, амбиция которых подавляет истину.

Скажем, в печати недавно появились резко критические, хулительные отзывы о телепатии. Здесь надо различать две вещи. Есть, конечно, немало шарлатанов, жульнической мошкары, которая вьется вокруг живого, интересного дела, затмевая его суть. Бороться с нею, разумеется, надо. Но когда всех, кто занимается феноменами человеческой психики, огульно начинают называть шарлатанами, это вызывает протест.

И.М. Коган: «Парапсихология касается каждого»

Почему разговор о пограничных областях непознанного всегда скатывается на парапсихологию? Ведь паранормальные явления психики, на мой взгляд, не самое необычное, что встречается в природе. Не потому ли, что парапсихологические феномены чем-то необъяснимо близки лично каждому из нас?.. Скажем, события в Бермудском треугольнике, конечно же, интересны, но мало кто из нас там предполагает быть. А вот целительство или телепатия могут коснуться каждого.

Сейчас, когда мы не в предвзятой, а, напротив, в очень спокойной обстановке можем обо всем этом толковать, видны и широта, и глубина тех проблем, которые мы относим к парапсихологии.

Попробуем классифицировать наблюдаемые парапсихологические явления. Судя по их существенным признакам, можно выделить три уровня. Первый – это уровень реальных физических моделей. Полученные с их помощью прямые экспериментальные данные подтверждают правомочность тех явлений, которые еще 20 лет назад казались чуть ли не чудесами. Сюда относятся ясновидение, или близковидение, кожное зрение и тому подобные феномены. Путем прямых физических экспериментов удалось доказать, что ясновидение коррелирует, причем очень жестко, с интенсивностью изучения биологических объектов в инфракрасном диапазоне. Впрочем, я далек от мысли, что даже на этом – низшем – уровне парапсихологических феноменов все эффекты сводятся только к физическим явлениям.

Второй уровень связан с созданием потенциальных физических, или математических моделей. Примером здесь служат телепатические явления. В моей книге «Теория биологической информации», изданной в 1981 году в Москве и только что вышедшей в США, мне удалось обосновать внутренне непротиворечивую физическую теорию. Соответствующие математические соотношения и количественные оценки, приведенные в ней, согласуются с наблюдаемыми явлениями телепатии. Однако на этом уровне ни реального физического эксперимента, ни реальной физической модели, которая соответствовала бы этому парапсихологическому феномену, пока создать не удалось. Одна из причин – нет соответствующих приборов.

Я не философ, но тем не менее здесь, в окружении профессоров философии, я все-таки рискну предпринять выход на границу философии и физики. Чтобы поговорить о третьем уровне, который я называю психологическим. Свою позицию я обосновываю так: в наших взаимоотношениях с окружающей действительностью существует ряд взаимодействий, которые принципиально не сводятся к физическим. Здесь бессмысленно искать какие-либо физические аналогии и корреляции. Ведь речь идет об интуиции, образном восприятии и о том, что скорее всего относится к сфере искусства. К этой категории парапсихологических феноменов принадлежит, например, дальновидение.

Если встать на такую точку зрения, то, во-первых, ряд явлений окружающего нас мира принципиально несводим к физическим. (Или: к материальным?..) Впрочем, это дело философов – заниматься конкретизацией и детализацией. Второй принципиальный момент связан с методологией изучения парапсихологии. Представителям естественных наук, как известно, присущи скепсис, изначальное сомнение. Поскольку в области парапсихологии естественников работало больше, чем гуманитариев, то первые, изучавшие проблемы парапсихологии, привнесли своих профессиональных навыков больше, чем вторые. Начиная с сомнений.

Так вот, я убежден: при изучении парапсихологических феноменов надо исходить из иных принципов. Надо встать на позицию доверия, если не веры... Как это ни парадоксально звучит в научном кругу. Вот эти два момента: 1. Несводимость загадочных феноменов психики к физическим (а может быть, и к материальным) аспектам и 2. Презумпция доверия (и даже, я бы сказал, веры) – эти два момента достойны внимания философов, если они хотят включить в свою сферу исследований проблемы парапсихологии. Это поможет по-новому высветить ряд вопросов, существенных для гуманитарной сферы нашего существования, и даже отчасти компенсирует технократический перекос всей нашей жизни.

Отмечу, что элементы парапсихологического плана незримо присутствуют и в коммуникационных отношениях людей. Возьмите, скажем, делового человека, который в конфликтной ситуации способен бесконфликтно уладить многие служебные проблемы. Я не говорю о феномене контакта талантливого музыканта и внимающей ему аудитории – вряд ли это взаимодействие можно исчерпывающе описать физическими и математическими формулами. Ведь не только длительность, частота, а также громкость звука определяют эмоциональный эффект воздействия исполнителя на слушателей. Осмысливая парапсихологические феномены, мы приходим к мысли, что существует проблема не «человек и космос», а «человек в космосе», то есть когда человек является элементом космоса.

Б.В. Раушенбах: «Чудеса надо изучать, а не опровергать с ходу!»

Соотношение науки и чуда – вечная проблема. Свыше тысячи лет назад она была блестяще разрешена блаженным Августином. Я с ним полностью согласен. В его формулировке – что есть чудо и наука и как они друг с другом связаны? – утверждается: чудеса не противоречат законам природы. Они противоречат лишь нашим представлениям о законах природы. Точнее сказать невозможно. Если какое-то чудо и противоречит нашим представлениям о законах природы, то это еще не значит, что оно противоречит самим законам природы. Ведь мы очень ограниченно их знаем. К сожалению, метод отрицания с ходу, чрезвычайно опасный для настоящей науки, весьма распространен. В печати даже появлялись статьи о том, как, по каким признакам можно отличить заведомо антинаучные теории, взгляды от научных. Подобная «предусмотрительность» наносит вред науке.

Я знаю академиков, которые говорят: «Телекинез я и смотреть не буду, этого не может быть», а потом обвиняют Кулагину, что она веревочки и ниточки какие-то подвязывает к передвигаемым предметам. Это совершенно ненаучный, с моей точки зрения, подход. Если чудо зафиксировано, значит, надо его изучать, а не говорить «этого не может быть». Я не беру, разумеется, случай жульничества.

Мне кажется, что отрицание чудес с ходу – есть теоретическая трусость и больше ничего. Теоретический трус, боящийся что-то нарушить в привитых ему с университета представлениях, никогда еще ничего серьезного в науке не сделал.

Возьмем феномен «летающих тарелок». (Я не рассматриваю те случаи, когда доказывается, что это – оптические явления в атмосфере.) Их можно изучать по-разному: с точки зрения физики, с точки зрения мистики. Приведу разговор с одним моим покойным другом, прекрасным специалистом, вместе со мной работавшим у Королева. «А знаете, – однажды говорит мне он, – я уже несколько раз видел летающие тарелки». И рассказал, как они устроены, где садились и прочее. И был у него даже момент, когда оказалось возможным поставить чистый эксперимент.

Он шел к гаражу через лужок. Вдруг видит – садится тарелка. Причем так, что одно дерево ее закрывает, а она сама закрывает другое. То есть можно составить словесный портрет места посадки. Рядом с ним шел взрослый сын, студент.

«Между двумя березами – ты видишь тарелку?» – спрашивает он сына. «Ничего не вижу!» – отвечает тот. «А я вижу!» Стояли и спорили. Потом стали подходить к «тарелке», а она поднялась и улетела. Сын так и не видел ничего. Отец видел все. Спрашивается: нужно изучать подобное или не нужно? Нельзя просто говорить: «летающих тарелок» нет! Нельзя и отрицать с ходу. Правда, когда я спросил: «Вы посмотрели, там трава хотя бы была примята?», он хлопнул себя по лбу: «Ой, господи, я и не догадался!»

Можно сказать и так: видят достойные. А недостойные не видят.

То же касается и проблем с биополем. «Биополя нет!» – говорят академики. Но это же вопрос терминологический. В смысле: нового физического поля нет, или пока нет. Но существует некая совокупность физических полей, создаваемая биологическим объектом, что и можно назвать биополем. Отрицать его – все равно, что отрицать существование бронзы, ведь элемента с таким названием нет в таблице Менделеева! Бронзы действительно нет, но есть медь, олово, свинец...

Совокупность физических полей, окружающих живой объект, может обладать новыми, по сравнению с каждым полем в отдельности, свойствами. Эти поля могут быть промодулированы жизнедеятельностью организма. Считаю, что термином «биополе» нужно пользоваться – это разумный, удачный термин.

Доктор физико-математических наук Э.Э. Годик и академик Ю.В. Гуляев ведут очень интересные работы, связанные с излучением живых организмов в ИК-диапазоне. Увы, они не занимаются темой, которая может оказаться самой важной: это взаимодействие полей биологических объектов. Измерив поле одного человека, можно объяснить феномен кожного зрения, но куда более сложную проблему представляет объяснение взаимодействия полей двух людей...

Теперь о совершенно невероятном феномене, который я не знаю, как классифицировать: знаменитая Ванга из Болгарии. Опять, правда, находятся люди, которые считают, что она имеет разветвленную по миру сеть осведомителей. Сам я с Вангой не встречался, но с людьми, которые у нее были, разговаривал. Они отмечают два ее необыкновенных свойства. Первое, когда вы к ней приходите, то оказывается, что она очень многое знает о вашей семье. Расскажет, что вы недавно например, убрали с подоконника комнатные растения. Это может произойти в том случае, если она имеет контакт с вашим мозгом. Через какие-то излучения... Но есть вещи странные. Она сообщает сведения о мертвых. Об этом пришедший ничего не знает, этого у него нет и в подсознании. Значит, к этому нужно подойти с исследовательских позиций, а не с точки зрения пресловутой «презумпции виновности».

Теоретические трусы – они во всем продолжают искать жульничество. Исторически сложилось так, что их уверенность в правоте подкрепляется рядом положений типа: «вечный двигатель невозможен». Специалисты такой проект кладут под сукно, даже и не рассматривая. Но то, что невозможен вечный двигатель, делает людей убежденными, что и другие необыкновенные вещи также невозможны! Да, невозможность «перпетуум мобиле» в какой-то степени доказана: это нарушение основных законов природы. Однако зная, что есть невозможные вещи, так сказать, в принципе, люди по инерции невольно переносят это утверждение и на другие области, не имея на то оснований. «Э, теперь надо забираться туда с головой – смотреть, думать и опровергать, – уныло подумает энтузиаст, – а стоит ли тратить на это жизнь?..» И это самое страшное в науке, что может быть. Нам надо бы ввести такую установку: чудеса надо изучать, а не опровергать с ходу!.. Ничего нового я вам не сообщил, просто хотел отвести душу.

Л.И. Баженов: «Научное направление должно себя обосновать»

Я начал отстаивать доктрину редукционизма* в середине 60-х годов. Тогда она считалась антинаучной и, безусловно, противоречащей диалектико-материалистическому мировоззрению. Теперь, на склоне лет, менять установку сложно, да, кстати, я и не получил пока достаточных для себя аргументов.

* Упрощение, сведение сложного к простому, понимаемому, более доступному для анализа и решения

Еще одно общее замечание. Сейчас мы встречаемся с явным оживлением таких установок, которые еще совсем недавно были невозможны. Они просто подавлялись авторитарно-репрессивным режимом. Теперь же очень часто складывается такая ситуация, когда все, что не подавлялось, в новых, либеральных условиях подлежит осуждению. «Но раз не подавлялось тогда, значит, что-то плохое есть». А все иное – и опять-таки без всякого разбора его сути, автоматически, так сказать, заслуживает всяческого поощрения.

Теперь о якобы уже доказанной научности парапсихологических феноменов. В научное мировоззрение они, конечно, не вписываются. Это не означает, что надо «держать и не пущать». Что надо попытаться подключить философию к запрещению или, напротив, к пропаганде этих феноменов... Философы уже запрещали генетику или кибернетику... этого, право, делать не стоит! Также от лица философии не стоит выносить вердикт в пользу той или иной доктрины. Научное направление должно само себя обосновать! Конечно, в процессе обоснования наверняка будет использовано и философское учение.

Хочу вернуться к блаженному Августину; чудо – это то, что не противоречит законам природы. Но ведь каковы эти законы природы, человечество никогда не узнает! Поэтому ни один закон, даже закон сохранения энергии, не может провозглашаться абсолютом. С другой стороны – признание парапсихологических феноменов как явления доказанного требует пересмотра всех устоявшихся точек зрения! Разумеется, с запретом на исследования парапсихологических явлений нужно покончить. Лично я по отношению к феноменам настроен скептически, однако считаю, что запреты нужно исключить.

В заключение о трех уровнях И.М. Когана. О двух первых уровнях у меня нет вопросов, там процессы не протекают вопреки законам физики. Что касается третьего – тут я, что называется, не «созрел». Третья позиция – дуалистическая. Не исключено однако, что подобная точка зрения продуктивнее материализма. Но факты, которыми я располагаю, свидетельствуют против.

 

Ранее опубликовано:

Техника – молодёжи. 1989. №5.

Дата публикации:

22 сентября 2004 года

Электронная версия:

© НиТ. Научные журналы, 2002

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика