Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Электронная библиотека «Наука и техника»
n-t.ru: Наука и техника
Начало сайта / Научные журналы / Наука и жизнь
Начало сайта / Научные журналы / Наука и жизнь

Научные статьи

Физика звёзд

Физика микромира

Журналы

Природа

Наука и жизнь

Природа и люди

Техника – молодёжи

Нобелевские лауреаты

Премия по физике

Премия по химии

Премия по литературе

Премия по медицине

Премия по экономике

Премия мира

Книги

Архимед

Загадки простой воды

Крушение парадоксов

Парадокс XX века

Среди запахов и звуков

Ученые – популяризаторы науки

Издания НиТ

Батарейки и аккумуляторы

Охранные системы

Источники энергии

Свет и тепло

Научно-популярные статьи

Наука сегодня

Научные гипотезы

Теория относительности

История науки

Научные развлечения

Техника сегодня

История техники

Измерения в технике

Источники энергии

Наука и религия

Мир, в котором мы живём

Лит. творчество ученых

Человек и общество

Образование

Разное

Приятная помесь мошенника и пророка


И у финансистов или экономистов однажды вспыхнула своя звезда – почти двести лет назад шотландец Джон Лоу высказал идеи, во многом предвосхитившие дальнейшее развитие банковского, финансового дела и вообще экономики.

«...Хорошие законы могут довести денежное обращение до той полноты, к какой оно способно, и направить деньги в те отрасли, которые наиболее выгодны для страны...» – делал вывод Лоу, считая при этом, что деньги должны быть но металлические, а кредитные, создаваемые банком в соответствии с нуждами хозяйства «Использование банков, – пророчески восклицал Лоу, – лучший способ, какой до сих пор применялся для увеличения количества денег». Это восклицание не осталось пустым звуком – шотландец умел незамедлительно проводить в жизнь свои идеи.

В мае 1716 года Лоу создал в Париже частное акционерное кредитное учреждение – Всеобщий банк, который в невероятно короткий срок завоевал огромную популярность тем, что он начал выпуск банкнот (кредитные знаки, замещающие в обращении металлические деньги и представлявшие собой бессрочные долговые обязательства). Банкноты Лоу настолько быстро и широко внедрились в обращение, что на некоторое время оказались предпочтительнее серебряных и даже золотых монет.

Правда, Всеобщий банк выпускал банкноты на сумму, гораздо превышавшую размеры той наличности, которой сам располагал. Но Лоу считал такие операции вполне оправданным и даже необходимым риском, вплоть до вынужденного на какое-то время прекращения платежей предъявителям банкнот. Тем самым Лоу впервые, по сути, использовал так называемый принцип частного резерва, который стал впоследствии основой банковского дела. Лоу вообще стал одним из тех первых финансистов, которые осознали важнейшую роль кредита в хозяйственно-экономической жизни государства и умело его использовали.

Первая биография Джона Лоу вышла при его жизни. С тех пор поток его жизнеописаний не иссякает, правда, зачастую с диаметрально противоположными оценками. На первых порах авторы нарекали Лоу в лучшем случае гениальным авантюристом – энциклопедии даже начала нашего века называли его «известным прожектером и спекулянтом», хотя интерес к деятельности и идеям знаменитого шотландца уже как крупного экономиста все более нарастал. В наше время личность Лоу повернулась новой стороной к современникам – его идеи (разумеется, в новой форме) стали основой антикризисной политики современного буржуазного государства.

Маркс в свое время относил Джона Лоу к главным провозвестникам кредита, саркастически отмечая в то же время свойственный таким личностям «приятный характер помеси мошенника и пророка». Несколько иным было мнение знаменитого мыслителя Сен-Симона, который так отзывался о Лоу: «В его характере не было ни алчности, ни плутовства»...

Родной провинциальный Эдинбург быстро стал тесен для молодого Джона Лоу, рано начавшего жизнь игрока и бретера. Он перебирается в Лондон, где в течение трех лет общается не только с другими игроками, кутилами и женщинами сомнительного поведения, но и с финансистами. Именно тогда шотландец становится страстным проповедником, даже романтиком банковского дела, неоднократно сравнивая учреждение банков и развитие кредита с «открытием Индии». В апреле 1694 года двадцатитрехлетний Джон во время дуэли убивает одного из своих товарищей. Юноше грозит смертная казнь, и он с помощью друзей бежит из тюрьмы. Джон прыгает с высоты 30 футов (около 10 метров), повреждает ногу, но ему удается скрыться.

Перебравшись в Голландию, Лоу пристально изучает деятельность Амстердамского – самого солидного и крупного во всей тогдашней Европе – банка. В 1699 году шотландец оказывается в Париже, но вскоре его покидает, направляясь в Италию с молодой англичанкой Кэтрин Сеньер, которая, оставив мужа, будет сопровождать Джона во всех его дальнейших странствиях.

В конце концов Лоу оседает в Париже. Талант администратора, ловкость дельца, искусство политика и дипломата помогают Лоу за два года овладеть всей денежной и кредитной системой Франции и создать, кроме Всеобщего банка, еще одно гигантское предприятие – «Компанию Индий» с целью освоения принадлежавшего тогда Франции бассейна реки Миссисипи на американском континенте. Вскоре компания объединилась со Всеобщим банком, который к тому времени перешел во владение государства и стал именоваться Королевским банком. Так Джон Лоу осуществил свою идею централизации и ассоциации капиталов, в очередной раз оказавшись финансовым пророком, опередившим свое время.

Лоу с большой энергией и размахом вел и расширял дела компании. Он начал колонизацию долины Миссисипи и основал город, названный в честь регента Новым Орлеаном. Из-за недостатка добровольных переселенцев за океан компания ссылала в Америку воров, бродяг, проституток, отправляла иезуитов для обращения индейцев в католичество.

Джон Лоу предвосхитил будущее и тем, что стал сочетать реальное дело с искусной рекламой, организуя печатание всякого рода завлекательных известий о сказочно богатом американском крае, жители которого якобы с восторгом встречают французов и несут золото, драгоценные камни в обмен на безделушки. В устах Лоу и под пером его помощников несколько десятков старых судов, принадлежащих компании, превратились в огромные флоты, доставляющие во Францию пряности, табак, серебро, шелк.

Джон Лоу, уже фактически давно управлявший французскими финансами, в январе 1720 года стал генеральным контролером финансов Франции. Но именно тогда и обнаружились первые признаки краха его системы. Дело в том, что компания, получавшая огромные средства путем выпуска и продажи акций, реализовывала их все новые и новые партии за банкноты, которые в сотнях миллионов печатал и выпускал в оборот банк Лоу. Все увеличивающееся количество этого «бумажного богатства» стало настораживать наиболее дальновидных финансистов и вообще прозорливых людей, которые предпочли на всякий случай избавляться от акций и банкнот.

Осенью 1720 года банкноты Лоу перестали быть законным платежным средством. Резко подскочили цены всех товаров. Начались затруднения с продовольствием. У Лоу был отнят министерский пост. Вскоре он с сыном, оставив в Париже жену, дочь, брата, тайно выехал в Брюссель. Его имущество конфисковали для удовлетворения кредиторов. Последние годы Лоу провел в Венеции. Это была уже только тень великого финансиста и всемогущего министра. Ему не пришлось больше увидеть жену (с которой он, впрочем, так и не успел обвенчаться) и дочь: его не пускали во Францию, а их не выпускали оттуда. В марте 1729 года Джон Лоу умер от воспаления легких. Сегодня его имя занимает одно из самых видных мест в истории экономической мысли.

 

Ранее опубликовано:

Наука и жизнь. 1989. №9.

Дата публикации:

11 января 2003 года

Электронная версия:

© НиТ. Научные журналы, 2002

В начало сайта | Книги | Статьи | Журналы | Нобелевские лауреаты | Издания НиТ | Подписка
Карта сайта | Cовместные проекты | Журнал «Сумбур» | Игумен Валериан | Техническая библиотека
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
Об организацииАудиторияСвязаться с намиРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика